• Козлов Н.И. «Книга для тех, кому нравится жить, или Психология личностного роста»

Козлов Н.И. «Книга для тех, кому нравится жить, или Психология личностного роста»

Второе предисловие

Эту книгу я писал в содружестве с Тимуром Гагиным. Тимур Владимирович Гагин вполне достоин того, чтобы я представил его нашим читателям: человек исключительной порядочности, психолог от Бога и классно пишет. Сделал себе Синтон в Уфе, ведет кучу групп, всегда где-нибудь учится, тут же обучает психологов, пишет великолепные методические разработки, взваливает на себя все, что только можно взвалить — то есть такой же трудоголик, как и я. Вообще же он гораздо лучше меня: я порывистый и увлекающийся, а он спокойный и рассудительный; мне бывает не до людей, а он предельно тактичен, заботлив и внимателен.

  • Он до белого каления вас своей вежливостью доведет, спрашивая по любой мелочи, не потревожит ли он вас и будет ли вам это удобно!

Он вообще такой правильный, что его укусить хочется.

Впрочем, бывает ехиден, но не зло, а поссориться с ним, похоже, вообще невозможно. Не буду скрывать, я с ним с удовольствием дружу.

К сожалению, к работе над книгой он подключился в последний момент и успел сделать гораздо меньше, чем мог бы. Где-то его мысли и иллюстрации вписаны в основной текст, но чаще вставки Тимура и его комментарии вклиниваются, выделенные так:

Тимур ============

Далее идет текст Тимура, например его ехидные комментарии.

==========

(конец Тимура )

Однако скоро Тимур напишет свою толстую книгу, у нее уже название есть: "Работа психолога: как это делается". Так вот, там буду вклиниваться в его текст я, вот мы будем и квиты.

Да, кстати, а вот и он, уже появился:

Тимур

========

Ох и Ах, или что я делаю в этой книге

Откуда я взялся в этой книге? Изначально я был нормальным читателем Н.И., а не соавтором. Я читал первую книгу, "Как относиться к себе и людям", и радовался, насколько она ясна и едва ли не бесспорна. Читая вторую книгу, "Философские сказки", я был доволен тоже, потому что она затронула размышления и вопросы, которые были и остаются для меня весьма интересными. "Сказки" предложили уже небесспорную, но часто неожиданную и глубокую точку зрения на то, что лежало в основе веселого подначивания первой книги. И чем на большей глубине обнаруживались в "Сказках" отличия,

  • Если обнаруживались,

тем более дорогим собеседником для меня становилась книга, не позволяя просто пробросить случайный ответ, требуя четкости и ясности мысли.

  • Потому что чем больше ругаешься, тем ярче обычно обнаруживается бессилие возразить.

Третья книга, "Истинная правда", читалась тоже с удовольствием, но больше потому, что ее вопросы я уже не только успел к этому времени найти сам, но и более или менее четко сформулировать свои ответы. И было приятно, что ответы эти во многом с ответами Н.И. Совпадали — без предварительного согласования.

  • Правда, признаюсь честно, были тогда, во время первого прочтения и такие темы, которые меня не очень интересовали, которые интересны стали уже потом.

А вот "Формула личности" была для меня трудна. Быть может потому, что ее душа, ее внутренняя суть оказалась близка чему-то недавнему во мне, чему-то такому, что еще только искало свои — даже не ответы, а нужные вопросы. И поэтому с "Формулой" я разговаривал подолгу, читая и перечитывая, споря и соглашаясь, уточняя и разыскивая те намеки на будущее, до которых не доросла еще и сама книга.

  • Ведь читатель со стажем давно уже понял: у книг Козлова души разные — постольку, поскольку разное тревожит собственную душу Николая Ивановича в момент написания. Первая книга яркая и жизнерадостная, вторая повзрослее и пораздумчивее, третья одновременно деловая и неторопливая, четвертая… очень разная эта четвертая. Недаром из нее по сути получилась пятая, которую вы и держите в руках.

Кто подстелит соломки?

Итак, я был читателем. И читателем я был иногда озабоченным. Почему? Потому что в книгах Н.И. мало техники безопасности. Он почему-то очень часто полагает, что сами собой разумеются и его мысленные оговорки, и ироничные над собой усмешки по ходу написания, и внутренние раздумья, и душевные противоречия.

  • Они есть, и в тексте, если присматриваться, видны. Но — если присматриваться. А читают книги Козлова обычно взахлеб.

А еще Николай Иванович обладает уникальным даром прорезаться в основную суть, не слишком заботясь о дипломатии и нежных чувствах.

  • Что иногда читателя пугает и отвращает от самой сути.

Вот тут мы и подходим к первому ответу на вопрос "зачем я здесь": для этой самой техники безопасности.

Помните, был такой мультик про Оха и Аха — двух молодых людей, чье мировоззрение очень хорошо укладывалось в междометия "Ох!" и "Ах!"? Первый практически не отключался от бодрого "Ах, как здорово!" и вообще был энергичным деятелем. Второй всюду подозревал неладное и принимался стонать.

В каком-то смысле я буду в этой книге в роли Оха.

  • Поскольку Н.И., конечно же, Ах.

Мое дело подчеркивать то, что хотя бы может показаться небесспорным и свои мысли на эту тему в текст вплетать, чтобы стиль рассуждений Н.И. читатель не торопился примерять на себя и свою жизнь прямо в лоб, стараясь влезть в кожу автора.

  • То есть все-таки в кожу чужую.

И хотя этот Ох далеко не всегда близок мне душевно, но пусть он в книге будет. Так и читать интереснее.

Эта роль первая. А есть и вторая.


Купить книгу в электронном варианте можно здесь


Слишком умный психолог

Козлов мыслит быстро, логично и остро. Гораздо быстрее и острее многих, кого я встречал. Поэтому в словесной схватке он побеждает, легко перехватывая основные моменты: определения (что понимать под словами-названиями ) и интерпретации (какой из возможных выводов оценить как лучший или единственный ). Все это происходит молниеносно, и слушатель обычно не успевает понять, где всего лишь возможное становится уже единственно верным. Поэтому, потрясенный, соглашается: "И как я раньше не догадался?!"

  • Добавьте к этому хотя бы минимальное желание понравиться Николаю Ивановичу. А это желание я часто наблюдаю.

А если еще учесть, что Козлов очень часто бывает удручающе прав, то результаты очевидны: люди, занимающиеся у него в Синтоне, быстро привыкают: с Козловым спорить не надо. Козлова надо слушать. И слушаться…

  • Даже тогда, когда он учит, что надо учиться думать самому и думать наилучшим образом.

И тогда главный вопрос: как к этому относиться? Как относиться к тому, что Козлов (или другой сильный психолог ) может легко опрокинуть систему верований человека, что слишком умный психолог может становиться (и становится! ) на место Папы, Мамы и Универсального Справочника Бытия?

  • Подмена собою Высших Авторитетов как метод работы психолога… — любопытно!

Что получается в итоге? Психолог оказывается у источника, откуда человек черпает свои верования. Психолог оказывается сам источником новых верований. А если учесть, что в данном случае психолог — продвинутый и достаточно радикальный человек, изменивший по крайней мере в своей жизни очень многое, то в душе человека появляется живой источник весьма радикальных верований. Душа стимулируется к радикальному развитию. Простите, а она к этому готова? А кто вообще к этому готов?

  • Когда в хорошо отлаженную систему входит нечто существенно новое, технари говорят о возмущающем факторе. Когда дело касается просто жизни, нормальные люди тут просто возмущаются.

Действительно, хорошо или плохо, но человек жил по своему. И если новые убеждения-верования органично встроятся в его жизнь и душу, то можно только радоваться: жизнь этого человека окажется богаче, интереснее и добрее. Но если душа к новым, радикальным изменениям не готова, тогда комплекс прежних, пусть не самых умных и не всегда добрых, но привычных, естественных, а, главное, сильных убеждений схлестнется с сильным убеждением новым. Начнется — война!

  • Все ли понимают, что такое — война?..

В войне может победить новое убеждение, постепенно подчиняя и переделывая соседей. Хорошо это? Может быть и хорошо, если мы готовы платить длительными и изнуряющими боевыми действиями. А еще — изменениями в личности, которые, чем они радикальнее, тем сильнее скажутся на отношениях с окружающими и — особенно — родными и близкими. Скажутся не всегда в лучшую сторону, ведь у близких тоже есть убеждения.

  • Если ваш сын вдруг начал вовсю отвергать дорогие вам ценности, называя их глупыми, и настаивать на других ценностях, подцепленных у кого-то постороннего, то… ваша реакция?

В войне нового со старым могут победить и убеждения старые: во-первых, их больше, они на своем месте, а во-вторых, прежние ("нормальные" ) убеждения обычно поддерживаются теми самыми родными и близкими. Плюс — большинством окружающих. Так или иначе, но тогда у человека другой стресс: из его души вышвыривают нечто важное, авторитетное и новое, с чем он сам так радостно соглашался. Приходится либо срочно начинать считать дураком себя и снижать самооценку, либо — записать в дураки Козлова: "Как я в нем ошибался!"

  • А, значит, потерять, ради самоуважения и последовательности, многое из того светлого и умного, что с Козловым и с Синтоном связано.

И именно поэтому радикализм и экспансия в работе Козлова мне представляются лишними. Он работает слишком сильно, чтобы работать эффективно. Мне ближе ситуация, когда человек получает не жесткую конструкцию извне (приживется — не приживается ), а обилие полезной информации (и стимулы для самостоятельного ее поиска ). Это с высокой долей вероятности мягко и постепенно поменяет целое поле собственных и родных человеку убеждений. И тогда умное и доброе убеждение будет уже своим, исконным. Воевать не придется.

  • Хотя провоцировать мелкие стычки можно: чтобы развалились те глупости, которые развалиться уже готовы и которым нужен лишь толчок.

Вот такое-то отношение читателя к идеям Н.И., как к очень полезной информации для самостоятельного размышления я и хочу поддержать. И собираюсь притормаживать время от времени стремительный бег козловской мысли: то своими вопросами, то рассуждениями давая возможность читателю обратить внимание на небольшие нюансы только что прочитанного.

  • Ох…

Наконец, есть и третья роль. В этой роли читатель меня узнает не всегда, да это и не важно. Суть в том, что свои мысли по многим темам книги есть и у меня, и поэтому я их, с доброго согласия Николая Ивановича, могу предложить вам для размышления тоже. Они просто разбросаны в тексте, и их совершенно не обязательно из других выделять. Потому что, как бы я ни старался быть осторожным человеком по имени "Ох" или придирчивым сторонником всеобщего права на собственные мысли, сам я с Н.И. мыслю очень и очень сходно, делая подчас разницу лишь в тонкостях расстановки акцентов.

  • Может быть, потому что живу очень похоже.

===============

Первое предисловие

1

– По глазам собравшихся читаю я многочисленные вопросы относительно себя. Готов ответить! Неутоленное любопытство страшнее голода.
– Ах, граф, как вы добры! — воскликнул Федяшев.

Эпиграф без подписи

То, что меня пригласили печататься в серии "Мастера психологии" — для меня, не скрою, очень лестно. Думаю, что этим приглашением я обязан в первую очередь большим тиражом своих книг и вытекающей отсюда известности для читающей публики, и поэтому считаю оказанное мне предпочтение не вполне справедливым. Я знаю десятки практи­ку­ю­щих психологов — великолепных мастеров, работающих ничуть не менее профессионально, и при этом глубоких теоретиков. Но, к сожалению, они не пишут, и ровно поэтому народ их не знает.

  • Жаль, что они не пишут, и жаль, что народ их не знает.

Великое дело большие тиражи! Попал в тираж, вошел в обойму известных — тебя уже раскручивают дальше просто по законам торговли. А в результате, как мне сообщили, наши первокурсники педагогических вузов знают трех главных психологов: для них это Фрейд, Юнг и Козлов.

  • Правда, иногда упоминалась другая троица: Кашпировский, Лазарев, Козлов.

Козлов уверенно входит в народный фольклор. Например, на всемосковской толкучке, в газете бесплатных объявлений "Из рук в руки" в рубрике "Знакомства" вместе с всем понятной формулой "без в/п" (если вы не знаете: "без вредных привычек" ) нередко встречается и "Солнышко по Козлову".

  • И всем все понятно.

Надеюсь, тем не менее, что к моим заслугам относится не только способность писать книги: хотя бы потому, что за письменным столом я скорее записывал, нежели писал. Записывал то, что рождалось в процессе моей пятнадцатилетней (и, как теперь я могу, оглядываясь назад, оценить, достаточно успешной ) практической работы.

  • Причем рождалось и записывалось из года в год по-разному, и хлесткая и яркая мысль из одного момента жизни не всегда на бумаге уживалась с соседкой, из момента другого, но мирить их — это тоже игра. И играть в эту игру весьма приятно. Особенно вместе с читателем. Да, Читатель?

Думаю, что для развития психологической практики в России мною сделано немало: самым плодотворным, на мой взгляд, оказалось создание методических пособий, в которых удалось подробно прописать сценарии тренингов, разработанных и прошедших практическую проверку в нашем Центре. Готовые к прикладному использованию, эти методические пособия достаточно полно представили для психологов содержание "Синтон-программы", а вместе с регулярно проводимыми обучающими семинарами создали условия, благодаря которым в нескольких десятках городов России организованы и успешно работают с молодежью психологические центры и клубы. Наверное, сейчас можно уже сказать, что нами разработано собственное направление в психологии и заложены основы для создания своей школы.

Никоим образом не преувеличивая свои возможности как психолога (например, моя психотерапевтическая квалификация недостаточна ), я, тем не менее, могу назвать области психологической практики, в которых мне пришлось быть, по сути, первооткрывателем и в которых, по-видимому, я до сих пор являюсь лидером. В первую очередь это:

  • организация клубной психологической работы;
  • методика групповой психологической работы с молодежью;
  • методика Дистанции (управление самостоятельной работой по запланированному личностному росту ).

Как показывает сопоставление моей практики с работой и взглядами моих коллег, я представляю достаточно оригинальный, не вполне традиционный для классической (в том смысле, в каком принято понимать этот термин в наши дни ) психологии — как науки, так и практики — свой подход. Тем не менее, собственный вклад в психологическую науку я могу оценить лишь как "очень небольшой". Главная причина этого, скорее всего, — моя привычка работать самостоятельно, опираясь только на свою голову и силы.

  • Ну, может быть, еще и бунтарский дух, не очень совместимый с благообразием научных тусовок и дисциплиной строгих научных статей. Вау!

Итого, по науке: не выступал, не участвовал, не привлекался. Статьи в научные журналы не посылал, на научные конференции старался не ездить. Почему? Уважаемые коллеги, ответьте мне на наивный вопрос: что люди ждут от научных конференций? Итоговые документы разрабатываются помимо всяких выступлений в соседней комнате (сам не раз писал ) и обычно из очень дипломатических соображений.

  • Ну, например, чтобы в министерстве денег все-таки дали.

Ваше выступление напечатают в сборнике материалов конференции.

  • То есть вроде бы и напечатают, а вроде бы никто и читать не будет. Ну и ладно, легче писать.

А что вы услышите на научной конференции? Большой доклад обычно обозревает ситуацию в целом, из мелких докладов ты поймешь только кто по какой тематике решил засветиться в преддверии кандидатской.

  • И все.

Перерыв, буфет, ну, книжки разные рядом продаются. И вы два дня сидите, глядя на президиум. Вы на это потратите два дня своей жизни?

Ладно, каждая тусовка играет в свои игры, а что все-таки приобретете вы, потратив время на чтение этой книги?

2

Как-то у Раневской спросили о том, как прошел спектакль. Она ответила, что ужасно.
– Почему?
– Зритель был не талантливый.

Надеюсь, моя книга вам понравится

Тематика осталась прежней — личная жизнь: жизнь душевная, по необходимости телесная и по возможности духовная; взаимоотношения с близкими и теми, которые куда подальше, а также что при всем этом делают и могут делать психологи. Да, об я писал и раньше, теперь пишу то, как я это вижу сегодня. Я понимаю, что многим эта тематика — личная жизнь, особенно в душевном варианте — кажется слишком узкой, но пока меня беспокоит только то, что для меня она слишком широка.

  • Как жизнь.

Как обычно, меня допекали просьбами подробнее раскрыть следующие, более интересующие современного человека темы, например:

Как зарабатывать деньги,

  • Ну, имеется в виду — большие деньги

как разбираться в людях,

  • Чтобы тебя не кинули, например. Или чтобы понять: это выгодный жених или не очень? Будут у него деньги или нет?

и как добиваться успеха.

  • В чем успеха — вопрос не стоит. Ну уж не в том, конечно, чтобы жизнь твоя смысл приобретала: имеется в виду успех в приобретении места в жизни. Ну денег, короче.

Отвечаю: возможно, я уже которое десятилетие чего-то существенно не понимаю, но я никогда не знал и не знаю отдельной отрасли жизни под названием "добыча бабок". Я знаю, что если ты начинаешь жить как следует, у тебя появляется все: и друзья, и любовь, и деньги. По моему ощущению, мой подход к жизни предельно коммерциализирован, я бизнесмен всегда и во всем, я просчитываю эффективность вложений и при заключении договора на следующую книгу, и когда даю согласие (или, чаще, не даю согласие ) придти вечером на чай поболтать с друзьями, и когда, забыв обо всем, люблю ту женщину, которую не любить мне невозможно.

  • В последнем случае норма прибыли зашкаливает по любым показателям.

3

Писать надо жрабельно!

Зная, насколько увлекающиеся и разбросанные люди психологи, многие темы я пытался аккуратно систе­ма­ти­зи­ро­вать, разложив материал по полочкам и табличкам. С другой стороны, мне было приятно доставить радость и тем, кто любит купаться в звуках, красках и образах великого и могучего. Словесный, интонационный и звуковой строй нашей речи — это то, что держит мелодию жизни, привносит в душу свет и легкость — или тяжесть и напряжение. Именно поэтому использование живого, чело­ве­чес­кого, разговорного языка является одним из методов моей психо­ло­ги­чес­кой работы: естественно, если я хочу из забитого тоталитарной мамой и авторитарным образованием скованного невротика

  • все прилагательные здесь можно без потери смысла поменять местами

воспитать полноценного и чувствующего вкус жизни человека, я обязан говорить с ним не на научном воляпюке, а на языке живом и разном: языке прозрачной поэзии и грохочущих трамваев, голых раздевалок и тихой нежности прощания.

  • Поэтому тот, кто проглатывает мои книги, пропускает самое важное — их вкус. Целое книги соткано из маленьких лоскутков, составлено из сотен лакомых кусочков. А, как пишет Борис Агапов, "Маленький кусочек жрать невозможно. Его можно или не заметить, или положить на язык и почувствовать его вкус".

Эта книга продолжает жанр научно-художественной литературы (НХЛ: "Шай-бу! Шай-бу!" ), в котором я иду по стопам безмерно уважаемого мною В.Л.Леви. Приятно отметить, что к нашей компании присоединяются уже многие, формируется целая традиция, где общим является свободный, на дыхании построенный стиль, внимание к поэтике речи

  • и даже оформление.

Надеюсь, что эта книга начнет еще одну традицию, а именно, использование умных картинок. Это не картинки-иллюстрации, обычно вставляемые для оживляжа сухого текста, не таблицы и не логико-концептуальные схемы. У меня образное (в том числе ) мышление, и я попробовал непосредственно зарисовать то, что я вижу внутренним взором, когда рассказываю о чьей-то жизни или когда строю свое собственное поведение и свою жизнь. Как у любого строителя всегда есть план будущего дома, так и за любым моим действием всегда присутствует такой же, то есть достаточно четкий, план.

  • И меня совершенно не напрягает, когда я вижу рисунок предстоящего поцелуя или прочерчиваю интригу планируемого скандала: был бы рисунок красив и скандал продуктивен.

С одинаковой долей истины можно сказать и то, что я живу расслабленно-интуитивно, и то, что мое поведение всегда контролируется жесткими внутренними схемами и правилами; просто в деловой беседе стратегия и схема одна, в жесткой конфронтации композиция другая, а в потоке нежности структура мелодии третья — но такая же видимая для меня и состоящая из вполне известных мне элементов, кубиков, которыми я играю.

  • И создаю: в деловой беседе выигрыш нам, в конфронтации проигрыш им, в потоке нежности — полет и растворение.

Так вот, то, что можно передать без теплоты касания, без рисунка жеста, без музыки интонации и приглашения взгляда, передать только оживающими словами и образным представлением через умные картинки, — это я и постарался в своей книге передать. Совершенно не буду возражать, если вы, уважаемые коллеги-психологи, будете использовать приведенные графические схемы — умные картинки — в своих занятиях.

  • Собственно, что многие давно уже с большой радостью и делают.

В названии книги присутствует "Солнечный город", а в тексте часто будет упоминаться "Солнечный дом". Что это за архитектура? Сожалею, но подробный рассказ об этом вы найдете только в конце книги. Потому что пока не разберешься, что такое Синтон, нельзя ничего понять о Солнечном доме, но без упоминания о Солнечном доме не расскажешь о Синтоне.

  • Вот так хитро и читайте.

Моя хозяйка, Жизнь, все то время, пока я писал эту книгу, щедро дарила мне людей, которые подкидывали мне дивно сочные образы и вкусные мысли. Как настоящий жадина, я все их подбирал и с удовольствием лепил из них свой текст. К сожалению, полный список моих соавторов привести я затрудняюсь, тем более памятуя классическое изречение:

Все, что сказано хорошо, — мое, кем бы оно ни было сказано.

Кажется, это говорил Сенека, но в меня это вошло настолько давно, что стало и моим тоже. Обнимаю всех, кто меня любит, и приглашаю к веселому делу антиципации единиц значения в контаминантном потоке авторского тезауруса, ведущего к порождению адекватного динамического гештальта в едином парадигматическом поле и, в конечном итоге, к транс­индивидуа­ль­ному семантическому консонансу.

– Я не есть это мочь! — в отчаянии закричала Лоренца. — Моя голова …ничт… не мочь это запимоинайт…

– Может! — спокойно сказал Калиостро. — Голова все может…

– Особенно если это голова великого магистра, — добавил Жакоб.


Этот и все остальные эпиграфы без подписи взяты из фильмов Марка Захарова по сценариям Григория Горина. Очень их люблю.

"Синтон": произносится с ударением на втором слоге и никакого отношения к религии синтоизма не имеет. Синтонный человек — созвучный, настроенный на волну другого, легко входящий с ним в контакт. Противоположность конфликтному. Подробный и глубокий анализ синтонности и конфликтности дан в монографии А.П.Егидеса "Лабиринты общения".

Считаю приятной обязанностью назвать здесь А.П.Егидеса своим предшественником и учителем.


Умные картинки

Любовь и дружба навсегда…

– Помоги мне, Лоренца! — страстно заговорил Калиостро. — Я на пороге величайшего открытия. Все лучшие умы мира вычерчивали формулу любви, и никому она не давалась. И только мне, кажется, суждено ее постичь… — Он достал бумагу, испещренную какими-то знаками и цифрами. — Смотри! Здесь все учтено… Знакомство… Тайное влечение… Ревность… Отчаяние… Все это подлежит моделированию. И если в конце вспыхивает огонь чувств, то, значит, не Бог его зажег, а человек. И стало быть, мы равны.
– Вот ты с кем соревнуешься, — покачала головой Лоренца.

Странные беседы

Чем дальше в лес, тем своя рубашка ближе к телу…

Очень, очень странно

Действие происходит на занятиях в Синтоне.

– Кого среди присутствующих ты хотела бы видеть своим другом — и почему?

– Моя подруга — Женька. Она классная.

  • Ты моя прелесть! "Классная хорошая приятная замечательная и пр." — слова пустые. Почему она для тебя классная? Чем она для тебя хорошая? В связи с чем — замечательная?

– Поподробнее, пожалуйста!

– Она очень интересный человек.

– Да, верно. И что ты с этим делаешь? Зачем тебе это нужно? Она для тебя Игрушка, которой ты развлекаешься? Или Страна, которую ты открываешь — ожидая найти там что? Для чего?

  • Серьезная задумчивость, иногда надолго….

В таких разборках на занятиях в Синтоне люди учатся понимать себя и — думать. Душа сразу выбирает, кого она хочет, но понять, почему и зачем душа выбирает себе именно этого человека, кого она себе выбирает — куда как более трудно. Какая конкретно особенность, какая функция человека как Друга оказалась для тебя ключевой?

  • Друг для тебя — человек, с которым можно поделиться; опора, на которую можно опереться, источник тепла, где всегда тепло и уютно? Или юла, от неуемного жужжания которой тебе самому хочется крутиться? Может быть, хочется все это вместе, но что для тебя важно в первую очередь?

А тогда — какому мотиву, какой твоей потребности эта функция отвечает? Если ты это ищешь, значит, ты в этом нуждаешься?

Виктор: В Мите, как в друге, меня привлекает надежность.

– А чем это хорошо, почему тебе это нужно?

– Надежный человек может помочь в трудную минуту, это своего рода страховка.

– То есть ты знаешь, что твоя дорога вся в ямах, одному там лучше не ходить, а вдвоем можно: упадешь — тебя вытащат. И ты в свою очередь вытащишь, так?

– Да, я думаю, я ему страховка тоже.

  • Все понятно.

Маня: Селя дорог мне тем, что к нему можно прийти в любом настроении, и он никогда не будет раздражен, не скажет ничего такого, с ним тепло и уютно, как со своим.

– Ага, вот есть некий дикий остров, где все говорят на тарабарском языке, и надо постоянно напрягаться, чтобы с ними договориться, а в этой пещере живет человек родной, с которым можно говорить легко и свободно, так?

– Так.

– Хорошо, а вот у Викки ты выделила самостоятельность. Что тебе в этом за радость?

– Ну, она вся такая бодрая, взъерепененная, я хотела бы этому научиться.

– То есть Викки — этакая хулиганка по жизни, а тебе этого не хватает. И ты полагаешь, что Викки могла бы тебе это дать?

– Да.

  • Тут можно было бы покопаться поглубже.

– Сергей, в Толике ты выделил простоту. Толина простота тебе просто эстетически привлекательна или чем-то оказывается реально нужной, полезной?

– Простота — это значит, он все, что я говорю и делаю, понимает легко и сразу, ему не надо ничего долго объяснять. И его понять всегда легко. Конечно, это очень удобно!

– Верно, это очень удобно. А если ты научишься общаться так, что и тебя людям будет всегда легко понимать, и ты всех понимаешь легко, то Толик тебе будет уже не нужен?..

– Ну, тогда будет не так нужен…

Бывают беседы и потруднее:

– Саша, тебя привлекает в Жене великодушие… Оно тебе — зачем? Что ты будешь с ним делать?

– Это доставляет мне чисто эстетическое удовольствие.

– То есть ты никак не собираешься его использовать, просто любоваться?

– Да.

– Тебе нравится им просто любоваться… То есть ты его используешь себе как красивую китайскую вазу — она стоит, а ты ею любуешься? Женя для тебя — украшение интерьера?

– Ну, если вы так формулируете, то — да.

  • Согласие от безысходности и немного мстюлька. "Раз вы такой, то я вот вам думать дальше не буду!" А протест идет в основном от: "Я никого, тем более друга, не использую!!"

Я вовсе не утверждаю, что дружба всегда и целиком сводится к использованию. Просто когда людей специально не предупреждаешь о смысле вопросов и они начинают искренне рассказывать, что их привлекает в друзьях, то почему-то раз за разом большинство из них

  • Ну, девять из десяти.

рассказывает не о том, что своим друзьям дают или могут дать они, а что их друзья могут дать и дают им. Как они их используют.

Впрочем, если им это вдруг предъявить и назвать вещи своими именами: "вот, вы своих друзей используете!", они пробуют протестовать и очень волнуются. Но если им попозже авторитетно объяснить, что "использование" это вовсе не плохо, а нормально, тогда все успокаиваются и уже подробно рассказывают, как разнообразно они используют своих друзей.

  • И уже соревнуются в том, кто умнее и богаче их использует.

Сёма: Галка — умная, и она для меня — учитель по жизни. Я не думаю, что она будет мне много помогать, но если я что-то делаю, она всегда скажет, как я могу сделать это лучше. То есть я использую ее мудрость.

– Бесплатное справочное бюро?

– Да, Галка — это классная консультация, это целый учебный центр. А еще она для меня вредная погонялка, не дает мне лениться и часто на меня наезжает. А как жилетку я использую потом Юльку…

Результаты своих и совместных с синтоновцами размышлений и наблюдений: "Что мы ищем в друзьях? Что основа нашей дружбы?" я с удовольствием изложу ниже, для удобства разложив их на четыре группы:

— Детская группа: Собственность, Игрушка, Кормушка, Верный Дружинник, Дурачок-половичок…

  • Мы детьми когда-то были. Многие детьми остались, к сожалению. Многие своего Ребенка сохранили, к счастью. В любом случае, у детей есть свой мир и свои потребности, и эта группа — про нас, как детей.

— Психотерапевтическая группа: Грелка, Взгрелка, Унитаз, Золотое зеркальце…

  • Прочитайте вслух и с выражением — звучит как стихи. Тут группируются функции по текущему обслуживанию и мелкому ремонту регулярно ломающейся машины души.

— Деловая группа: Сотрудник, Палочка-выручалочка, Аккумулятор, Тренажер.

  • Этим интересуются люди взрослые, бодрые, иногда серьезные и почти всегда — ушлые.

— Учебная группа: Учитель-консультант, Образец для подражания и Ориентир развития.

  • Комментарии попозже.


Купить книгу в электронном варианте можно здесь


Психологические основы нашей Дружбы, или Как мы с друзьями используем друг друга

Детская группа

Собственность

Мои друзья — мое богатство.

И сколько у вас на счету?

То, что мой друг есть моя важная собственность, лучше всего понятно детям: "У тебя есть друг? Как, у тебя нет друга? А у меня есть. И даже два и лучше всех во дворе!" Поскольку общепринято, что у людей должны быть друзья, то наличием и качеством твоих друзей интересуются, как и другим твоим имуществом. Твои друзья есть показатель твоего богатства

  • Дом элитный, друзья престижные, часы фирменные.

или твоей бедности.

  • Дачи нет, друзей нет, телевизор сломался…

Соответственно, приобретать друзей для жизни необходимо так же, как пылесос в дом и мебель в спальню. Как и хорошее вино, чаще более ценится старый друг, однако в некоторых компаниях приветствуют в первую очередь более современные модели.

Игрушка

Мне с тобой скучно, мне с тобой спать хочется!

Заявление, которое бодрит чрезвычайно

Жизнь должна быть веселой, чтобы жить было интересно. Любому ребенку когда-то тоскливо и делать нечего, но если у него есть игрушки, они его развлекают и тогда не скучно. Большинству детей нравятся игрушки яркие и звучащие, и лучше всего, когда игрушка живая.

  • Хороший друг — лучшая живая игрушка!

Что мы делаем, когда скучно? Правильно, звоним друзьям. Они приезжают, мы вместе развлекаемся: идем гулять, устраиваем приключения на чью-нибудь голову или просто болтаем.

На самом деле болтать — не так-то просто, умение быть классной Игрушкой и устраивать дружескую болтовню — качество чрезвычайной важности. Тут особенно ценится умение трепаться на любую тему, чередуя веселые и яркие картинки и легко, не зависая, перескакивать с милой байки на приятную глупость. Кулинары этого искусства славятся как запасом свежепахнущих новостей, так и богатым ассортиментом анекдотов от приличных до веселых. Мало кто откажется от угощения, когда мастер своего дела начинает потчевать вас тепленьким, любовно приготовленным рассказом, смачно преподнося вкусные детали и сервируя все это остренькими подробностями.

  • Конечно, к такому другу образуется искренняя душевная тяга.

Поэтому, если вы о ком-то слышите "Он такой милый! С ним так интересно!" и понимаете, что ключевое слово здесь интересно, можете этот отзыв смело расшифровывать: "Он для меня классная игрушка. С ним я развлекаюсь наилучшим образом!"

Кормушка

Друзей вообще-то не купишь.

Но на праздники прибегают все

Если в доме есть квартира, где детям всегда предложат печенье, конфету и посмотреть мультики, где можно поиграть в дартс (дротики такие популять) и железную дорогу, где тепло и шумно, — как вы думаете, будут ли проблемы найти друзей у того ребенка, кто в этой квартире живет?

  • Если, конечно, он сам по себе не сильно вредный?

Очевидно, что проблемы могут быть только у его родителей — от галдежа многочисленных друзей своего ребенка. У этого ребенка много друзей, потому что его квартира — богатая кормушка.

И это справедливо для детей любого возраста: когда вы богаты и вам есть чем кормить своих друзей — с вами хотят дружить очень многие. И пусть очевидно, что интересны не сами вы, а то, что у вас есть и до тех пор, пока у вас это можно есть, но факт зафиксирован пословицей: была бы кормушка, друзья найдутся.

Защита, Опора и Верный дружинник

На медведя я, друзья,
Выйду без испуга, 
Если с другом буду я,
А медведь — без друга!

Детская народная песня

Начнем с того, что "дружба", "дружить", "дружина" и "дружинник" — слова однокоренные и происходят из лексикона вполне боевого. Обратите также внимание на то, что расцвет подростковой дружбы приходится на тот же период, что и взрыв подростковой агрессивности. "Война всех против всех" — возможно, это преувеличение, но подростковый мир жесток, и, чтобы не били тебя, должен бить ты. Наезды чередуются с подколками, подкупы фонят угрозами, а драки и разборки происходят постоянно, часто просто из любви к разборкам. И тут возможности дружбы переоценить сложно: без друга тебя забьют сразу, а с друзьями ты сможешь замочишь кого угодно.

  • Если, конечно, у тебя настоящие друзья.

Если ты не струсишь, не предашь, если ты надежно прикроешь мою спину — ты настоящий друг. А если ты слишком много рефлексируешь и вообще пацифист долбанутый — никакой ты не друг и иди отсюда.

К сожалению, даже оставив позади подростковые джунгли, люди не все устремляются к любви и пониманию, мир не всегда становится существенно добрее, и старая мудрость, похоже, остается в силе: "Дружба, как и любой союз, всегда заключается против кого-то".

Дурачок-половичок

– Я подумал, что так будет лучше…
– Господи, ну какой же ты дурашка!

Ну это так просто! Умных уважают, а дурачков — любят. Каждому хочется если не быть, то чувствовать себя очень умным, и ничто так не помогает этому самоощущению, чем присутствие умелого дурака рядом.

  • Умелого — то есть который вовремя и точно подчеркнет свою бестолковость в контрасте с вашей мудростью и прозорливостью.

Конечно, такая работе требует определенной квалификации, и, как в кадровом агентстве, подходящие кандидатуры, бывает, долго разыскиваются, тщательно рассматриваются, потом еще воспитываются, но зато в результате за них буквально идет борьба, а, заполучив такие ценные кадры, их берегут и защищают.

  • При этом совсем дураком быть вовсе не обязательно и даже вредно, необходимо лишь с достаточной регулярностью совершать действия или говорить что-то такое, чтобы твой большой друг умилялся твой наивности

Еще приятнее, если вы не просто дурачок, а еще и половичок — никому не важная тряпка под ногами. Это очень удобно, поскольку тогда на тебе всегда можно выместить злость и об тебя можно вытереть ноги.

  • Естественно, в этом случае тебя будут любить и ты окажешься просто незаменим.

Оказывая эти простые психотерапевтические услуги тем, кто в них нуждается, вы почти гарантированно оказываетесь рядом с тем, кто берет на себя сильные роли — соответственно, чья-то крепкая шея всегда будет к вашим услугам. Так придуриваясь и подстилаясь, то есть помогая людям, вы имеете неплохие шансы проехать трудные участки жизненного пути за чужой счет.

  • Я имел в виду — за честную зарплату.

Психотерапевтическая группа

Теплая Грелка для мелко дрожащих

И ты войдешь, и каждый ноготок,
Я расцелую, сердцем согревая…

Эту песню обычно поют очень замерзшие молодые люди

Потребность в душевном тепле и понимании есть у каждого, а вот удовлетворяющей эту потребность Грелкой умеют быть не все. То есть когда-то согреть кого-то может каждый и каждая, в реальности же Грелка Грелке очень даже рознь, и по своим конструктивным характеристикам Грелки бывают очень разными. Эта греет мощно, другая — едва теплится, одна без напоминания не включится, другая без требования не выключится, какую-то нужно разжигать только собственным теплом. Грелки, работающие на частоте сострадания, обычно дают дополнительные вредные излучения, и вообще индивидуальные настройки в большинстве аппаратов работают довольно слабо. Существенна разница и в цене: душа кого-то питается энергией, похоже, прямо от солнца, соответственно вам дают тепло без счета и бескорыстно, с кем-то приходится расплачиваться ответным теплом по запросу. Бывает, что сама плата невелика, но велики накладные расходы, и за каждый разовый вроде бы недорогой сеанс тепла милой девушки вам приходится позже дорого расплачиваться.

  • Например, разбираясь с ее мгновенно возникающей к тебе привязанностью.

Некоторые Грелки согревают вроде бы чутко и по приемлемым ценам, но, к сожалению, часто ломаются. Например, если у девушки бывают настроения,

  • Ну это нечто очень серьзное,

то грелкой очевидно она быть уже не может, потому что в этом случае Грелка (или Взгрелка) нужна уже ей.

Взгрелка: "Эх, окачу!"

Ну, и что ты свою морду в задницу сворачиваешь? Проснись и пей!

Под дружеское ржание

Чтобы жить, надо двигаться, а это бывает иногда затруднительно: сегодня лень, завтра в лом, а тут усталость или побитость. Вот я и лежу, распластанный. Кто меня поднимет?! Впрочем, если меня пнуть, я от неожиданности могу и вскочить, а если помчусь за обидчиком, то вот я и ожил: кровь бежит, глаза ясные, хвост пистолетиком.

  • Спасибо, друг!

В сравнении с теплой Грелкой искусство бодрой Взгрелки встречается реже, но ценится выше: все-таки работа ювелирная. На друга нужно наехать, друга нужно пнуть, но так, туда и тогда, чтобы оказаться не злым врагом, а добрым и заботливым другом.

Главное обычно говорится удивленными глазами, вслух можно кинуть стандартное: "Ты что расквасился?",

  • "Размяк, скис, куксишься, расхандрился" — что ляжет на язык, не важно, главное, чтобы с души выкатилось кубарем.

когда-то можно попробовать задеть,

  • "Дай тебя обниму, жизнью ударенный! Сейчас сопельки твои вытру, ты мне и поплачешь!"

можно кинуть вызов, мелко ущипнуть, когда-то уколоть, поддеть, уязвить, уесть — все что угодно, главное, чтобы по человеку прошлось что-то хлесткое так, чтобы он от удара вздрогнул и в нем хотя бы немного взыграли нотки агрессивности. В кровь должен вспрыснуться адреналин, как в минуты опасности.

  • Вспрыснулся — человек захочет двинуть вам. А потом захочет двигать себя — двигаться.

И вас поблагодарит.

Унитаз и другая дружеская сан- и психо-техника

Ну что, съел?

Жизнь нас кормит иногда весьма щедро, но не все нам удается переварить. Что-то, бывает, проглотил сразу, что-то можно пожевать вместе с друзьями, часть встает поперек горла.

  • Вот так достали!

Если самому все переварить трудно, а просто выбросить из головы — не получается, то на душе становится тяжело и очень хочется поделиться. Тогда нам нужен кто-то, кому мы можем выговориться и освободить душу.

  • Облегчиться.

Это нормальная душевная нужда. Если у человека была большая нужда и он с нами делился массами плохопереваренных переживаний, мы были в роли Унитаза.

  • Главное, чтобы душа была большой и открытой!

Если же нас использовали по нужде малой и только лили нам слезы, в народе это почему-то называется — "побыть жилеткой".

  • Не хочу быть Жилеткой!

Впрочем, как не называй, человек, все это принимающий, ощущает себя очень нужным и человечным. С другой стороны, если мы на душевные трудности человека не реагируем и в Унитаз, например, не играем, люди этого не понимают. Тогда они нас называют людьми совсем не душевными, не хотят с нами дружить и на нас обижаются.

  • Ну вот, поделился с вами, сразу и на душе стало легче. Спасибо, друзья!

"Ты такой классный!", или Золотое Зеркальце

Уж сколько раз твердили миру…
За что же, словно близкий родич,
Ларису хвалит Бунимович?!
За то, чтоб та его хвалила?

Вопль на литературной студии МГУ

Свет мой, зеркальце, скажи… 
Перед зеркалом в прихожей 
Я задумался на жизнь:
Как любить такую рожу?

Ну правда…

Любить себя очень нужно, а получается не у всех. Вредину и такую уродину — ну как любить такую?! Впрочем, если вредность — это не совсем вредность, а смелость и несколько принципиальность, а уродина, данная нам в ощущениях, может оказаться теплой, очаровательной и воистину вкусной пышечкой,

  • а почему бы и нет?

то наши отношения к себе могут стать и поприличнее. Главное, как на себя посмотреть. И здесь бывает очень нужна помочь Друга.

Заметим, кстати, чем выше ранг нашего друга (подруги), тем больше ценится их положительная оценка.

Вот, например, мы вместе с подругой делаем танцевальную зарядку, я смотрю на себя в зеркало и понимаю, что кривляния такой обезьяны, как я, это зеркало не красят. Впрочем, когда я смотрю не на зеркало, а на подругу, мне смотреть на нее нравится, а самое главное, когда я замечаю, что подруга смотрит на меня почему-то с восхищением тоже, мне злиться на свою угловатость уже трудно. На мой выбор две гипотезы: либо у моей подруги плохой вкус, либо я излишне критичен и на самом деле очень даже могу симпатичным женщинам нравиться.

  • Последняя гипотеза очевидно более привлекательна, но каков ее вес? Если подруга занималась в студии эстрадного танца, ее оценка моих танцевальных талантов куда как более убедительна.

Конечно, дружеское восхищение должно каждый раз выражаться предельно искренне и доходчиво. Глубокие замечания типа: "ты восхитительна", "мне нравится" и "мне правда нравится" — приветствуются, но иногда бывает достаточно широко открытых навстречу тебе восхищенных глаз. Главное, чтобы словам и взглядам друга мы могли доверять, зная: ему правда нравится то, что он во мне для меня замечает.

Деловая группа

Сотрудник

Ничто так не связывает людей, как общее дело: если мы двигаемся в общем направлении, то сложение усилий помогает каждому из нас. Я учусь в Институте, ты пишешь там лекции — правильно, мне хочется с тобой дружить. Мы с тобой трудимся на одной фирме, ты не вредный, а премия будет за общую выработку. Значит, дружим.

  • Вопросы есть?

Палочка-выручалочка

Тут все просто: просто не надо быть жмотом. Сегодня ты мне одолжил денежку,

  • Верну, кстати, честно!

завтра я тебя выручу. Я затруднился — ты мне подсказал, тебе надо съездить — я тебя подвезу. Мы выручаем друг друга — мы нужны друг другу. Потому мы и друзья.

Аккумулятор

Как я понимаю, ради одного этого многие люди дружат, например, с Синтоном. Синтон очень энергетичен, и каким бы ты усталым не пришел, на занятии об усталости забывается. Из Синтона ты выпархиваешь, наполненный солнышками, на неделю их хватает, а когда ты снова сдутый, как раз время снова идти в Синтон. Вот так мы и дружим.

  • Хотя, надеюсь, нас соединяет не только это.

Твоя энергия — твой капитал, особенно дорогой (для окружающих) тем, что, заражая людей своей энергией, ты сам при этом не теряешь ничего. К тебе пришли, с тобой подружили, энергией напитались и пошли жить дальше.

  • Будь бодрее, и люди к тебе потянутся!

Тренажер

Вы любите попихаться? А повозиться? А вы здоровы? Здоровые щенки грызутся, веселые детишки пихаются — и потому, что энергию девать некуда, и потому, что наша общая мать-природа в этом веселом деле им точит зубы, учит рычать и завоевывать жизненное пространство.

  • Опять же, это прекрасная взаимная взгрелка.

Так же и друг: хороший друг ценится и как точно подобранный партнер по душевному спаррингу, с которым вы привычно обмениваетесь пощипываниями и уколами, учитесь держать прямой наезд, тренируете насмешки и отрабатываете искристое возмущение.

  • Это тренажер, который всегда с тобой.

Когда-то я этого не понимал и, как благовоспитанный психолог, на каждую дружескую стычку охал: "Ах, ну ведь это обмен конфликтогенами!" Пристыженный народ опускал глаза, отбегал от меня подальше — и тут же начинал снова прикалываться, взаимно пинаться и даже сердиться друг на друга.

  • Но если бы вы видели, какие у них при этом были довольные глаза!

Учебная группа

Просто напомню, что сюда входят Учитель-консультант, Образец для подражания и Ориентир развития. Раскрывать это не собираюсь, а прокомментировать хочу.

Мы все хотим лучшеть и учиться. Я убежден, что это совершенно бесспорное утверждение хотя бы потому, что в нем говорится только о переживании желания…

– Ах, я опять хочу в Париж!
– А ты там уже был?
– Нет, я опять туда хочу.

Конечно, друг может быть и Учитель-консультант, и Образец для подражания, и Ориентир развития. Есть ли это в реальности? Уверенным можно быть только в том, что на вопрос "что вы цените в своих друзьях" мало-мальски продвинутые люди делают глубокие глаза и начинают рассказывать, как важна им помощь друзей в их духовном росте.

  • По крайней мере, об этом всегда говорят на соответствующем занятии в Синтоне.

Если послушать синтоновцев, то они подходят к друзьям только и исключительно для того, чтобы научиться запланированным личностным качествам, получить консультацию по мешающим развитию проблемам или сверить по образцу линию своего личностного роста. Вот так строго.

  • А если синтоновцы когда-то обнимаются и занимаются трепом — так это, конечно, только для отвода глаз. Которые многочисленны и смотрят всегда.

Давайте сойдемся на том, что хорошие друзья действительно нас учат и подталкивают вперед, что за это любить и так использовать друзей — можно, что это дело доброе и многие из нас так действительно делают. Лично для меня это в свое время было основным способом использования друзей. Встретив яркого человека, я лепился к нему когда на вечер, когда на несколько лет и, выражаюсь современным языком, "снимал с него стратегию".

  • Надеюсь, на нем после этого все оставалось. А я приобретал то, что позже становилось еще одной моей гранью.

Дружить, чтобы учиться.

Да, а еще можно учиться дружить. Для этого вам предлагается —

Психологический практикум: Что я могу давать друзьям и другим хорошим людям?

Если вы хотите иметь друзей, вам нужно уметь и любить их кормить. Чем лучше вы будете уметь отвечать на их нужды и давать им то, что им от вас, как от друга, может понадобиться, тем больше у вас будет друзей.

  • Соответственно, тем больше они будут кормить вас согласно дружеской раскладке.

Так или иначе, каждому их нас имеет смысл подумать над тем, что он может давать своим друзьям и другим хорошим людям вокруг него. А методика для этого предлагается простая: вы подходите к разным (наверное, в первую очередь значимым для вас) людям и просите их ответить вам про вас на следующие вопросы.

Какой (какая) ты:

Душевная Грелка для согрева меня озябшего?

Бодрая Взгрелка, чтоб вздернуть меня раскисшего?

Удобный Унитаз, когда так хочется поделиться непереваренными переживаниями?1

Золотое Зеркальце, когда нужно поднять самооценку и приободрить меня душевно?

Веселая Игрушка для Трепа и Развлечения?

Щедрая Палочка-Выручалочка?

Защита, Опора и Верный Дружинник?

Аккумулятор-тренажер?

Эффективный Сотрудник?

Образец для подражания? В чем?

Если с вами не бояться беседовать откровенно, вы имеете хорошие шансы узнать о себе много нового и интересного.

Поиск дружбы по дружбе

Люди дружбу ценит не зря, добрая крепкая дружба — вещь очень понятная, без всякой альтруистической мистики. Дружба основана на взаимности, она жива тем, что люди друг другом взаимно пользуются: ты мной, я тобой.

Я дружу с тобой (то есть даю то, что нужно тебе) за то, что ты дружишь со мной (даешь то, что нужно мне).

Нормальный душевный бартер.

В мою стороне нередко кивают, что такие представления о дружбе слишком вульгарны и однобоки. Дескать, во многом альтруистический феномен дружбы Козлов снижает до простого потребительства. Мне с этим согласиться трудно, на мой трезвый взгляд, представленная мною картинка о дружбе грешит скорее романтической идеализацией. Ну что вы хотите, Козлов сам романтик, окружил себя прекраснодушным Синтоном и от жизни, похоже, оторвался. А в жизни не синтоновской, а реальной, народ дружит плотно: сидят и — дружат. Сидят и дружат. Закусили. Телек посмотрели. Еще подружили. И разошлись.

  • Тут использование друг друга конкретное и душевно понятное: столбушок для пинания, чистюля для марания, мишень для насмешек и компания для выпивона.

Вспоминайте народное: "Мы с друзьями собирались — класс! Ну, скинулись, Мишка сбегал за пивком, принес, правда, теплое, дурак. Травили анекдоты, Варька немного покусала Наташку, вместе позлословили про Антонину, тут Сергей чегой-то начал наезжать на Варьку, но она тоже была не в духе и ответила по полной программе. А когда Мишку напоили и он под стол полез, так это вообще укатаешься. В общем, было не скучно. Хорошо посидели".

  • Разбирать эту дружескую вечеринку с точки зрения психологии я затруднюсь. Думаю, что адекватнее это сделать с точки зрения физиологии…

Качество дружбы определяется не тем, лежит в ее основе потребительство или не лежит. Какое потребительство, потребительство с каким запросом — обычно это оказывается важнее.

Приятно отметить, что дружба душевно здоровых люди при всей ориентированности на взаимность — это изначально дающее отношение. Я дружу с тобой — то есть я даю тебе.

  • Да, в обмен, и это естественно, дураков нет — но ведь даю!

К сожалению, и это бывает не всегда. В более примитивном и больном варианте взаимность звучит уже так:

Если ты мой друг, то я жду от тебя и тяну от тебя. И мне удается это получить от тебя, потому что ты тоже во мне нуждаешься, тоже от меня чего-то ждешь и с меня тянешь.

М-да. Такое тоже иногда называют дружбой.

А бывает ли дружба — ни за что? Дружба "просто так", дружба по дружбе?

Конечно, бывает, только погодите радоваться: ничего ни особо доброго, ни возвышенного здесь нет. Человек — существо программируемое, и если в него вставляется связка двух программ: "Если случилось это, этот человек — твой друг" и "Дружить — это значит…", то полученный автомат будет исправно дружить всю оставшуюся жизнь согласно полученному техническому предписанию.

  • Просто так!

Человек-автомат дружит "просто так" — как автомат. По программе и без головы.

Вася дал тебе списать на контрольной — Вася тебя выручил. Тот, кто выручит в беде — друг. Значит, Вася друг. Друг Вася, дай тебя облобызаю!

Стоп. Сбой в программе. В нашей школьной культуре друзей не целуют — даже бескорыстно.

В поиске дружбы бескорыстной, дружбы "просто так" подразумевается, что бескорыстность — это обязательно хорошо, а потребительство в отношениях — низко. Простите, не могу с этим согласиться. Я утверждаю, что не всякая бескорыстность в отношениях хороша и не всякое потребительство в дружбе — плохо.

Понаблюдайте: дружбу "ни за что" и встречи "просто так" устраивают в основном бездельники. Один бездельник тосковал — было глупо. Тосковал другой — аналогично. А что произойдет, если они встретятся и начнут тосковать вместе: совсем просто так, ведь все равно делать им нечего? А, тогда они будут уже не не-знаю-кто, а субъекты бескорыстных дружеских отношений. У них теперь дружба, вот!

  • Да, дружба, пустая и бессмысленная, как и они сами.

Те, кому в жизни что-то дорого, кто хочет в жизни что-то сделать — это делают, используя для этого все. И себя, и своих друзей. Они потребляют кашу, чтобы быть здоровыми. Они потребляют информацию, чтобы быть компетентными. Они пользуются друзьями, чтобы сделать больше и лучше. Они не бескорыстные, они лучше. Они — умные.

Что мы делаем, когда мы дружим?

– Вы не умеете лгать, молодой человек, — презрительно сказал Калиостро. — А я достаточно пожил, чтобы не верить в благотворительность. Все люди делятся на тех, которым что-то нужно от меня, и на остальных, от которых что-то нужно мне. Вы ко второму разделу не принадлежите. Следовательно… Выкладывайте, что вам угодно?

Информация — информацией, а смыслы — смыслами. Вот мы говорим о дружбе и вроде бы понимаем друг друга. Однако о чем при этом думаете вы, как это ложится вам на душу, каков смысл для вас всех этих размышлений — мне этого знать не дано. А жаль: если бы знать, чем слово наше отзовется…

  • Бывают неожиданности.

Однажды в Синтоне встречаю Наташу: она занималась у меня, в группе была заметной, но потом неожиданно пропала. Сейчас стоит — ухоженная, глаза живые, наступательные, лицо довольное. Пришла специально, чтобы поделиться. Делится. Рассказывает. Рассказывает такое, что я понимаю: я не понимаю ничего и все это срочно нужно записать. Попросил ее это сделать, через неделю Наташа свой рассказ принесла. Читаем:

Николай Иванович, я вам так благодарна! Синтон дал мне очень многое, после ваших занятий я начала думать над тем, как я живу. Но самое интересное — другое. Чего я пропала? А я пошла на тренинг "фиолетовых" и там немного застряла. Точнее, там произошло вот что: на второй день, к вечеру, среди безбрежных рыданий и нескончаемых исповедей (кстати, иногда жутко интересных), я вдруг совершенно неожиданно задалась вопросом: "Мои друзья за последние десять лет… Что они мне дали? Зачем все то, что было?" И погрузилась в тоску…

Я поняла, что все эти годы, выслушивая слезные исповеди подруг, я была просто дурой, и решила: "Не хочу быть дурой!" Оглядев присутствующих, я спокойно наметила: "Вот люди, с которыми смысл дружить — есть!", после чего подошла к ним и завязала знакомство… Результат?

Через пару месяцев я уже отдыхала в новой компании на Канарах, еще через месяц — решала, выходить ли замуж за Бориса, директора преуспевающей компании… Теперь меня окружают действительно незаурядные люди, теперь я знаю, зачем я дружу и что я делаю, когда дружу, и у моей сегодняшней дружбы есть реальный результат.

Ай да Наташа! Ай да теперь ты не пропадешь!

Ну а к вам у меня два вопроса:

Ваше отношение к тому, как к дружбе относится Наташа?

А зачем дружите со своими друзьями вы? Что вы делаете, когда собираетесь и просто дружите, что оказывается реальным результатом вашей дружбы?

Кстати, это классные темы для беседы с друзьями.

Так вот, о Наташе и ее новой политике по приобретению друзей. Начнем с хорошего.

  • Начинать надо всегда с хорошего. И заканчивать тоже хорошим. А основная часть хорошей должна быть по определению.

В словах Наташи меня резануло многое, но все это многое не отменяет главного — Наташа, похоже, явно поумнела. Наташа стала дружить осознанно, самостоятельно выбирая себе друзей и делая тех, кого выбрала, своими друзьями. И это, по-моему, очень хорошо. Я не утверждаю, что все и всегда надо делать через голову, но если голова на плечах есть, то ею стоит пользоваться. Хотя бы для того, чтобы не быть дурой.

  • Напомню, что так квалифицировал Наташу не автор, а она сама.

Хорошо, голову она включила и дурой уже не будет. А кем она выбрала быть? Самое простое определение — она выбрала быть Потребителем.

  • Или, как по-народному ярно сформулировали это синтоновцы, она из Унитаза стала Пылесосом. То в нее сваливали все, что кому ни лень, теперь она тянет из всех все, что может вытянуть.

Про Пылесос — соглашусь, а вот про Потребителя внесу поправочку: "Быть Потребителем — само по себе не плохо. Плохо то, что Наташа, похоже, не видит других перспектив". В других словах: с Потребителя можно начинать, но Потребителем не нужно заканчивать.

Дружба как умный бизнес

Пока ты беден — ты беспомощен. Интересно, если бы Лев Николаевич Толстой реализовал свой проект и действительно отказался бы от своих гонораров, а потом и от поместья в Ясной Поляне, как и где он смог бы открыть народную школу? Сколько бы организовал бесплатных столовых во время голода 1891-93 годов? Как бы он в 1898 году субсидировал переселение восьми тысяч гонимых российских духоборов в Канаду?

И совсем не деньгах — не только в деньгах — дело. Если бы Серафим Соровский не стяжал даров духовных,

  • А он — стяжал. Он был — стяжателем!

не потреблял жадно живой опыт наставников и глубину святоотеческого предания,

  • А он потреблял жадно. Он был и потребитель, и жадина!

не хранил, не копил и не множил в душе благодать, любовь и мудрость,

  • А он — хранил, копил и множил. Он был — скопидомом!

чем бы он позже так щедро и мудро делился с …? Ради чего к нему приезжали бы …?

Чтобы иметь возможность кому-либо что-либо серьезное давать, нужно становиться богатыми людьми.

  • Во всех отношениях: богатыми умом, опытом, душевной теплотой, гибкостью, житейскими умениями, деньгами, связями…

Когда ты стал богатым человеком, пришло время свои богатства жизни и людям отдавать.

  • Ты не обязан. Но ты можешь. А если можешь, то я думаю, что и должен.

Кому отдавать? Точнее, куда вкладывать?

  • "Отдавать" звучит с акцентом "отбирать от себя" и нравится людям, желающим себя обеднить. "Вкладывать" имеет явный капиталистический оттенок и направлено на обогащение. А вам больше нравятся богатые или бедные?

Так вот, вкладывать нужно в первую очередь в тех, кто этого достоин и перспективен. Вклады в кого дадут максимальный выход.

  • Выход куда? В жизнь, к людям, а не тебе непосредственно.

Соответственно, твои дружеские и любые другие контакты с людьми с людьми будут делиться на:

С кем-то — донорские контакты. Есть люди, в кого вкладываться (по крайней мере тебе и сейчас) смысла нет, а получить с кого много хорошего можно. И чем больше ты там получишь и меньше потратишься, тем лучше.

  • Вполне берущее отношение. И если ты от этого отказываешься, ты дурак, и людей обидеть можешь. Они хотели тебе подарить, а ты?

Честные сделки.

  • То же берущее отношение, но здесь принципиален момент полноценной оплаты полученного. Ты мне — я тебе, оба обогатились и оба довольны: все честно.

Дающие контакты.

  • Ты даешь, чтобы был доход, но не себе, а этому достойному человеку или людям через него.

Вот такой бизнес. Вот такая дружба. А вам такой бизнес — нравится?

Любви прекрасные фасады

Я их всех люблю, а они меня нет. За это я их всех и ненавижу.

Мечтать не вредно

Если о любви мечтать, то все мечтают о самом красивом. Он восхищен ею и трепетно заботится о ней, она благодарна за его теплоту и заботу, а, кроме того, сама любит его, что порождает ответные чувства его. Как приятно подчеркнуть, что ее чувство любви не сводится просто к ответу на любовь его, что ее любовь самостоятельна и бескорыстна, что она любит не его любовь к ней, а — его.

Любовь — совершенно замечательно штука, особенно если о ней только читать в научно-романтической литературе и не пытаться всерьез примерить например бескорыстность к себе.

То есть это представить легко: тебя любят ни за что и всегда, каким бы ты ни был, просто за то, что ты есть! И всегда — думают и заботятся о тебе, твои радости становятся радостью для любящего тебя, а твои печали печалят его…

Существенно сложнее оказывается представить, что это ты должен кого-то любить совершенно ни за что. Всю прошлую неделю она мне не звонила, а вчера, когда мы встретились на вечеринке, она совершенно нагло кокетничала с каким-то пижоном и делала вид, что меня как будто не видит. И я теперь должен светиться от любви к ней? И радоваться, что она нашла себе нового хахаля? Может, им еще фонариком посветить?

Ты отказала мне два раза,
"Не хочу!" — сказала ты.
Вот какая вот зараза,
Девушка моей мечты.

Самая народная "Академия".

Любовь небесная — прекрасна, но даже очарованные ею люди практически воплотить ее регулярно затрудняются. Мечтать о ней, конечно, не вредно, но какие шансы, что так полюбят тебя, если ты так — любить не умеешь?

Посему предлагаю рассмотреть более реалистичные варианты и обратить внимание на любовь земную. Земная любовь выглядит как полагается, то есть имеет облик вполне небесный, воздушный и трепетный, но если вы присмотритесь к корням, вас поразит ее житейская основательность и жестковатый практицизм.

Типичное начало: Хочулка взаимная

Хочулка плюс владелка получается имелка, а кончается все это сопелкой и пыхтелкой.

Я встретил женщину и понял, что эта женщина мне нравится. Я понял, что я ее хочу. Женщина увидела мои горящие желанием глаза, оценила совокупный (то есть душевный, физический и прочий) капитал их владельца и подала мне знаки благосклонности: "Ты мне нравишься тоже!"

  • Ее руки мягко задержались в моих руках, и на мое касание пальчиками ее ладошки она ответила довольно опущенными ресницами.

Я понимаю, что эта женщина не против. Она не возражает, если я буду ее завоевывать — и я решаю ее завоевывать.

Я начинаю ей звонить теплым голосом, интересоваться ее планами, слушать ее переживания и рассказывать ей милые небылицы. При встречах я внимателен, но немного неровен, потому что не скрываю своего желания, отчего ее глаза довольно туманятся. Мои губы тянутся к ее, она смеется и шлепает меня по губам цветами, которые я ей подарил.

Она знает, что я ее люблю. Хорошо, что я знаю, как это делается, и хорошо, что мне нравится и легко это делать для нее. Потому что я ее хочу. Мы — лакомимся друг другом.

А на картинке это выглядит так:

На поверхности — люблю. А в основе, то есть на самом деле — хочу.

Несложно догадаться, что у некоторых субъектов, недалеко вышедших из животного мира, хочуможет очень даже наличествовать, а любовь — как-то нет. Кстати, ничего страшного я в этом не вижу, особенно если их хочулка окажется взаимной.

  • Ты — меня, я — тебя. Вот и посношались. А если вам это не нравится, то вы можете себя этим не радовать.

Хотя, конечно, с любовью лучше. С любовью немного хлопотнее, но выходит и красивее, и добрее, особенно с учетом обычного возникновения ответного чувства…

Близость и привязанности

Далее, мы с Ириной (пусть мою любимую женщину зовут так) решили соединить то ли свои постели, то ли свои жизни — и стали жить. Как это происходит обычно, между нами достаточно быстро завязались привязанности, я свыкся с Ириной, мы стали близкими людьми, я привязался к ней, а она привязалась ко мне.

Стоп! И близость, и привязанность я предлагаю вам представить предельно реально: вот между нами натянулись веревочки, а то и канатики, одним концом канатик привязан к моему ребру, другим концом — к ее. И мы стоим предельно близко друг к другу: я чувствую ее дыхание, а она — мой локоть.

Что будет теперь, если мы близки, а я неловко повернулся? Мой локоть ударит ей по ребрам.

  • А вы знаете, у меня довольно острые локти.

Вот незадача! Были бы мы не близки — она бы только посмеялась над моей неловкостью, но мы близки, и она кривит гримаску: "Ой, ну больно же!"

При близких отношениях неловкость — ранит.

А что будет, если я когда-то не устрою ее как близкий человек и она вдруг дернется от меня? Канатик между нами натянется и, привязанный к живому, дернет нас. Нам станет — больно.

Привязанность чревата болью. И вы это знаете.

Как люди близкие и привязанные друг к другу, мы стали опасными друг для друга людьми: мы можем причинить друг другу реальную боль. И если я не хочу, чтобы мне было мучительно больно, если я не могу допустить, чтобы Ирина от меня ушла, что я буду делать? Правильно, я буду Ирину любить, я буду об Ирине заботиться. Моя зарплата станет ее зарплатой, я буду приносить Ирине цветы и ходить на рынок за картошкой. И если я об Ирине забочусь хорошо, я могу быть почти уверенным, что она мне сильно больно делать не будет. А если Иринушка тоже не дура, и мы оба заботимся о себе… то есть о другом… то есть о себе,

  • Я правильно озабочен подбором слов?

то у нас теперь настоящая любовь, которой мы и охраняем себя от партнера, от нанесения нам боли и душевных ран. Очевидная и возможно главная черта этой любви то, что это любовь добровольно-принудительная.

  • То есть ты, конечно, можешь и не любить, но ведь, сам понимаешь, тебе же хуже будет…

А пока все хорошо: если не копаться что там внутри, то снаружи таких отношений вы увидите благостную картину заботливой и внимательной любви, справедливо вызывающей у посторонних восхище­ние, а у партнера — благодарное ответное чувство. И тогда картинка про отноше­ния, где любовь рожда­ется из привязанности, выглядит вполне при­вле­­ка­тель­но. Да?

Да, только не дай вам бог, несмотря на все меры предосторожности, все-таки дернуться или партнера задеть: даже без всякого злого умысла, чисто рефлекторно партнер вздрагивает и начинает задевать вас.

  • Ну мы так устроены.

Нам становится больно — и мы устраиваем разборки. Вот так:

Похоже, что картинка потеряла былую при­вле­ка­тель­ность и стала более реалис­тич­ной. Как в жизни. Как в нормальных отношениях, где любовь только при­крывает привязанности и мгновенно превращается во вражду и ненависть, чуть только привязанности напрягаются…

  • От любви до ненависти — одна привязанность?

Нас с людьми связывает не только душевная привязанность, иногда еще крепче нас связывает жизнь. Мать-дочь — близкие люди, плюс вообще не разъедешься. И снова — нас нередко спасается любовь.

От мамы никуда не денешься, а она тебя достанет всегда. "Куда пошла?!", "Чтоб я этого больше не видела!", "Да как ты смеешь!" — набор известен, но не радостен. Что делать, куда бедному крестьянину податься? Убегать пока некуда, драться и воевать — пробовали, наши силы расстреливаются на дальних подходах… Остается, похоже, одно: дружить. А еще лучше — любить.

  • Когда что-то любишь — оно уже не такое противное, плюс если даришь внимание, понимание и теплую заботу, на тебя почти не ругаются, а иногда даже ласковы.

Любовь — давно проверенная защита от опасных близких. Да, средство это дорогое. А что делать? Вот и начинают близкие люди любить друг друга, чтобы не съесть враг врага раньше времени.

Сделки

Можно привязываться, а можно идти немного другим путем, когда два взрослых и разумных человека так или иначе договариваются друг с другом. Близость между нами не обязательна (опасно, однако!), а вот взаимные услуги — это по-настоящему интересно. Если речь о любви ведут два хорошо воспитанных человека с возвышенными чувствами, то договор о предоставляемых услугах звучит возвышенно красивым, прямо-таки поэтическим текстом, но расшифровывается без всякого труда.

Вот например,

Таким текстом будет идти Его признание в любви,

  • а таким — расшифровка Ею этого слабо закодированного текста.

"Иринушка, мне так дорого твое присутствие…"

  • "Дорого…" — значит, готов платить за мое присутствие. Проявляет заинтересованность. Это хорошо.

"Мне так нравится смотреть в твои глаза, чувствовать твою близость и теплоту прикосновений… Ты меня так привлекаешь…"

  • Понятно. Хочет секса. Это тоже хорошо.

"Я хотел бы, чтобы у нас сложились серьезные отношения…"

  • Серьезные… Он что-то гарантирует. Что? И что за это ждет от меня?

"Я так представляю, что у нас будет дом, где ты будешь хозяйкой…"

  • Понятно. На мне готовка, стирка и так далее.

Она может то ли вздохнуть, то ли расслабиться, потому что смысл его текста ясен уже предельно: "У меня к тебе вполне традиционные ожидания. Я от тебя жду все, что должна делать каждая обычная жена". Если они имеют некоторый опыт семейной жизни, то основные функции жены она знает и так, в случае чего он ей быстро напомнит. Это:

Душевный друг — тот, кто готов принимать мою усталость. Более подробная раскладка, напоминаю, имеет вид: Грелка, Взгрелка, Унитаз, Золотое зеркальце. В другое время — Игрушка для трепа и развлечений.

Любовница, то есть секс бесплатно. Немного внимания каждый раз обещаю, но чтобы по полной программе вокруг тебя каждый раз крутиться, как раньше — нет уж, извольте.

Визитная карточка. Жена для мужчины есть важная составляющая его личного интерьера в широком смысле этого слова.

  • На этой фотографии изображены моя дача, пес, машина и жена. Все выглядят — великолепно!

Домохозяйка. Домом и мной надо заниматься. Мне самому, что ли, носки стирать?

Мать моих детей. От меня — руководящие указания, от тебя — все остальное. В общем, мои дети должны мне понравиться.

Впрочем, любая сделка имеет две стороны, и в ответ на ожидания мужчины женщина выставляет требования свои. Трепетно вложив ему в руки свои ладошки и преданно глядя в глаза, она спросит:

"А ты готов содержать нашу семью?"

  • Что значит: "Деньги давай!"

"Больше всего я ценю в тебе то, что ты настоящий защитник и опора…"

  • То есть: "Самые трудные вопросы на грудь берешь ты, а не я, и я знаю, с кого мне в случае чего спрашивать".

"Милый, и еще: я так благодарна тебе за взаимопонимание!"

  • Перевод: "Чем быстрее ты будешь меня понимать и со мной соглашаться, тем будет лучше. Не упрямься".

Если больше она ему ничего обещать не планирует, то: она вдруг порывисто, с широко открытыми глазами тянется к нему, нежно опускает свои руки ему на плечи, тихо припадает к его груди, после чего задерживает дыхание, медленно прикрывает глаза и дарит ему свои полуоткрытые ищущие губы. На чем торговля обычно и заканчивается…

  • Минута… две… три. Наверное, пока хватит.

Тимур ==========

Насколько мы с Вами уверены, Николай Иванович, что условия сделки тут обе стороны поняли одинаково? У меня есть ощущение, что и он, и она сохраняют очень большую свободу маневра для последующих разъяснений сути и духа соглашения… Значит, будут еще и разговоры, и передоговоренности. А тогда — можно ли тут говорить о сделке? Или — только о протоколе намерений?

===========

Если мужчина, находясь в мечтательном предвкушении, решает, что эта сделка его устраивает, он предлагает женщине свою руку и сердце. Он берет на себя свою часть сделки, свои обязанности и ожидает, что она будет выполнять часть свою. По рукам? И если они дали друг другу руки, они вступают в ответственные бизнес (простите, семейно-душевные) отношения, где согласно договору удобно пользуются друг другом.

Что можно возразить против честной сделки между мужчиной и женщиной? Это нормально и разумно: мужчина обслуживает женщину, женщина обслуживает мужчину, вместе они помогают друг другу жить.

Тимур ==========

Я бы все-таки возразил против слова "честный" применительно к такой сделке. Тут одно из двух: либо это сделка, и тогда стороны, не надеясь друг на друга, оставили себе простор для взаимного одурачивания, то есть сделка эта — нечестная. Либо это и не сделка вовсе, а уверенность в другом человеке, то есть доверие. Соглашусь, что в реальной жизни второе бывает не так часто, как первое, но бывает тоже. А вот честная сделка бывает куда реже, чем первое и второе, вместе взятое. Зато куда чаще бывают ситуации, когда с одной стороны — доверие, а с другой — игра в сделку.

============

А что особенно приятно, нам никто не может запретить называть свои отношения не сделкой, а душевным расположением и любовью. Объявлять свои отношения "сделкой" — не всегда удобно.

Наверное, вы в курсе: в любом государстве со всех сделок нужно платить налоги — если это оформляется как сделка. А если я свои сделки с женщиной оформил как любовь и семью, то налоги можно не платить.

Наверное, поэтому у нас не разрешают многоженство. Только прикиньте: вот построил я швейную фабрику и всех сотрудниц: швей-мотористок, уборщицу и секретаршу — оформил как своих жен. То есть деньги им за работу плачу те же самые, а налоги — нет, потому что у нас не сделка, а большая семья на сорок человек. Сколько сэкономил? Сорок с лишним процентов от зарплаты (пенсионный, подоходный и прочие соц страхи). Не слабо?

  • Не разрешат, не разрешат нам многоженство! А тем более — шведские семьи и прочие браки между влюбленными друг в друга мужчинами… Налоговая не позволит.

Да. Так вот: что справедливо для коммерции, то справедливо и для души. И я, как любящий человек, с негодованием отвергаю именование наших отношений "сделкой". Мы дружим, мы любим друг друга, мы не в коммерческих отношениях! Любимая, может быть ты думаешь, что мне от тебя что-то надо? Нет, любимая, я от чистого сердца, я дарю тебе все, что я сказал. А как ты ко мне относишься? Может быть, ты тоже хочешь безвозмездно подарить мне все то, о чем мы с тобой договорились?

  • Да, милый! Взаимно, любимый!

Если нашу сделку — лирическую сделку! — мы оформили как бескорыстное дарение двух любящих людей, то и сделка совершена, и бонусы (подарочки сверху) получены. Все разумные бизнесмены обычно так и поступают, и тогда наш бизнес называется настоящей любовью, а мы себя можем считать людьми любящими и совершенно бескорыстными.

Тем более, если стороны свои обязательства выполняют, отношения взаимовыгодны и бизнес процветает, то у нормальных людей совершенно естественно, кроме и помимо всяких сделок, возникает теплая благодарность друг к другу.

  • А нередко и — настоящая любовь. Когда мы такие богатые и откормленные, почему бы нам и не поделиться, почему бы не подарить внимание и заботу хорошему человеку? Просто так!

Любовь и дружба: сравнительная феноменология обыденного сознания и структурный анализ как получится

Не можешь любить — сиди и дружи.

Говорят в Одессе

Всем известно, что любовь от дружбы отличается, вот только чем, собственно почему и что из этого следует, сказать никто не решится. Наблюдательные люди заметят, что любовь обычно ярче и страшнее, дружба — ровнее и поспокойнее. Любовь — штука подлая, а дружба — честнее.

  • Так-то оно так, а может и не совсем, а может и не так.

Как тему для размышлений, кидаю тезис: если не отрываться далеко от народа, то любовь — это дружба плюс секс.

  • Ну, не обязательно секс как факт, но хотя бы как сексуальное влечение. Желание, когда я тебя хочу, а еще лучше — очень хочу.

Конечно, это справедливо только для основной массы, то есть не для всех. Для тех, у кого на сексе заморочек нет (вопрос был прост, подняли тост, поели кекс, имели секс), — для этих морально облегченных индивидуумов дружеский секс прибавляет к дружбе столько же, сколько дружеский танец, чай или массаж. То есть почти ничего.

Бывает, конечно, и так, что любовь есть, а сексуального влечения — нет. Верно, но это бывает редко и, как правило, лишь когда сексуального влечения нет еще или уже.

Кто-то может заметить, что для любви сексуальное влечение обязательно, а дружба в любви — редкость. Да, соглашусь и с этим, мне самому такая формула любви представляется весьма глупой, но глупее всего то, что для народа это — правда, народ этой формулой живет и этой формуле следует:

Любовь = дружба + секс.

И вообще-то это понятно.

Девушки этот предмет отслеживают достаточно внимательно, и пока ты с нею не подружишь, уважающая себя подруга в любовь с тобой играть не будет. А если отношение молодого человека настолько дикое, что кроме сексуального воодушевления никакой дружбы более не содержит, то даже молодежный народ одно с другим не путает и называет: это не влюбленный, а сексуально озабоченный.

И — вспоминайте сами. Вы можете дружить месяцами, но если вдруг в отношениях заблестело очарование сексуальности и во время вроде бы обычного трепа руки как бы случайно начинают нежно касаться друг друга… Обещание близости (тела, естественно, а не только души) поднимает градус отношений до предельно высокой отметки: юноши учат стихи, моют свои уши и говорят девушкам приятные любезности.

А когда обесценивается секс, уходит и любовь. Впрочем, у людей, ценящих друг друга, остается дружба.

Тимур ===========

Что-то мне стало сильно грустно… Дружба — отдельно, любовь — отдельно, секс — как прокладка…

Да, все это может быть и так, если мы примем, что любовь между мужчиной и женщиной — совершенно отдельное чувство, не имеющее с любовью — к родителям, детям и, кстати, тем же друзьям — никакого отношения.

Да, если мы считаем, что в дружбе нет любви или что это только слово похожее, а содержание чувства совсем другое, то — да, можно складывать эти разные чувства и полученную более или менее гремучую смесь называть любовью.

Но — стоит ли?

Вспомним, что не в "народном", а во вполне приличном, настоящем, если хотите, варианте, все эти взаимоотношения — проявления одного и того же сложного чувства: любви. И тогда можно говорить о родительской, детской, дружеской, эротической, братской, сестринской любви. Все это — любовь, близко или нет вам это слово.

В нашей жизни есть удивительный перекос. Мы часто не называем любовь любовью, потому что привыкли называть любовью всякое-разное безобразие.

  • Ну, если не мы привыкли, так люди вокруг нас. Вот, к примеру, в самом голубом цвете вроде и ничего плохого нет, а слово — непопулярно. Так и "любовь", как слово, ввиду его плоско-подросткового хождения "в народе", сегодня всерьез употреблять, похоже, как-то неприлично.

Пока этот перекос только в словах — ничего страшного. Любить можно, называя все это как угодно: сделкой, привязанностью, как хотите еще. Хуже, если стремление к любви где-то на подлете будет стандартно заменяться "народным" ее пониманием. Вот тогда станет совсем грустно.

============

О любви и других спекуляциях в особо крупных размерах

Не будем говорить о любви, потому мы до сих пор не знаем, что это такое. Может быть, это густой снег, падающий всю ночь, или зимние ручьи, где плещется форель. Или это смех, и пение, и запах старой смолы перед рассветом, когда догорают свечи и звезды прижимаются к стеклам, чтобы блестеть в глазах. Кто знает? Может быть, это мужские слезы о том, чего никогда ожидало сердце: о нежности, о ласке, несвязном шепоте среди лесных ночей. Может быть, это возвращение детства. Кто знает?

К.Паустовский. Ручьи, где плещется форель

И дружба, и любовь живут сделками, но отличаются друг от друга как обмен марками в школе от валютных спекуляций на бирже: как вы понимаете, существенно меняется и ассортимент, и, главное, объем сделок. Я не утверждаю, что ничего дороже секса во взаимоотношениях мужчины и женщины не существует, но почему-то именно сексуальная близость — возможно, в силу полузапретности — является тем ключиком, который открывает тайнички, годами и десятилетиями хранящие все самое для человека дорогое, его личные драгоценности. Если у мужчины самое ценное — это его деньги и свобода, он кидает к ногам любимой свои деньги и свободу. Если у нее дороже ее тела ничего нет, она дарит ему свое тело: "Я — твоя!"

  • Все для тебя, любимый, единственный! Все к твоим ногам, любимая!

Обратите внимание, это важная деталь: что касается ассортимента, дружба нас снабжает душевными товарами повседневного спроса. В ее наборе не самые дорогие вещи, но те, в которых ты нуждаешься каждый день: понимание, интерес, поддержка. Если у тебя есть друзья, ты будешь сытым и одетым. Но и только. А вот роскошь и ощущение исключительности дает только любовь. Когда, например, от вас хотят забрать свободу и готовы пожертвовать свободой своей — вы понимаете, что речь идет о вещах ценных исключительно. Когда человек готов поставить тебя в центр своей жизни, и не только готов, но и делает это, это его решение — дорогое.

  • А иногда — и очень дорогое.

Все так. Начинаются драгоценности — начинается любовь.

Любовь сияет брошенными ей драгоценностями

Цена любви измеряется ценностью принесенных на ее алтарь драгоценностей, и чем богаче россыпь, тем сильнее сверкает любовь. Естественно, если претендующий на любовь вместо камешков предлагает дешевую бижутерию, все понимают цену такой любви.

  • Вспоминай печаль М.М.Жванецкого: "Бутылка шампанского и шоколад — это не любовь, это увлечение!".

И понятно, что это не дружба: дружба такой ерундой не живет. Дружба, скорее, разумна и делится тем, что пригождается, любовь же дарит то, что восхищает. Бриллианты и цветы сильно отличаются в цене, но их объединяет то, что как подарок это вещи ненужные. Они — не нужные, они более нужных, они — ценные. Это — момент внимания к тебе и подчеркивания твоей значимости. И когда друзья дарят тебе безделушки, они дарят тебе искорки любви.

С другой стороны, дружба в сравнении с любовью не в пример честнее и благороднее. Почему? В торговле любви на лотки выкладываются главные драгоценности, а там, где появляются драгоценности, там же обычно появляются и подозрительность, и подставки, и подлоги.

Погоди, погоди, бесприданница,
Ты любила всего одного,
Тот, кто знает любовь без предательства,
Тот не знает почти ничего.

Вероника Долина, главный спец по женской любви. Ну, и по мужской тоже

Понятно: из-за пары рублей мы сволочиться не будем и, если кого это сильно выручит, мы эту сумму можем ему даже подарить. А вот как мы будем себя вести, если вдруг увидим реальную возможность заполучить себе пару камешков — для многих вопрос открыт. Даже в нормальной финансовой деятельности сохранить порядочность при работе с большими суммами могут только очень порядочные люди.

  • Или очень богатые, для кого пробегающие мимо них суммы — не деньги.

Если любовь живет светом вложенных в нее драгоценностей, то драгоценности должны быть под охраной. Как минимум, драгоценности не должны обесцениваться, а для этого должно быть запрещено их тиражирование: драгоценность имеет это звание тогда, когда она в единственном числе.

  • Антуан де Сент-Экзюпери: "Любимый цветок — это прежде всего отказ от всех остальных цветков".

Именно из этого вытекает совершенно понятное требование эксклюзива в любви, и это естественно: драгоценности особенно дороги тогда, когда их нет у других. Сам по себе бриллиант — блестящая безделушка, но если такой больше ни у кого нет… Если то, что ты даешь мне, ты легко даришь и другим, то разве тебе это дорого? Когда то, что дарю тебе я, ты легко получишь и у другой, то будешь ли ты ценить ты мой подарок? Поэтому никаких других у нас быть не должно: ты — только мой, я — только твоя.

Логично? Предельно логично. И одновременно может быть совершенно непонятно другой стороне:

– Какие у тебя ко мне претензии? Я что, в чем тебя обделил? Твоего я на брал, у нас с тобой все по-прежнему, раньше тебе этого хватало. А что встречался с Натальей, тебе от того ущерба нет. Тогда чего собачишься?

Он рассуждает абсолютно здраво, но по логике дружбы, которая печется лишь о необходимом. А любовь — дитя роскоши… Кроме того, он забывает, что в глазах любимой он себе уже не принадлежит. Наивный!

Любовь обидеть легко.

Я доверила тебе все, что у меня было, я слезинками капала в твои крепкие ладони, но ты вдруг разнял свои руки, и все просыпалось в грязь…

  • Я плачу.

Обиды любви — жестоки.

Я отдала тебе все свои драгоценности, я вложила в тебя все, а ты оказался — не тем.

  • Предатель!

С точки зрения нормального удобства и обычной житейской порядочности дружба несравнимо предпочтительнее любви. Начинается любовь — кончается вольница дружбы и начинаются неприятности. Поднимаются притеснения, вас начинают ревновать, на вас уже претендуют как на свою собственность, от вас ждут всегда внимания и навсегда заботы… Конечно, другом быть проще и удобнее.

  • Но пока душа еще жива, все равно хочется быть — любимым!

Тимур =========

Николай Иванович, разрешите выразить другое мнение.

В дружбе мы следим за тем, чтобы жить по средствам, и не бросать в общий костер все, что есть. В любви же любимый человек становится настолько важен, что радовать его и делиться с ним — уже не просто доброе удовольствие, а необходимое условие и суть жизни.

  • Можете считать это душевным заболеванием, но от этого меняется мало что: люди иногда так живут. Возможно, так ваши родители относились к вам.

И если вспомнить об обмене-сделке, то суть, вероятно, все-таки не столько в произвольно выбранных драгоценностях, сколько в подходе к обмену: в дружбе приемлемое меняется на приемлемое, то есть обмен субъективно равноценный. А в любви всё меняется на всё.

  • Помните притчу о старой женщине, которая подала всего лишь грош, но это было все, что она имела? И ведь ее дар был оценен выше солидных даров богача.

Я не знаю, хорошо это или глупо и плохо, но так бывает. И это бывает сильно. А значит, возможности напортачить гораздо больше: как всегда, когда задействованы большие силы.

  • Поэтому люди умудренные уже грустно сдерживают порывы своей любви и находят способы изящные и тонкие: иначе неясно, сделает горячая забота жизнь любимого лучше или наоборот.

Однако и доброго дела может оказаться гораздо больше. Правда, суть тут уже не столько в остром и практичном уме, сколько в душевной мудрости. И тогда если дружба — это любовь сдержанная и с умом, а просто любовь — это сила несдерживаемая, то любовь, которую хотелось бы видеть мне, это сила добрая, могучая и не столько ограниченная, сколько направляемая — мудростью. И душевной, и просто житейской.

================

Сказка о волшебной сказке

"На дубе том висит ларец, в ларце утка, в утке яйцо, в яйце игла, а на кончике иглы — моя жизнь…" Слушай, а куда у нас в доме все иголки задевались?

Сказка в формате будних забот

Одна из самых глубинных драгоценностей души — это хранимая в душе Сказка. Когда-то, в очень далеком детстве, мы были счастливы. Было ярко и весело, мама пахла чем-то очень вкусным, а папа хотел с нами играть. Это была — сказка. И мы поверили, что мы можем быть счастливы, что сказка в жизни — возможна. И теперь мы ждем, что когда-нибудь придет дед Мороз с огромным мешком, полным нам подарков, мы встретим добрую Фею с волшебной палочкой, взмах которой сопровождается серебренным звоном, и пойдем по дороге, вымощенной желтым кирпичом, навстречу самым чудесным приключениям. И очень важно, чтобы мы могли держать за руку того или ту, с кем этот путь и делается — сказкой.

Я тебя зову, как только
Новый месяц робкой свечкой
Занавеску тронет тонко,
Выходи ко мне навстречу.

Ты не бойся, я согрею
Твои зябкие ладони,
Твои теплые колени
Поцелуями укрою.

Я тебя в стихи одену,
Шорох слов накину шалью,
Звуки музыки печальной
Принесут с собою тени…

Может, ты моя Сказка?

  • Вы чувствуете, вы понимаете, сколько стоит этот вопрос?

Пока жива Сказка, жив человек: ему есть во что верить, чего ждать, во имя чего жить. Боль и сияние Сказки именно в том, что мы все время отодвигаем ее вперед, зная, что она не может быть здесь и сейчас, но веря, что она может быть: может быть, с тем? Может быть, тогда? Сказка жива тем, что мы не пытаемся ее одеть реальностью, тем, что она живет только как — сказка… И тем страшнее рывок, когда я кому-то реальному, с настоящим телом и запахом, говорю: "Ты моя Сказка!"

И в день седьмой, в какое-то мгновенье
Она явилась из ночных огней,
Без всякого небесного знаменья,
Пальтишко было легкое на ней.

Мне надо на кого-нибудь молиться…

Я поставил на тебя смыслы моей жизни, ее потаенную пружину, ее свет и радость, все свое существование. Я люблю тебя, принцесса Сказка!

Сказка — это очень просто.

Я долго прилаживался и в конце концов растянулся на траве, удобно положив свою голову ей на колени. Моя принцесса тоже нашла увлекательное занятие: в ее глазах бегали лукавинки, тонкой травинкой она водила мне по щекам, носу и губам, я тянулся и шлепал губами, пытаясь поймать и отобрать щекотную травинку. Она смеялась и дразнила меня ее близостью, а если я, не выдержав, тянул руки, она быстро прятала травинку за спину и, вызывающе подаваясь ко мне грудью, с веселыми глазами требовательно кричала: "Так нечестно!"

Сказка — это очень просто, надо просто найти свою половинку и сказку своей жизни начать делать вместе.

Будьте готовы только к одному: чем удивительнее, чем чудеснее и невероятнее в своей красоте сказка, тем более она вырывается из жизни, тем труднее она в эту жизнь вписывается и легче из этой жизни — уходит. А когда уходит из вашей жизни сказка — вы всегда плачете. Вообще по-настоящему плачет только тот, кто в жизни со своей Сказкой — встретился.

  • Светлых вам слез!

Круговорот любви в природе

Если по уши влюбилась,
Берегись любви несчастной.
Почему влюбляться надо
Непременно в одного?

Лучше в нескольких влюбляйся —
Сразу больше вероятность,
Что один из них оценит
Сердце верное твое.

Напутствие от Г. Остера

Убеждение, что любовь без взаимности нежизнеспособна — так же распространено, как и лукаво. Чаще оно используется как удобное обоснование, когда нужно, чтобы наши требования любви выглядели весомее, или служит оправданием, когда мы решили кого-то более не любить. Конечно, если пара замкнута только друг на друга и вокруг них только холодные булыжники, то любовь в одну сторону и так чтобы неограниченное время — действительно затруднительна.

Однако самый влюбленный в одну единственную, если приглядеться, любит еще и свою старую маму, и свои новые ботинки, а сколько бы он не рыдал, что его возлюбленная его бросила и теперь его не любит никто, обнаруживается что рыдать ему есть кому: каждого любит кто-то.

  • Некоторые, кстати, еще любят себя, и вполне полноценно.

Приглядитесь: любовь передается эстафетной палочкой от одного к другому, перебрасывается от пары к паре волшебными шариками, перетекает от одного к другому и третьему теплыми ручейками, а иногда разливается морем, ласкающим всех. А можно посмотреть еще и на такую картинку, где я постарался изобразить эту солнечную карусель любви максимально наглядно.

Вот бабушка кормилица, и бабушка Машеньку любит. Не то, чтобы она была от внученьки в восхищении, но Машенька — девочка неплохая, а бабушка — человек солнечный и заботиться любит. Просто так. Хотя, наверное, в большей степени бабушка к Маше привязана и жизнь свою без внученьки не представляет. И хотя Машенька отвечает ей в основном раздражением, бабушку эта роль немного Жертвы, похоже, устраивает.

  • Потому что планида такая.

Маша вообще-то девочка не черствая, просто сейчас она втюрилась в Петю и ни о ком кроме него думать не может и не хочет. Так-то она девушка самостоятельная и нынче привязанность более разыгрывает, чем переживает, но Петька для нее действительно находка и она крутится вокруг него, получая настоящее удовольствие.

  • У нее настолько искренне дающее отношение, что можете назвать это даже Машиной любовью.

Пете нравится ухаживание Машеньки и он его не пресекает, а даже поддерживает, но душа его уже давно занята Настей. Настя для него — свет в окошке, и то, что Настя его все-таки не любит, волнует его мало. У Пети легкая и добрая душа, его радует сама его любовь и то, что, спасая от длящегося безделья, эта любовь дает ему возможность писать прекрасные стихи и песни.

  • На которые он, собственно, и живет.

Нельзя сказать, что Настя к нему совершено равнодушна: Петину внимательную помощь она ценит, а его любовь ей, как женщине, безусловно льстит. Временами она Петей бывает даже очарована, но — но живет она с Костей.

Наверное, Настя Костю любит, хотя их связывают вещи гораздо более серьезные. Они живет уже не первый год и более слаженной пары найти трудно: при том, что больше всего на свете Костя любит свои паровозы, это дело его жизни и, возможно, единственная привязанность, он исключительный муж в полной комплектации: надежный, порядочный и заботливый. Да, Настя ему в первую очередь удобна, но он заботится о ней так же, как и об остальном домашнем имуществе, а недостаток любви вполне компенсирует толстой благодарностью. Настя это ценит.

А самое главное, у Настя и Кости есть их Чудо — с совершенно ясными глазками, которое бегает маленькими ножками и само как маленькое солнышко. Настя просто нашла себя в этом славном существе, она теперь живет вся в светлом празднике любви, хотя ей бывает обидно: когда Костя приходит домой, Чуда всегда сразу бежит ему навстречу.

  • От нее.

Конечно, Костя свое Чудо, свое Солнышко тоже любит, но любит он ее по своему: спокойно и рассудительно, как-то очень легко, и часто подсмеивается над Настиной немного тревожной привязанностью.

  • Которую Настя не отрицает.

Вот так и происходит круговорот любви в природе: бабушка кормит Машеньку, Машенька — Петю, Петя подкармливает Настю, которая кормится совместно с Костей и вместе с ним питает любовью их маленькое Чудо…

А кого кормит Чудо? Странный вопрос. Чудо, если кормит, то только свою куклу Мусю, а больше никого. Чудо просто бегает и сияет своими глазенками — вместе с Солнышком, с которым она дружит.

  • И, похоже, вместе с ним кормит радостью всех, ничего для этого специально не делая.

В этой картинке понятно все, кроме самого первого пункта: а кто кормит бабушку? Здесь выходит, что никто. Может быть, светло прожитая жизнь?

  • И напоследок: если это зарисовка из жизни, то тогда не надо "ля-ля" про обязательную взаимность в паре. Договорились?

Тимур ===========

Если глава о любви завершается, то мне хочется сказать про самое, на мой взгляд, важное. Про —

Боязнь любви

Любовь пытаясь удержать,
Как шпагу, держим мы ее,
Один к себе — за рукоять,
Другой под сердце острие.

Господа, уберите шпаги…

Любовь бывает болезненной, и многие решают: обойдемся-ка мы лучше без нее. Целее будем. Что тогда случается с любовью? Отношения тогда становятся — внешними. Формальными. То есть отношения есть, но они меня — не задевают. Не трогают.

  • Не касаются.

Так вроде бы и жить легче. Великое и щемящее чувство, к которому поначалу так стремилось сердце, разложено теперь на объясненные части, и уже видится толковый путеводитель, как свое получить и поменьше при этом потерять. Вроде бы ничего и не меняется: мы же не отказались от любви. Мы же ее только — обезопасили.

Правда, в этой безопасности, безопасности от сиюминутных потрясений, таится куда большая опасность: в нашей жизни постепенно, шаг за шагом становится все больше формальности и все меньше — настоящего. Мы начинаем избегать жизни. Пережидаем. Но уже не до "лучших времен", а постоянно.

  • До смерти.

Вы наверняка можете таких людей если и не увидеть прямо сейчас, то, по крайней мере, вспомнить. Это и холодный сослуживец, которого раздражает все, кроме логики. Это и родственник, который морщится и уходит при виде ярких проявлений чувств. Это молодой человек, который все обращает в "прикол" и создает вокруг себя дымовую завесу абсурдной ирреальности. Это и агрессивный циник, и расслабленный "пофигист". И так далее.

  • Если человек в своей жизни «и такой тоже» — это одно. А если только такой и «какой еще может быть?» — тогда есть о чем загрустить. На моих глазах всего за два-три года жизнерадостный и добродушный парень превратился в бумажного чиновника, искреннего в своем непонимании «неодобренной и неорганизованной» жизни. Причем, что характерно, для него самого эти изменения вовсе не очевидны.

Самое любопытное, что замуровавший себя в стены человек любви вовсе не избегает. Судите сами: чем больше сил потрачено на укрепление обороны, тем более нам важно для самооправдания, чтобы «трагические испытания» в жизни встречались как можно чаще. И тогда нам нужно экстремальную жизнь себе — устраивать. Или выдумывать.

Впрочем, когда пустота и одиночество за стенами становятся уже совсем невыносимыми (такое бывает), наступает — весьма болезненное — осознание. Осознание упущенных мгновений, упущенных радостей, промелькнувших людей, которые могли быть близки и дороги, осознание так и не вышедшего снова в жизнь — себя.

  • Чем больше жизни потрачено на «оборону», тем болезненней это осознавание. И тем больше вероятность, что человек, сделав наконец попытку выйти наружу, обожжется, скажет себе: «ну вот, тут и впрямь все очень плохо». И — останется, где был.

Возврат к непосредственной, полноценной (имеющей полную цену) жизни может быть трудным и тяжелым (или просто неприятным: кто сколько потратил впустую). Но, что радует, такой возврат — возможен. Он возможен тем более, чем раньше и сильнее человеку захочется вернуть в свою жизнь настоящее.

  • Собственно, саму жизнь. А не ее пережидание-существование.

И если мы все-таки выберем жить, то нам понадобятся в этой жизни близкие люди. Люди, к которым наша душа будет тянуться, рядом с которыми мы будем раскрываться такими, какие мы есть, зная, что нас — именно таких — здесь любят и ждут.

  • Пожалуй, ради этого напрячься и вынести кое-когда и шквальный порыв ветра, и даже град — стоит.

Впрочем, это не призыв жить вообще без защиты. Просто защита должна быть для жизни, а не этой жизни целью и основным содержанием. Защита должна быть — достаточной. И тратить на нее больше, чем нужно — значит, тратить впустую свою жизнь.


Купить книгу в электронном варианте можно здесь



1Возможно, в случае восхищенного одобрения милым человеком этой вашей готовности вы расстроитесь. Ваше право. Другой вариант — не уподобляться этой фарфоровой посуде.

Мои тренинги
Козлов Николай Иванович
29 ноября, с 19:00 до 22:00
Александр Горбачев
Тренинг в предварительной записи
Наталия Дворкина
16 и 17 декабря, с 11:00 до 21:00
Александр Тарасов
2 и 3 декабря, с 11:00 до 19:00