Вырвись из круга

Цитата момента



Так получилось, что у меня левая рука коллекционирует ожоги: ожоги нежности. На запястье — ожог от сигареты. Он уже еле виден, но я помню, как тогда (кстати, весной) я обнимал ее и другой рукой неловко ткнул огоньком в левую пятерню. Помню прикосновение ее губ к этому месту на руке. Мы уже давно не вместе, но мне жаль, что шрам от ожога зарастает, хотя вот есть другой. Только недавно появился. На большом пальце. Мы вместе готовили завтрак, смеялись и обжигались. Но было не больно от этой печати нежности.
Ожог, дорогой, ну хоть ты не зарастай…
Алекс ШУГАЛАЙ

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Невинная девушка имеет этот дар Божий - оценивать мужчину в целом, не выделяя (искусственно), например, его сексуальности, стройности и так далее. Эта нерасчленённость восприятия видна даже по её глазам. Дамочка, утратившая невинность, тут же лишается и целомудрия. И взгляд её тут же становится другим - анализирующим, расчленяющим, в чём-то даже нагловатым.

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка

О Кате, Насте и порядках на поляне

Потому что у природы есть такой закон природы.

А. Галич

Вышли мы как-то "Синтоном" в поход, расположились на поляне — человек сто. Всем хорошо и весело, но вот Настя, ей восемь лет, начинает ныть и занудно требовать от мамы Кати какой-то ерунды. Катя — сильный человек и умница, пробует как-то договориться — нет, Настя хнычет и пристает. Я понимаю, каждый человек имеет право на плохое настроение, но здесь шла уже очевидная игра, в которой мама проигрывала, а дочка садилась ей на шею.

  •  Кстати, голоса их сливались в такой чудесный унисон, что было ясно: пусть дочка запевала, но мама-то — тихая подпевала… Тем не менее воспитательный процесс я решил начать с Насти. Я подошел к ним и попробовал с ней поговорить — нет, в ее планы это не входило. Тогда, получив от мамы Кати разрешение на свободу действий, я беру Настю в охапку и несу к пруду. Чадо орет и зовет маму, но уже поздно.

Мы сели на обрывистый берег, свесив ножки над водой, и стали беседовать о жизни и о том, как вести себя можно, а как — нет. Настя пробовала капризничать дальше, но смысла в этом уже не было, потому что расклад сил в ситуации стал другой.

  • Мне от нее ничего не надо, а ей хочется воли. Соответственно ус­ло­вия могу ставить я, а не наоборот.

И я ей раз за разом спокойно объясняю, что начальник здесь — я и что в моем лагере капризничать и ныть — не принято. А кто буянит или канючит, тех относят сюда на берег, чтобы они успокоились и пришли в себя. И они не вернутся в лагерь до тех пор, пока не начнут говорить нормальным голосом и вести себя как полагается.

  • И Настя видела, что в лагере действительно ТАК ПРИНЯТО, и она видела, что это ТАК ПРИНЯТО — неплохое и, главное, неизбежное.

С одной стороны, вопить ей глупо, потому что она у меня в объятиях и интонации у меня добрые. Но, с другой стороны, слова звучат убедительно, потому что — а куда ты денешься? Настя успокоилась, и мы обо всем договорились.

Тем не менее с первого раза Настя поняла не все — нытье (естественно, с маминой поддержкой) скоро началось снова. И даже второй визит на берег полностью проблему не решил. Почему? — Не хватало повторений, которые дают ощущение неизбежности. И, главное, не хватало длительности нового образа жизни, который единственно и воспитывает.

В ее семье детям разрешалось ныть — ритуал Нытья был разрешен. А новый ритуал, запрещающий нытье и предписывающий говорить нормальным голосом, разучивается и впитывается не сразу.

С чего начинается утро — и воспитание

Как трудно бывает уложить детей спать, так трудно бывает их поднимать утром. Но в нашей семье эта проблема благополучно решена, потому что Ритуал Утреннего Вставания, сочиненный нами и подогнанный под наши ценности, повторяется каждое утро уже который год…

Звучит будильник. Поворачиваю голову и целую жену (иногда нежно, иногда смешно). Громко и весело оповещаю всех о том, что наступил новый хороший день (естественно, никто еще не проснулся). Встаю, включаю музыку и иду в ванну. Наполняю два ведра холодной водой, включаю теплую воду в ванную. Возвращаюсь и начинаю делать Ване массаж, голосом организовав то же самое между начинающими просыпаться мамой и Сашей. За пять минут ванна наполняется, туда Ваня бежит сам, а Саше нравится приехать туда на моих ручках. Дети погружаются в воду, я — снова в постель. Пять минут утреннего блаженства у всех. Но тут дети начинают буянить в ванне, я туда иду и вынимаю затычку, вода сливается, мы с детишками чистим зубы. Вода слилась, Шура вылезает из ванны на стиральную машину, Ваня включает себе маленький теплый душ и там кайфует. Вопрос Ване, из какого ведра он будет обливаться. Он выбирает (где поменьше), душ выключается, ведро под веселые возгласы всех на него выливается, и он вылезает, получив полотенце. Теперь под душем греется Шура, я Ваню полотенцем растираю, и он бежит к маме, которая еще в постели… Шуру надо преду­предить, что душ выключается и ведро готово, тогда он доволен и под холодным потоком прыгает радостно. Растираю полотенцем, несу к маме и скидываю в общую кучу. Теперь приношу гантели, гири и разгоняю всех из постели на зарядку. Ну, в общем-то, и все.

  • Вроде бы ничего хитрого, но все ладно подогнано друг к другу и, главное, разучено всеми до мелочей.

Детишки уже не задают вопросов, почему надо утром обливаться холодной водой: Ритуал сделал это аксиомой, исходя из которой решаются все другие проблемы.

  • Сегодня не хочется обливаться? — Какая жалость, ведь без настроения обливаться не так приятно!

Наши порядки работают, потому что работают каждый день — годами. Исключительно полезная вещь — умно созданный ритуал, обращенный временем в устойчивую традицию!

Самый лучший воспитатель не тот, который умеет говорить умные и добрые вещи. Лучший воспитатель — тот, который умеет создавать умный и добрый образ жизни.

  • Слова можно пропустить мимо ушей, а образ жизни перемелет любого.

Поэтому нет проблем воспитания у родителей, в семье которых сильные и умные традиции. Беседы о нравственности, конечно, тоже будут не лишними, но что говорить, когда все это впитывается просто из воздуха — воздуха семейных традиций?

Во что играют в детском садике

Идем на речку, Шурик без умолку тараторит.
– Шур, давай пойдем тихо, без болтовни.
– Давай. Пап, смотри, тут такой овод большой!

 Мне кажется, это не только о детях…

Ванькина Каприза

Ваньке два с половиной года, мы в деревне, и вот он как-то раскапризничался. Мама с ним и так, и эдак, но ничто его не веселит и все ему не по нраву. Ходит, ноет и настойчиво выражает недовольство всем.

  • Удобство его позиции, я думаю, долго объяснять не надо. Он играет Больного, хотя немного и переигрывает.

Хорошо, я беру его на руки, нежно прижимаю к себе и объясняю, что придется его полечить. Идем во двор, наливаю в белую ванночку холодной воды из колодца (Ваня у меня на руках) и предлагаю Ване кунуться в эту лечебную воду: "Сразу все Капризы проходят!"

  •  Кстати, ледяная вода не только укрепляет здоровье, она действительно прекрасно сбивает любые истерики.

Ваня внимательно смотрит сначала на ванночку, потом на меня (глаза ясные-ясные!) — и твердо говорит: "Каприза уже прошла". И пошел, спокойный и удовлетворенный жизнью.

Ванька — игрок, у него все проходит через голову, он принимает решения и может от них отказаться, и поэтому мне с ним (таким или другим образом) договариваться проще. С Шуриком такие методы не проходят — у него все (или почти все) натурально. Если он не в духе, он дейст­вительно искренне, "от кишок" не в духе, и "отказаться от Капризы" он не может, потому что он ее не выбирал.

Шура в Детском Саду потому, что он оттуда еще не вышел. Ваня же там оказывается тогда, когда это выгодно, и подчиняется тем Силам-Стихиям, которые привезут его на себе куда надо.

А теперь — о детях постарше.

Жизнь как большая Игротека

В мире нет ничего более праздничного, чем игра. Способность щедро расплескивать переполняющую тебя силу и энергию, наслаждаясь самим процессом, радоваться каждому мигу жизни — самая большая роскошь, которую она может подарить нам. И скучен тот, кто, всегда выгадывая и экономя скудеющие запасы, привязан к результату, кто не умеет становиться выше "успехов" и "неудач".

Однако Игры Празднования — это одно, а Детский Сад — другое.

Детский Сад — это мир, в котором взрослые люди решают (как Ваня) или разрешают себе (как Шура) стать Маленькими Детьми и отдаться — отдать себя — какой-нибудь Большой Силе, после чего к отдавшемуся уже нет никаких вопросов… Он получает ВЕЛИКОЕ ПРАВО ЖИТЬ БЕСТОЛКОВО — ведь уже не он владеет собой, а им владеет кто-то или что-то. Снимается ответственность за его жизнь, а если эта Большая Сила оказывается еще Веселой, Богатой или Хитрой и тем самым решает его житейские или душевные проблемы — то можете догадаться, сколько желающих воспользоваться услугами этого мира.

  • Я сам нередко с восторгом развлекаюсь на площадках мира Детского Сада и не могу сказать, чтобы это порождало у меня чувство вины.

Выбор всегда за вами. Единственная просьба — принимая решения в пользу Большой Игротеки, каждый раз приглядитесь к избранной вами игровой площадке повнимательнее.

Игрушки для взрослых

В жизни выигрывает тот, кто умирает с большим количеством игрушек.

Мнение американцев

Детский Сад не кончается шестью годами детства — он живет в душе каждого, а процесс взросления заключается только в том, что меняется набор Душевных наполнителей: Игрушек и Игр, заполняющих душевную пустоту.

  •  Зачем нужны игрушки ребенку? — Чтобы чем-то себя занять, заполнить время чем-то интересным. Конечно, некоторые игры бывают и развивающими, но очевидно, что малыш играет в них не ради личностного развития. Просто без игрушки время пусто, а с игрушкой — занято, плюс занято приятно. Вот и все.

В таких же Игрушках нуждаются и взрослые. Совсем не обидно признать, что ты, взрослый, играешься в Игрушки. Грустно другое: ты играешься потому, что ДУША ТВОЯ — ПУСТА.

ВАШИ ИГРУШКИ ЗАПОЛНЯЮТ ВАШУ ДУШЕВНУЮ ПУСТОТУ

Игрушка подойдет любая — лишь бы душа не пустовала. Душу можно заполнить просто Мусором или Водой — напри­мер, с помощью трепа или чтения газет. В зависимости от принятого количества душа временами оказывается переполненной (мыслями, переживаниями или просто словами), и в этом случае ее хочется опорожнить.

  • Речевое недержание распространено среди взрослых гораздо более, нежели так волнующее их недержание жидкости у детей.

Но естественно, что серому Мусору и пустой Воде дети-взрослые предпочитают приятные Развлечения и яркие Игрушки. Приобретя их, они тешатся своими любимыми Игрушками так же, как и дети, только Игры и Развлечения взрослых носят другие имена: учеба и рассказывание страшных историй, бизнес и мечтания, ссоры и религиозная деятельность, спорт и любовные страдания… — вкусовые предпочтения не так важны, главное, чтобы душа не пустовала.

Почему нам так нужен Любимый? — Потому что это престижная игрушка, интенсивно и приятно заполняющая душевную пустоту. Вот, скажем, девушка тоскует, ее жизнь пуста и бессмысленна. Учеба или работа душу только травит: не то что "Во имя чего жить?", даже вопрос "Чем себя занять?" никак не решается. И вот она встречает Его: Он становится любимым, единственным, неповторимым. Душевное пространство теперь плотно занято — Им, и ей становится хорошо.

  • Чем эта милая девушка отличается от ребенка, который вначале сидел без игрушки и хныкал, а потом игрушку нашел и радуется?

Ее любовь — это ее Конфета: она сладкая, а разговоры взрослых о вреде увлечения Конфетами в мире Детского Сада пропускаются мимо ушей.

Потом девушка выйдет замуж и станет мамой. Определите, чем для нее является ребенок, с которым она любит под на­стро­ение поиграть, одеть в рюшечки, которым можно с таким умилением восхищаться, когда он спит или улыбается?..

  • — но которого мама готова вышвырнуть в окно, когда он плачем заявляет о своих проблемах?

Даже если ребенок для родителей — любимая Игрушка, это не прибавляет ему много счастья. Родители наслаждаются своей родительской заботой, совершенно не задумываясь, а нужна ли она такая их Игрушке — ребенку. Вы уверены, что гулять по лужам лучше всего в платье с рюшечками?

  • А как же для ребенка — не гулять по лужам?

Игрушечная механика

Не нужно думать, что другой человек в качестве Игрушки нужен только бездельникам. Просто в Детском Саду приняты Игры, а не рациональные процедуры. Тем не менее, вам вопрос: пойдет ли человек, которому ЕСТЬ ЧТО ДЕЛАТЬ, в Детский Сад? — Нет, ему есть что делать. А когда человеку НЕТ ЧЕГО ДЕЛАТЬ, он думает, чем себя занять. И Детский Сад — всегда к его услугам.

В ДЕТСКОМ САДУ ЖИВУТ ТЕ, КОМУ НЕТ ЧЕГО ДЕЛАТЬ

Вот рядом со мной в очереди разговорились две женщины: оказывается, у обеих — собаки, и каждая рассказывала другой про свою — простыми монологами, выслушивая, но не слушая друг друга: "А вот моя собака… — А я свою… — Нет, а моя это не любит". Зачем? Для чего они рассказывали всё это друг другу? Да просто: очередь, делать нечего, чем бы занять время?

  • Вайшнавы, поклонники Божественного Кришны, в этой ситуации не мучилась бы: они бы пели свое "Хари Рама, Хари Кришна!" — и им было бы хорошо. У них душа поет всегда.

А что делать нашим милым женщинам, у которых на душе пусто? Осмыслить прожитый день — не чувствуют нужды, потому что не приучены, зарядку-гимнастику рядом с очередью делать лень и неприлично… Им нет чего делать, и они начинают играть в Беседу.

  • Это Игра: ведь ни одна не слушала другую, а удовольствие получили обе.

Нередко такая игрушечная механика вполне осознается. Предельно внятно ее сформулировала моя племянница на вопрос, зачем им в компанию нужен Ж.: "С ним будет потолпистее. Иногда говорить больше не о чем, а он, глядишь, еще какую-нибудь темку подкинет. Мы ее пожуем — и время провели".

Все вроде бы понятно, пока темы для трепа приятны или нейтральны. Но вот загадочнейшее явление: почему наши замордованные жизнью женщины, особенно пожилые, так любят тематические истории под общим заголовком "Какой ужас!"? Зачем к ужасной жизни добавлять такие же истории? Единственное объяснение вижу в том, что эти пропитанные тягучим кошмаром истории занимают душу так, что больше страдать нечем.

  • Это душевный наполнитель предельной плотности. Он успешно вытесняет и просто житейскую пустоту, и реальную душевную боль, заменяя ее обычной душевной жвачкой.

Есть, видимо, и дополнительная ценность историй о несчастных случаях, смертях, болезнях, кражах, изнасилованиях и пр. Очевидно, что эти заботливо подобранные истории буквально провоцируют всю компанию на СЛАДКИЙ ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ ПАФОС: "Ну как же так можно?!", "Куда смотрят (милиция, врачи, родители…)?!", "Нынешние… (дети, молодежь, мужья-жены) — Неудивительно!", "Порядка нет! Что хотят, то и делают!".

  • Переживания, как я могу представить, вполне на уровне сладких шоколадных конфет, да еще в кругу близких сотрапезников…

Рынок поглаживаний

Здравствуй, моя хорошая! Я люблю тебя. Ты красивая. Ты умная. Будь счастлива сегодня.

Записка для самой себя

Поглаживания — универсальная валюта в человеческих взаимоотношениях. Это то, что необходимо каждому, необходимо просто биологически. Но в нашей культуре на прямые и открытые поглаживания (тем более поглаживания самого себя) смотрят более чем подозрительно, поэтому, сами создав себе дефицит, люди ходят полуголодные и большинство довольствуется их символическими заменителями.

  • Приветствие, сочувствие, согласие, похвала, благодарность, обращение внимания (даже с отрицательным знаком) — все это те сладкие куски, которые подтверждают нашу значимость, сообщают, что мы на свете есть и нас видят — и без которых мы с голодной тоской готовы выть на луну.

Но мы не зря учились жизни: мы знаем, где и около кого стоят кормушки с дешевыми поглаживаниями; мы знаем, чем поглаживания покупаются и как их можно заполучить обманом; мы находим партнеров, с которыми можем обмениваться поглаживаниями обоюдовыгодно и щедро. Присмотритесь: только чтобы получать свою, так необходимую порцию еже­днев­ных поглаживаний, мы учимся множеству совершенно ненужных вещей, годами делаем бессмысленную карьеру, стремимся к всегда единственному любимому, охмуряем и охмуряемся, ведем длинные беседы и выясняем отношения, после чего сладко терзаемся разлукой… Из этой погони за поглаживаниями и складывается наша жизнь.

  • Странно: все эти сложные ухищрения делаются людьми вместо того, чтобы поглаживания получить прямым образом от хороших людей, или, еще проще — непосредственно от себя, любимого.

Кухонная психотерапия

Пустое время можно занять делами, а можно развлечениями. Нормальный, то есть ленивый и отягощенный неврозами человек безошибочно выбирает второе, во время развлечений решая свои душевные проблемы.

Что представляет собой общение на вечеринке, где люди мало знают друг друга? — Заводится разговор, где говорится об общепринятых предметах общепринятым образом, то есть так, чтобы было весело и приятно. А рациональный, сухой остаток — ноль.

  • О чем говорили? — Никто не помнит, потому что это значения не имеет. К чему пришли, о чем договорились? — Не важно тем более.

Здесь не решаются проблемы: здесь тема берется та и так, чтобы партнеры или хотя бы один получил "поглаживания" и в чем-то личностно утвердился.

  • В хорошей компании все самоутверждаются общими усилиями, в дикой — за счет друг друга. Чем больше ты в луже, тем больше я на коне.

Обмен поглаживаниями здесь может быть обоюдным, но это не Близость, потому что в Близости люди говорят о своих потребностях открыто. А здесь — прячутся, делают вид, что заняты совсем иным.

  • В каком-то смысле такое общение можно считать психотерапевтическим сеансом. Но какой же это убогий сеанс!

Задачи были: получить свою порцию поглаживаний, попереживать свое величие или хотя бы утвердить свою правоту, почувствовать себя умнее других или рядом-вместе-с уважаемыми, разрядить агрессию, доказать себе что-то, во что так хочется верить…

  • Милый, ты сейчас рассказывал про свои успехи и огорчен, что окружающие были не особенно внимательны. Да кому они были нужны, твои успехи, кроме тебя, тешившего свои неврозы?

При входе в комнату одного из общежитий висело веселое предупреждение: "Прежде чем войти сюда, подумай, кому ты здесь нужен". Так вот: завсегдатай Детского Сада войдет всегда — войдет именно потому, что он никому не нужен. Он не нужен: куда кинуться? — В любую дверь!

Голодные добывают свою еду — нужные переживания. Как легко решаются здесь все проблемы! Чтобы стать умным и значимым, есть два пути: первый — набираться ума, второй — регулярно делать идиотов из окружающих. Абориген Детского Сада безошибочно выбирает путь второй. Ему не обязательно БЫТЬ правым — ему нужно ПОЧУВСТВОВАТЬ себя правым. Душа пуста — но достаточно почувствовать ее полной. Он никем НЕ СТАЛ — ни нужным, ни любимым, ни родным, — но он ПОЛУЧИЛ ЭТИ ПЕРЕЖИВАНИЯ. Древние называли это “Майя” — мир иллюзий. И это то, что делаем мы.

ОБИТАТЕЛЬ ДЕТСКОГО САДА ЖИВЕТ НЕ В МИРЕ. ОН ЖИВЕТ В МИРЕ ПЕРЕЖИВАНИЙ

Дети очень любят мультики. Взрослые дети мультики устраивают из жизни, без усилий закрывая глаза на происходящее и рисуя себе веселые картинки.

Вот это и есть реальное содержание нашего общения и контактов. Иногда Детский Сад мне видится как сборище душевных инвалидов, часть из которых нашли себя в изготовлении и подгонке протезов, часть — опустились в наркотики. Я не осуждаю так живущих инвалидов. Но, любители Детского Сада, вы другой компании себе не нашли?

Кто еще пользуется услугами Детского Сада? — Те, кому нужно врать, оставаясь с репутацией честного человека. Детский Сад дает для этого великолепнейшие возможности.



Страница сформирована за 0.16 сек
SQL запросов: 174