• Козлов Н.И. «Формула личности»

Козлов Н.И. «Формула личности»

Предисловие

– По глазам собравшихся читаю я многочисленные вопросы относительно себя. Готов ответить! Неутоленное любопытство страшнее голода.
– Ах, граф, как вы добры! — воскликнул Федяшев.

Эпиграф без подписи [1]

То, что меня пригласили печататься в серии "Мастера психологии" — для меня, не скрою, очень лестно. Думаю, что этим приглашением я обязан в первую очередь большим тиражом своих книг и вытекающей отсюда известности для читающей публики, и поэтому считаю оказанное мне предпочтение не вполне справедливым. Я знаю десятки практикующих психологов — великолепных мастеров, работающих ничуть не менее профессионально, и при этом глубоких теоретиков. Но, к сожалению, они не пишут, и ровно поэтому народ их не знает.

  • Жаль, что они не пишут, и жаль, что народ их не знает.

Великое дело большие тиражи! Попал в тираж, вошел в обойму известных — тебя уже раскручивают дальше просто по законам торговли. А в результате, как мне сообщили, наши первокурсники педагогических вузов знают трех главных психологов: для них это Фрейд, Юнг и Козлов.

  • Правда, иногда упоминалась другая троица: Кашпировский, Лазарев, Козлов.

Козлов уверенно входит в народный фольклор. Например, на всемосковской толкучке, в газете бесплатных объявлений "Из рук в руки" в рубрике "Знакомства" вместе с всем понятной формулой "без в/п" (если вы не знаете: "без вредных привычек") нередко встречается и "Солнышко по Козлову".

  • И всем все понятно.

Надеюсь, тем не менее, что к моим заслугам относится не только способность писать книги: хотя бы потому, что за письменным столом я скорее записывал, нежели писал. Записывал то, что рождалось в процессе моей пятнадцатилетней (и, как теперь я могу, оглядываясь назад, оценить, достаточно успешной) практической работы.

Думаю, что для развития психологической практики в России мною сделано немало: самым плодотворным, на мой взгляд, оказалось создание методических пособий, в которых удалось подробно прописать сценарии тренингов, разработанных и прошедших практическую проверку в нашем Центре. Готовые к прикладному использованию, эти методические пособия достаточно полно представили для психологов содержание "Синтон-программы" [2]

, а вместе с регулярно проводимыми обучающими семинарами создали условия, благодаря которым в нескольких десятках городов России организованы и успешно работают с молодежью психологические центры и клубы. Наверное, сейчас можно уже сказать, что нами разработано собственное направление в психологии и заложены основы для создания своей школы.

Никоим образом не преувеличивая свои возможности как психолога (например, моя психотерапевтическая квалификация недостаточна), я, тем не менее, могу назвать области психологической практики, в которых мне пришлось быть, по сути, первооткрывателем и в которых, по-видимому, я до сих пор являюсь лидером. В первую очередь это:

  • организация клубной психологической работы [3] ;
  • методика групповой психологической работы с молодежью;
  • методика Дистанции (управление самостоятельной работой по запланированному личностному росту).

Как показывает сопоставление моей практики с работой и взглядами моих коллег, я представляю достаточно оригинальный, не вполне традиционный для классической (в том смысле, в каком принято понимать этот термин в наши дни) психологии — как науки, так и практики — свой подход. Тем не менее, собственный вклад в психологическую науку я могу оценить лишь как "очень небольшой". Главная причина этого, скорее всего, — моя привычка работать самостоятельно, опираясь только на свою голову и силы.

  • Ну, может быть, еще и бунтарский дух, не очень совместимый с благообразием научных тусовок и дисциплиной строгих научных статей. Вау!

Итого, по науке: не выступал, не участвовал, не привлекался. Статьи в научные журналы не посылал, на научные конференции старался не ездить. Почему? Уважаемые коллеги, ответьте мне на наивный вопрос: что люди ждут от научных конференций? Итоговые документы разрабатываются помимо всяких выступлений в соседней комнате (сам не раз писал) и обычно из очень дипломатических соображений.

  • Ну, например, чтобы в министерстве денег все-таки дали.

Ваше выступление напечатают в сборнике материалов конференции.

  • То есть вроде бы и напечатают, а вроде бы никто и читать не будет. Ну и ладно, легче писать.

А что вы услышите на научной конференции? Большой доклад обычно обозревает ситуацию в целом, из мелких докладов ты поймешь только кто по какой тематике решил засветиться в преддверии кандидатской.

  • И все.

Перерыв, буфет, ну, книжки разные рядом продаются. И вы два дня сидите, глядя на президиум. Вы на это потратите два дня своей жизни?

Ладно, каждая тусовка играет в свои игры, а что все-таки приобретете вы, потратив время на чтение этой книги?

Едва ли я здесь написал что-то (по сравнению с предыдущими моими книгами) принципиально новое, скорее, я постарался систематизировать свои взгляды как психолога. Ну, знаете, как отвечают все солидные люди: "Ваши взгляды на человека, на методы психологической работы и на перспективы развития цивилизации в целом?" Естественно, меня очень подмывало перейти на совсем уж научный язык, но я решил не халтурить и, сказав все требуемое научной общественностью, постарался доставить радость и тем, кто любит купаться в звуках, красках и образах великого и могучего.

Это оказалось тем более необходимым, что использование живого, человеческого, разговорного языка — это один из методов моей психологической работы. Естественно: если я хочу из забитого тоталитарной мамой и авторитарным образованием скованного невротика

  • все прилагательные здесь можно без потери смысла поменять местами

воспитать полноценного и чувствующего вкус жизни человека, я обязан говорить с ним не на научном воляпюке, а на языке живом и разном: языке прозрачной поэзии и грохочущих трамваев, голых раздевалок и тихой нежности прощания.

  • Поэтому тот, кто проглатывает мои книги, пропускает самое важное — их вкус. Целое книги соткано из маленьких лоскутков, составлено из сотен лакомых кусочков. А, как пишет Борис Агапов, "Маленький кусочек жрать невозможно. Его можно или не заметить, или положить на язык и почувствовать его вкус".

Эта книга продолжает жанр научно-художественной литературы (НХЛ: "Шай-бу! Шай-бу!"), в котором я иду по стопам безмерно уважаемого мною В.Л. Леви. Приятно отметить, что к нашей компании присоединяются уже многие, формируется целая традиция, где общим является свободный, на дыхании построенный стиль, внимание к поэтике речи

  • и даже оформление.

Надеюсь, что эта книга начнет еще одну традицию, а именно, использование умных картинок. Это не картинки-иллюстрации, обычно вставляемые для оживления сухого текста, не таблицы и не логико-концептуальные схемы. У меня образное (в том числе) мышление, и я попробовал непосредственно зарисовать то, что я вижу внутренним взором, когда рассказываю о чьей-то жизни или когда строю свое собственное поведение и свою жизнь. Как у любого строителя всегда есть план будущего дома, так и за любым моим действием всегда присутствует такой же, то есть достаточно четкий, план.

  • И меня совершенно не напрягает, когда я вижу рисунок предстоящего поцелуя или прочерчиваю интригу планируемого скандала: был бы рисунок красив и скандал продуктивен.

С одинаковой долей истины можно сказать и то, что я живу расслабленно-интуитивно, и то, что мое поведение всегда контролируется жесткими внутренними схемами и правилами; просто в деловой беседе стратегия и схема одна, в жесткой конфронтации композиция другая, а в потоке нежности структура мелодии третья — но такая же видимая для меня и состоящая из вполне известных мне элементов, кубиков, которыми я играю.

  • И создаю: в деловой беседе выигрыш нам, в конфронтации проигрыш им, в потоке нежности — полет и растворение.

Так вот, то, что можно передать без теплоты касания, без рисунка жеста, без музыки интонации и приглашения взгляда, передать только оживающими словами и образным представлением через умные картинки, — это я и постарался в своей книге передать. Совершенно не буду возражать, если вы, уважаемые коллеги-психологи, будете использовать приведенные графические схемы — умные картинки — в своих занятиях.

  • Собственно, что многие давно уже с большой радостью и делают.

В названии книги присутствует "Солнечный город", а в тексте часто будет упоминаться "Солнечный дом". Что это за архитектура? Сожалею, но подробный рассказ об этом вы найдете только в конце книги. Потому что пока не разберешься, что такое Синтон, нельзя ничего понять о Солнечном доме, но без упоминания о Солнечном доме не расскажешь о Синтоне.

  • Вот так хитро и читайте.

Моя хозяйка, Жизнь, все то время, пока я писал эту книгу, щедро дарила мне людей, которые подкидывали мне дивно сочные образы и вкусные мысли. Как настоящий жадина, я все их подбирал и с удовольствием лепил из них свой текст. К сожалению, полный список моих соавторов привести я затрудняюсь, тем более памятуя классическое изречение:

Все, что сказано хорошо, — мое, кем бы оно ни было сказано.

Кажется, это говорил Сенека, но в меня это вошло настолько давно, что стало и моим тоже. Обнимаю всех, кто меня любит, и приглашаю к веселому делу антиципации единиц значения в контаминантном потоке авторского тезауруса, ведущего к порождению адекватного динамического гештальта в едином парадигматическом поле и, в конечном итоге, к трансиндивидуальному семантическому консонансу.

  • Как приятно, когда образованные люди понимают друг друга!

Умные картинки

Как возможно возмущение (Строение души на листе бумаги)

В начале было понимание

Вот вы говорите: "В действительности, в действительности..." А кто ее знает, что в ней. Может, там черт знает что, в этой действительности...

Л. Андреев

Любое, по крайней мере острое, переживание начинается с не-понимания: "Ну как такое могло произойти?!" Но, чтобы душа напрягалась в непонимании, до этого должно было произойти — какое-то, любое, разное! — но понимание ситуации.

  • Вплоть до: "Я не понимаю ничего!", потому что это — тоже определенное понимание.

"Он это нарочно!" — "Нет, я не нарочно, так получилось!" — чем бы ни закончился этот крик, спор идет именно о понимании ситуации.

Что это такое — понимание? Как оно происходит?

Как я полагаю, понимание — процесс исключительно творческий, и творится оно обычно так: у человека есть некоторая схемка (внутренняя картинка мира, сказка о мире), он выставляет ее вперед к миру, предъявляет ее ситуации, и ситуация налипает (раскладывается) на эту картинку, делая ее живой — реалистичной. Видение мира начинается с того, что мы готовы видеть в мире, с нашей внутренней о нем картинки.

Например, люди вокруг тебя — просто люди. Но если в своей внутренней картинке ты всегда видишь себя стоящим на горе, а под тобой люди как облачка — ты высокомерен. Если ты видишь себя стоящим на горе, и люди не под, а вокруг тебя прозрачными облачками, ты не высокомерен, а царственен. Если же в своей внутренней картинке ты козявка в яме, окруженная нависшими над тобой могучими врагами, — в твоей душе будет ужас.

  • Вовне — одно и то же, просто люди. Но в душе, навстречу им, у каждого своя внутренняя картинка и — другое понимание. Другие чувства, другая жизнь.

Если к тебе подходит "свой", ты открыт и дружелюбен, если "чужой" — ты держишь дистанцию и осторожен. Все понятно, и какая бы то ни было мистика здесь присутствует только потому, что знание о том, "свой" человек или "чужой", проистекает не из самого мира, а из души. Для забитого подростка "чужие" все, и родители, и друзья, а, может быть, самый чужой ему человек — он сам. Для воодушевленного же мистика с возрастанием степени его экстаза "своими", близкими собратьями становятся все: душевная березка, каждое утро отвечающая на его объятия, бомж, получивший от него на бутылку, заливисто лающий на бомжа безродный пес Шарик, а также взволнованные соседи, успокаивающий всех милиционер и равнодушные санитары.

Внутренняя картинка лежит за каждой нашей эмоцией. Мир не напоил тебя сегодня радостью, и ты грустишь, то есть жалеешь себя и сердишься на мир. Все по-человечески, все как у всех, но ведь если расшифровать — ты сердишься на своих родителей. Вначале твоим миром и были твои родители, и, когда тебе было плохо, ты им плакал: они тогда приходили к тебе, кормили и согревали. Ты вырос, но по-прежнему, когда тебе плохо, душа твоя плачет и зовет... Кого? Родителей...

  • Все наши чувства по отношению к миру — это наши чувства к своим родителям. А трудные и радостные чувства к разнообразным окружающим, в своей основе, — чувства к тем, кто был рядом с твоей колыбелью: к маме, бабушке, отцу. К тем самым родным тебе людям, с которыми ты до сих пор в душе ведешь бесконечный диалог, выясняешь отношения и считаешься...

Наше понимание мира, в самой своей основе, — слепок наших отношений с родителями. И без этой, наверное, самой глубокой внутренней картинки наше видение мира понять нельзя.

Однако мир богат, ситуации разные, мы — существа творческие, и поэтому конкретных внутренних картинок — основ понимания — может быть очень много разных. Она знает, что он — играет и подлизывается, и поэтому все его цветы и поцелуйчики пропускает мимо души. Она чувствует, что он ее уже не любит. Он знает, что она его любит, но строит ему обиду, и поэтому то, что она не звонит и обнимается со Стасом, не значит ничего. Он это видит.

То, что она чувствует, и то, что он видит, определяется тем, что они — знают. Конкретные детали взаимоотношений приобретают свой смысл и значение только в рамках того понимания, той формочки, которая уже заранее в душе живет. Под эту формочку конкретные моменты ситуации подгоняются, с помощью этой схемки недостающие подробности разглядываются.

  • Кастанеда сказал бы здесь что-то очень глубокое про "точки сборки" при конструировании реальности.

Формочка лепит реальность, но и реальность, в свою очередь, влияет на формочку: дает ей жизненность или, рано или поздно, — опрокидывает... Если ситуация налипает плохо, нужные детали пропадают и не обнаруживаются, схемка-сказка со временем заменяется или дополняется другой, более к ситуации подходящей.

Впрочем, у каждого из нас своя психопатология. Творчески подходящие к жизни и не скованные научными догмами люди могут (при желании) некоторые детали приклеить на соплях, какие-то мелочи счесть совсем не обязательными, да и вообще: 

"Я — сказал Иван Петрович,
— Вижу так, как я хочу!"

Если я люблю свою формочку — неужели я не найду для нее подходящей реальности?

Понимание — это в такой же мере ориентация в мире, в какой и конструирование, и адекватность понимания связана не только с умом и опытом человека, но и с его внутренней честностью и порядочностью по отношению к самому себе и к окружающим.

  • А также с мотивацией, тревожностью и прочими хорошо известными каждому психологу обстоятельствами внутренней душевной жизни.

Степень субъективности, то есть внутренней активности при конструировании видения ситуации, похоже, может быть очень различной. Иногда мне кажется, что понимание первично и именно оно жестко определяет видение (и последующие эмоции).

  • Картинка (больная, детальная и обидная) настолько жестко выкристаллизовалась, что от обиды было не убежать.

Но так бывает не всегда, и в некоторых случаях ощущение другое: понимание ищется, формируется, делается под те задачи, которые решает человек. Под то переживание, которое ищет душа.

  • Нужна обида — сделаем обиду, нарисовав подходящую картинку и подобрав, пусть даже придумав, нужные детали.

Чтобы наше с вами видение стало более живым и реалистичным, давайте посмотрим, как разнообразно может строиться понимание (и, соответственно, последующие переживания) в одной и той же, вполне житейской, ситуации.

Измена как предмет субъективного переживания

– Ну мы с твоей женой так посидели!
– А мы с твоей так полежали!

На выходе из гостей, доброжелательно.

Жила семья: вначале им было хорошо, а потом стало им плохо. И вот она уже собирается от него уходить... С чего начинаются ее боль и переживания? С его невнимания? С ее несдержанности? Нет, ее боль начинается с другого: с той картинки о мире, которую она себе нарисовала.

  • С той сказки, которая живет у нее в душе.

Бытовые подробности? Пожалуйста. Он ей изменил, например, с ее же близкой подругой, она об этом узнала, и теперь у нее к нему в душе...

что?

Предлагаем следующие возможные варианты. Она:

  • расценивает и переживает это как предательство;
  • чувствует себя обделенной;
  • испытывает к нему физическое отвращение.
  • Похоже? Реалистичный список?

Строго говоря, переживания жены в случае измены мужа могут быть и вовсе другие.

Если, например, она продвинутый (хотите — задвинутый) психолог и секс для нее — всего лишь физическая близость двух заинтересованных друг в друге людей, то она переживать будет не больше, чем если бы муж сыграл с ее подругой в большой теннис.

Если она умудренная опытом женщина и любит своего мужа, у которого как раз личностный кризис и проблемы с потенцией, то состав переживания скорее будет — радость за воскресшего мужа и благодарность подруге, взявшей на себя роль бодрящего эликсира.

  • И так далее: жизнь существенно богаче и неожиданнее, чем пытаются ее представить творцы слезливых телевизионных сериалов.

Тем не менее, вернемся к нашему списку с нормальными (то есть привычными для нас) переживаниями по поводу измены и попробуем разобраться, из чего вырастает каждый из возможных вариантов.

Предательство. Чтобы расценить и переживать происшедшее как предательство, нужно создать и лелеять в душе примерно следующую сказку-картинку: он и она слиты в единстве, и это единство есть святыня.

  • Не просто нечто "дорогое", а именно "святыня", то есть нечто такое, чего не должны касаться "чужие руки".

А теперь, когда эта святыня снята с пьедестала и пошла по рукам, это предательство святыни и — святотатство.

  • Итак, особенности этой картинки: секс здесь возводится на уровень "святыни", а окружающие унижаются до уровня "чужих", чьи прикосновения святыню оскверняют.

Чувство обделенности. Исходная картинка, скорее всего, такова: муж как мужчина есть ее собственность, то, что принадлежит ей по праву, и вдруг ее собственность достается не ей, а ведь ей и так не хватает. Изначальное и итоговое ощущение бедности.

  • Строго говоря, непонятно, как из разового пользования ее имуществом вытекает ее прямо-таки вопиющая обделенность. Но это только если вдумываться, что обычно желающие переживать люди избегают.

Физическое отвращение. Мы говорим о настоящем, не придуманном отвращении, когда вопрос: "Ну как теперь с ним жить?" звучит не столько для окружающих, сколько для самой женщины. Так вот, все правильно: этот поступок его действительно загрязнил. Но произошло это только на основе весьма своеобразной картинки, а именно: она увидела ту, его новую женщину — грязной какашкой и прочувствовала, как он к ней прикасается... Брр!!

  • Особенно сильно она это почувствует, если является выраженным кинестетиком и вообще склонна более ощущать, нежели, например, видеть.

Естественно, он об эту грязную женщину запачкался, и теперь к нему, обмазанному дерьмом, у нее настоящее физическое отвращение.

  • Действие картинки предельно убедительно и логично, некоторые сомнения вызывает лишь лежащее в основе этой картинки убеждение, что другая женщина — это грязно, что близкий контакт мужчины с неразрешенной женщиной его пачкает.

Подчеркнем еще раз, что в самой ситуации ничего из того, что сейчас я проговариваю и показываю, — нет. Все это создается в творческом процессе понимания или, если вас больше устроит такая формулировка, — в конструируемом видении ситуации.

Так или иначе, любое переживание начинается с некоторой картинки, с выраженной в образах системы верований, которую носит в своей душе каждый человек. И центр, сердцевина любого переживания — это столкновение образов, картинок мира с самой реальностью. Именно в этот момент вылетают те первые живые искры, которые позже могут быть успешно раздуты до полнокровной эмоции.

Видение реальности

Понимание, то есть изначально очень активный и творческий способ видения ситуации, — это только начало. Хорошо известно, что люди воспринимают ситуацию через надежные фильтры, позволяющие им не видеть то, что видеть не хочется, а также через гибкие линзы, помогающие раздуть до любых размеров то, что должно оказаться на месте реальности.

Если мама внушает дочке: "От тебя с детства одни проблемы, только одни хлопоты, только сплошные неприятности!" — можете быть уверены, она ухитряется говорить полную правду. Она говорит полную правду при том, что говорит невозможное: не бывает, чтобы дети не были радостью, любые дети — когда-то солнышки с масенькими ладошками. Вспомните: когда маленькое солнышко с бантиками, пыхтя, залезает к вам на колени, а потом, удобно устроившись всей попой, деловито открывает вам свою любимую книжку с картинками и тычет пальчиком: "Мама, читай!", то не обнять это славное создание и не поцеловать затылочек с завиточками может только конченый шизоид.

  • Или мама, которой зачем-то нужно жаловаться на тяжелую жизнь.

Мама может все. Если мама хочет жаловаться на жизнь — она и увидит жизнь тяжелой и лишенной радости. И сделает ее такой!

И тогда на место реальности становится — ее видение. Иногда — очень своеобразное видение.

ОжиданиЯ и представлениЯ о мире

Представления о мире у возмущающегося человека более всего напоминают прокрустово ложе, в которое реальность уместить не так-то просто. "Должно быть так!", "Так быть не должно" — схемка узкая, а реальность многогранна и богата. Вот они и скрипят друг о друга, при более энергичном столкновении высекая бьющие живым возмущением искры.

Откуда берутся такие жесткие представления о мире, такие узкие рамки, в которые насильственно загоняются ожидания по отношению к людям и к миру? Есть две главные причины этого. Во-первых, узость, неразвитость мышления, из которой проистекает: "Понимать других НЕ МОГУ".

Взрослый забывает, как мыслит ребенок, и поэтому считает нормальным пресекать его веселое возбуждение своими требованиями: "Не вертись!", "Сосредоточься!" и другими призывами к благопристойности и порядку. Народ, вы попробуйте сами: вот голова у вас быстро вертится налево и направо (вертится, подчеркиваю, сама — повертите! Повертели?), и, одновременно с этим, попробуйте сосредоточиться на правильном понимании того, чего это хочет мама, которая сейчас на вас ругается.

  • Правильно, не поймете ничего и справедливо получите по затылку.

Так же, как ребенок еще не знает, что для взрослого значит слово "полезный", так и взрослые уже забыли, что значит для ребенка состояние "хочется" и "интересно". А раз мы друг друга понять не можем, то ребенок возмущается, когда его пичкают "полезным", а взрослые возмущаются, когда ребенок почему-то делает то, что интересно ему, а не родителям.

Другая причина жестких картинок о мире — эгоцентризм, другими словами: "Понимать других НЕ ХОЧУ". То есть я, конечно, понять-то могу, что иногда не хочется возвращать деньги, взятые взаймы, — сам много раз убеждал себя, что имеется целая куча причин, почему с возвратом чужих денег я могу повременить. Но когда не отдают деньги мне — простите, это ситуация совсем другая. Проблемы есть у всех, мне деньги нужны, и поэтому я понимать уже никого не хочу. И не буду. И мне просто непонятно, как можно быть таким непорядочным.

Итак, сознание мое узкое, а видение реальности под будущее возмущение уже подредактировано — что получится в результате? Верно, в результате получится стычка, столкновение, полетят искры, появятся поводы для эмоций.

НО!!!

Но поводы для каких эмоций — это еще пока не определено.

Анекдоты из психологиЧеской курилки

В публичном доме послали девушку к новому клиенту, через две минуты она выбегает от него с рыданиями:
– Ой, ужас! Ой, какой ужас!
Что делать? Послали к этому клиенту другую, та через пять минут вываливается оттуда вся в слезах:
– Ах, ужас! ужас! ужас!
Делать нечего, послали к нему самую опытную... Та зашла, и полчаса ее нет. Наконец выходит:
– Ну... ужас. Но не "ужас-ужас-ужас!"

Событие, его осмысление и способы его переживания

– В этой народной песне поется о бедном рыбаке и влюбленной девушке. Каждое утро рыбак уходил в море, а бедная девушка ждала его на берегу. Но однажды в море разыгрался страшный шторм, и утлая лодка рыбака не вернулась в Неаполь...

На глазах Марии выступили слезы

Вот ситуация: у вас на рынке вытащили из кармана некоторую крупную (для вас) сумму денег. Ваши эмоции? А если деньги последние, а если не все ваши, а если... Короче, влипли. Ваши переживания?

Да разные могут быть переживания...

Начнем с нормальных. Обычных, человеческих, то есть — с Драматизаций.

Драматизации — это намеренное создание переживаний, драм, активное раскручивание души на какие-либо (и в первую очередь эмоционально болезненные) переживания. Например, на возмущение. Или обиду. Или, как минимум, недовольство.

  • Что предпочитаете вы?

Кстати, то, на кого именно вы будете обижаться (злиться, сердиться, дуться, оскорбляться — любимое подчеркнуть), также является вашим личным (то есть совершенно свободным) выбором. Любителей комбинаторики порадую табличкой из девяти клеточек, которую можно даже порешать.

Куда направлена любимая эмоция

На жизнь

На людей

На себя

 

Обида

Ну почему это произошло именно со мной и именно сейчас?

 

?

 

?

 

Возмущение

 

?

Ну что за люди? Ну как так можно?

 

?

 

Недовольство

 

?

 

?

Ну почему я был таким растяпой? Ну когда я поумнею?

Остальные клеточки заполните сами, слушая своих друзей и знакомых в периоды их воодушевленных эмоциональных выплесков. Естественно, эта примитивная табличка непростительно обедняет буйную палитру наших с вами справедливых чувств, но хотя бы некоторое представление о богатых возможностях человеческой психики дает.

  • А также способствует размышлениям о том, что авторы (творцы, режиссеры) эмоций в гораздо большей степени не всякого рода "объективные обстоятельства", а мы с вами.

Обладающие даже минимальным жизненным опытом люди знают, что происшедшие с ними события можно и не драматизировать. Во-первых, многим (особенно студентам) знакома полностью пофигистская реакция (а точнее, полное отсутствие реакции), например, в варианте "Ну и что такого?". Отработанный пофигизм позволяет "не брать в голову" любые (а тем более частые в трудной студенческой жизни) неприятности, как только они выпадают из зоны прямой видимости. Во-вторых, некоторые деловые люди предпочитают деловой (а не эмоциональный) подход к ситуации, который предполагает не нервное трепыхание, а ответственное размышление: "Это произошло. Что теперь необходимо предпринять?"

  • И, естественно, за этим следует реализация программы, которая признана разумной.

Любителей экзотики могу познакомить еще и с позитивными вариантами восприятия (и переживания) неприятной [4]

ситуации.

У вас на рынке вытащили крупную сумму денег... Учеба: "Какие выводы я могу и должен сделать из происшедшего? Чему это меня учит?"

  • Деньги, особенно крупные суммы, лучше держать не в наружном кармане и не в болтающихся сумочках, а элементарно в бумажнике, и поглубже. Короче — не щелкай клювом.

У вас на рынке вытащили крупную сумму денег... Интерес: "Со мной такого и так никогда еще не происходило!"

  • Кстати, вполне понятный интерес к этой ситуации проявят и все ваши знакомые, соответственно, у вас появляется классная тема поделиться.

А отсюда естественно проистекает и наиболее странная для нормальных людей реакция — благодарность. "Что еще, кроме важных уроков, подарила мне эта ситуация?" Повод встретиться с друзьями, до которых, пока у вас проблем не было, вы все доехать не могли? Возможность посмотреть на голубое небо и подумать о том, что у вас не сможет украсть никто: радость дышать, видеть людей, надеяться?

  • Да и просто, поскольку теперь денег нет, картошку сейчас не покупать и ишаком с рынка не тащиться.

Личностный подвал

– Голова — предмет темный и исследованию не подлежит, — сказал доктор.
– Мудро! — закивала Федосья Ивановна, накрывая маленький столик и ставя на нем графинчик.

Совершив экскурсию в театр душевно-переживательной самодеятельности, возвратимся к столкновению между ожиданиями и видением реальности. То, какую эмоцию вы будете (и будете ли вообще) раскручивать, в первую очередь определяется состоянием вашего личностного подвала, а именно:

  • вашими привычками и стереотипами,
  • вашим душевным состоянием (радостью, воодушевлением — или болью и желанием ударить), а также
  • вашими прикидками о выгоде (житейской или душевной) от тех или иных переживаний (внутренних или выраженных открыто). Вашими привычными манипуляциями.

ПривыЧки и стереотипы

Садовый фрукт? Яблоко. Домашняя птица? Курица. Часть лица? Нос. Поэт? Пушкин.

Ответы всех нормальных людей

Привычки — это то, как привыкли вы. Стереотипы — это то, как привыкли все. А вы — вслед за ними. Потому что вас так воспитали.

Если вы человек воспитанный, вы знаете, что такое "возмутительно". Возмутительно, если молодой человек не уступил место бабушке. Ужас! Возмутительно, если бабушка не хочет тихо и порядочно вязать носки своему внуку, а собирается неизвестно с кем идти на байдарке в Карелию. Кошмар! Возмутительно, если друг оказался вдруг не со мной и не там, а хам.

  • Блин!

Конкретный список возмутительных ситуаций, бывает, оспаривается в разных тусовках, но по большинству пунктов расхождений нет и о них известно главное:

Все нормальные люди здесь возмущаются.

Тут возмущалась твоя мама, кричал твой отец, сердилась твоя бабушка — естественно, ты не покинешь их сомкнутые ряды. Тебя так воспитали — ты таким и будешь.

  • Особенно, если ни о чем не задумываться.

Боль или радость

– Почему ангелы летают?
– Потому что у них на душе — легко!

Не грузись

Привычки привычками, а живое душевное (и вообще физическое) состояние также значит много. Если вдруг, например, случайно, твое тело выспалось, а душа ликует, возносится и поет от долгожданного телефонного звонка, обещающего тебе... (продолжите сами) — вас не смутят даже совершенно возмутительные ухмылки сами знаете кого.

  • Потому что все — класс!

Другое дело, когда жизнь тяжелая, а душа болит. Такое бывает: устал как черт, зуб ноет, спина болит, дети орут, а в холодильнике сгнили помидоры... Правильно, тогда жизнь противная и вообще все гады. Поэтому любая заботящаяся о себе женщина заботится о том, чтобы мужа вечером покормить и отдохнуть. А если хорошую жизнь тебе никто (или ты сам себе) не устроил, скорее всего, ты захочешь кусаться. Боль, душевная или житейская, — это неприятно. Боль рождает агрессию. Боль рождает желание ударить.

  • И тогда ты начинаешь возмущаться. То есть драться с плохим миром.

Выгоды

– Ах, батюшка, меня изнасиловали! Что мне делать?!
– ...Съешь лимон.
– Зачем?
– А чтобы морда такая довольная не была.

Из жизни

Самый любопытный элемент душевного подвала — это выгоды, житейские или душевные, стоящие за раскруткой искомой эмоции. Что за выгоды? Ну, они бывают очень разные. Например, сделать кого-то виноватым и заставить его отрабатывать свою вину — выгода очень житейски реальная.

  • Опоздание парня на пятнадцать минут будет ему стоить: цветы, хорошее кафе с шампанским и весь вечер вокруг меня крутиться. А иначе — не поздоровится, потому ведь как: опоздал! ко мне! на свидание! А я тут, как дура, стою! (Простите, завелась).

Если я делаю мелкую мстюльку, меня устроит выгода условная: я его виноватым сделал, он переживает — уже и это хорошо.

  • Чего тут не понять? Ему плохо — значит, мне хорошо.

Достаточно подробно тему условных, а также вполне реальных выгод от тех или иных переживаний я разобрал в книге "Истинная правда", в главе "Человек играющий", а здесь могу только добавить еще пару милых эпизодов.

Мудрая мама Катя

У мудрой мамы Кати две дочери-красавицы: старшая Аня и младшая Яся. И вот приходит домой Яся и горько плачет: "Мы прыгали через резиночку, а противная Анька ее у меня взяла — без спросу! — и порвала!"

  • Далее — рассказ мамы Кати.

Обняла, спрашиваю: "Ну, и зачем ты плачешь?"

Она повторяет: "Потому что Анька у меня резиночку порвала!" — и уже топает ножками.

  • Хочется пожалеть, но ведь за топаньем — не боль, а желание мстюльки... Господи, когда они прекратят постоянные войнушки между собой?

Я спрашиваю у нее еще раз: "Я не спрашиваю, почему ты плачешь, я спрашиваю — зачем?" Она решает не отвечать и начинает для этого плакать еще громче.

Тогда я спрашиваю у старшей: "А ты поняла мой вопрос? Почему — это понятно, а как ты думаешь, зачем Яся это делает?"

Аня, пожав плечами, отвечает сразу и спокойно: "Чтобы ты меня наказала. Например, подзатыльник дала". Потом, размышляя вслух: "А почему плачет? Потому что ей обидно и хочется меня стукнуть, а у самой силенок не хватает, и она знает, что я сдачи дам".

"Яся, а ты как думаешь? Это так? — Я понимаю, что я немного садистка, но дочку истеричкой я видеть не хочу и добиваюсь, чтобы она начала думать. — Ведь ты за этим плачешь?"

"Нет! — кричит и упорствует она мне в ответ. — Что вы все ко мне пристали, я же уже сказала, что плачу потому что, что Анька резиночку порвала, — неужели непонятно! А вот ты, мама, ее даже и наказать не хочешь и меня этим еще сильнее доводишь!"

Спектакль в театре

Рассказывает (с придыханием) милая девушка, актриса по жизни: "Нет, ну вы представляете, он, этот мой муж, заснул прям в театре! Прям вот в зале, во время спектакля!! Я так была возмущена, просто не знаю, что это такое!" — и долго делает выразительные глаза, требуя разделить ее праведное возмущение.

  • Если быть скучным аналитиком, то выразительные глаза и интонации с придыханием — как раз та линза, которая из реальности делает выпуклую, то есть кривую, картинку.

Правда, рассказывалось все это в Синтоне, конкретно в связи с анализом манипуляций, и милая девушка, сообразив, что зритель не тот и она излишне увлеклась, закончила: "Вообще-то постановка была действительно скучная, и вторую часть я сама смотреть не хотела. А если заглянуть еще глубже... Честно говоря, я тогда просто хотела с ним расстаться, а тут был такой удобный повод: в театре! заснул!"

  • Вот вам и выразительные глаза при ближайшем рассмотрении.

Итого

Итого:

  • если человек привык и считает естественным для себя возмущаться,
  • если внутренняя боль ищет выхода, чтобы выплеснуться на того, кому не повезло,
  • если возмущение оказывается житейски или душевно выгодным,

плюс помножьте на энергетику темперамента,

то что будет?

Подвал дрожит от напряжения...


[1] Этот и все остальные эпиграфы без подписи взяты из фильмов Марка Марка Захарова по сценариям Григория Горина. Очень их люблю.

[2] "Синтон": произносится с ударением на втором слоге и никакого отношения к религии синтоизма не имеет. Синтонный человек — созвучный, настроенный на волну другого, легко входящий с ним в контакт. Противоположность конфликтному. Подробный и глубокий анализ синтонности и конфликтности дан в монографии А.П.Егидеса "Лабиринты общения".

[3] Считаю приятной обязанностью назвать здесь А.П.Егидеса своим предшественником и учителем.

[4] "Неприятной" — это вставка редактора. А я сомневаюсь: ну почему эта ситуация обязательно "неприятная"? Для меня она скорее — любопытная...

Мои тренинги
Ораторское мастерство, влияние, харизма
Тренинг-центр «Синтон»
Бизнес-тренинги и тренинги личностного роста
Тренинг-центр «Синтон»
Бизнес-тренинги, переговоры, управление
Тренинг-центр «Синтон»
апреля 26 05
Н.И. Козлов и М.К. Смирнова
26 и 27 мая, с 11:00 до 20:00