Авторитет, 11 февраля 2107

Цитата момента



Есть только два смертных греха: желать, не действуя, и действовать, не имея цели.
Прицеливайся… Пли!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Мужчиной не становятся в один день или в один год. Это звание присваиваешь себе сам, без приказа министра. Но если поспешил, всем видно самозванца. Как парадные погоны на полевой форме.

Страничка Леонида Жарова и Светланы Ермаковой. «Главные главы из наших книг»

Читать далее >>


Фото момента



http://nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2009

Клуб "Синтон" и его обитатели, или по сю сторону Добра и Зла

Откуда есмь клуб идет…

"Синтон" на фоне Канарских островов

Говорят, что Канары — восхитительны, красота там дерзкая и бьющая в глаза, но я предпочитаю отдыхать в своей средней полосе, у себя в Мещере. Могу предположить, что красоты в моей Мещере ничуть не меньше, но я ее как-то явно, специально — не вижу. Не вижу, потому что здесь мне все родное, здесь мне все — естественно.

Синтон-программа — естественна. Многие прошедшие Клуб говорят: "Странно. Я не помню Синтон-программы и не могу сказать, хорошо ли то, что было на занятиях, или плохо — все это просто вписалось в меня, как часть моей жизни".

  • Я не думаю, что это странно. Когда я первый раз посмотрел "Зеркало" Тарковского, я не понял ничего и долго ругался. Про что это? Зачем это? А потом прошло немного времени, и я понял, что картины оттуда (все перед глазами…) просто впечатались в меня и стали частью меня, частью моей жизни. Это было со мной, это факты моей биографии, поэтому как к этому относиться? Моя жизнь не обязана мне что-то давать: это просто мое, то, что было во мне и со мной.

Так и "Синтон": человек прошел его и не заметил — "Синтон" впитался в него. Человек вобрал его в себя, как воздух, он растворил его в себе, как питание. "Синтон" остается в человеке, как его культура, а культура, как известно, это то, что остается в человеке, когда все обучение забывается.

Не ищите Канары. К душе - "Синтон" ближе

Можно про то же сказать немного по-другому: Синтон-программа — это прыжок в личное будущее. Это то, что человек узнает и к чему он придет сам через 10 лет.

  • Если, конечно, будет развиваться, а не киснуть и деградировать.

Соответственно, тем, кто существенно опережает основную массу своих друзей, она нужна в меньшей степени. Сильный и яркий человек в Синтон-программе не узнает ничего для себя принципиально нового, скорее, он только укрепится в том, что он живет — правильно. Он прибавит своих сил.

  • Мало ли это? Многим — не мало.

Как минимум, к достоинствам программы я отношу то, что это программа наша, отечественная. "Отечественная" — значит не то, что все "наше" по определению лучше любой американской штучки: нет, я таким патриотизмом не болею. Но эта программа выросла в нашей почве, пропитана воздухом нашей культуры, она знает нас и подходит нам так же, как американцам подходят их, совершенно американские тренинги.

Синтон, это — о чем?

Ты звучишь, как "симптом", странное название,
И претензий к тебе много у меня,
Но "Синтон", мой "Синтон", ты мое призвание,
Без приколов твоих не прожить и дня.

Песнь о славном "Синтоне"

Когда Карл Роджерс, в молодости весьма шизоидный невротик, начинал работу свою, нормальная, то есть традиционная (тогда) психология его с удовольствием не замечала. Через пятьдесят упрямых лет его странные выдумки стали авторитетным "течением" и одной из основ современной гуманистической психологии. Синтон-программа пока — тоже упрямый подросток, со всеми трудностями подросткового периода, и ей можно только пожелать благополучного взросления и заслуженного завоевания места под солнцем. А поскольку в свет этот подросток начал выходить, черты его физиономии можно, пожалуй, уже и описать.

Подросток бодр, немного задирист и не очень уважает старших: вместо того, чтобы тихо слушаться, учит жизни сам. Члены его семьи занимаются в основном врачеванием, лечат души, его же более привлекает воспитание и здоровый образ жизни как главный способ не болеть. Многие его сестры религиозны, он вместо церкви строит клуб. Наверное, со временем из него может получиться весьма строгий папа, пока же его спасает юмор и инстинктивная тяга к свободе.

Если эту зарисовку облечь в слова серьезных книг, то прозвучит следующее:

Синтон-программа — это целостная программа душевного развития и нравственного воспитания, это новая форма образовательной и воспитательной среды[1].

Ее задачи?

Если хотите, это школа, которая готовит к жизни — в отличие от той, в которой учились вы. Школа готовит будущих работников для разных отраслей народного хозяйства — но не учит понимать себя, другого, не учит дружить, любить, не учит тому, как жизнь налаживать и как жизнь праздновать. Наша традиционная школа учит чему угодно, кроме жизни, и житейскую состоятельность наши дети приобретают не благодаря школе, а, скорее, несмотря на нее.

  • Если школьный отличник совершает самоубийство — какой урок он не усвоил?

Ладно, уроки физкультуры направлены на развитие координации, гибкости и силы тела. Но на каком уроке у наших детей развивают координацию душевных движений, душевную гибкость и душевную силу?

Синтон-программа работает с душой так же, как заботящийся о своем здоровье работает со своим телом. Это — совершенно точная аналогия. Тот, кто утром делает зарядку, знает, что тело надо подзаряжать и поддерживать в форме. Тот, кто днем идет в поликлинику, хочет полечить свое тело. Тот, кто вечером бежит играть в хоккей, любит двигать своим телом. Тот, кто ночью засыпает, дает своему телу отдых.

А тот, кто идет в "Синтон", знает, что надо подзаряжать и поддерживать в форме свою душу: в "Синтоне" удобно заботиться о ней, развивать ее, просто наслаждаться игрой и богатством душевных движений.

  • Традиционная фраза тех, кто прошел Синтон-программу и отошел от Клуба: "Жалко, что мой душевный уровень немного снижается… Клуб давал энергию и не позволял душе лениться".

Синтон-программа среди себе подобных

Когда меня просят отнести Синтон-программу к какому-нибудь из современных психологических течений, я оказываюсь в затруднении. Я могу ошибаться, но, по моему пониманию, Синтон-программа не сводится ни к бихевиористским тренингам общения, ни к роджеровской гуманистической психологии, ни к фрей­­дов­скому психоанализу, ни к гештальт-терапии, ни…

  • Да что перечислять, это все равно все другое.

Хорошо это или плохо, но, скорее всего, это вполне самостоятельное течение в психологии — со своими достоинствами и своими особенностями. Ограничениями и недостатками.

  • Которые совершенно не мешают мне ее любить.

Что за особенности?

Во-первых, она никого не лечит. Или мало кого — хотя душевного здоровья прибавляет многим, и прибавляет здорово. Возможно ли это? Конечно. Лечат в поликлиниках и больничных палатах, а на беговой тропинке в лесу, например, — не лечат, а прибавляют здоровья. Так и Синтон-программа: не являясь никоим образом психотерапевтическим курсом, она изначально ориентирована на душевно здоровых людей и, давая душе дозированные нагрузки, пропитывая ее светом и разумом, помогает человеку стать сильнее, свободнее и жить радостно.

  • Не знаю, насколько "Синтон" похож на бег с препятствиями, но то, что он не поликлиника, — это точно.

Во-вторых, Синтон-программа, как программа именно групповой работы, не работает индивидуально и поэтому, бывает, мимо души некоторых — промахивается.

  • Хотя в умном варианте к ней есть дополнение: факультативные занятия для тех, кто заинтересован в работе более углубленной и поэтому индивидуальной.

В-третьих, невелик ее диапазон: она рассчитана на вас и ваших друзей, то есть на людей кое-как умных или по крайней мере мало-мальски образованных. А вот на умственно усталых, душевно отсталых и социально опущенных она идет плохо.

  • При том, что запросы на работу с ними идут постоянно. Общество у нас такое благополучное, что в школах классов коррекции и инспекторов по делам несовершеннолетних с каждым годом все больше: больше становится, а еще больше — требуется.

Я мог бы сказать, что Синтон-программа делает человеков — но, конечно, не всех и не всяких. Синтон-программа воспитывает не методиками, а средой, и тут ей трудно тягаться со средой даже семьи, тем более — средой жизни. Человека уродовали двадцать лет семья, школа, трудовой коллектив, по очереди и вместе пропитывали глупостью и злостью, воспитывали слабым и безответственным, а я теперь за год пытаюсь сделать из него другого — мудрого, сильного и счастливого. Естественно, это утопия.

Шанс Синтон-программы только в том, что в сравнении с окружающей человека обыденностью среда "Синтона" привлекательнее и плотнее, насыщеннее, но минус программы в том, что она все равно коротка.

  • Год. Ну, два года занятий.

Я не верю в чудеса мгновенного просветления. Вы, конечно, можете ждать своего Окончательно Просветленного Учителя, который, наставив палец вам в лоб, расскажет вам о Кундалини, а потом влупит ее вам в самую чакру так, что вы тоже окончательно завершите свой духовный рост. Ждите.

Может быть, вы верите в волшебство Психологической Практики и согласны принять, что какая-нибудь чудесная психологическая группа может изменить вашу жизнь за несколько самых чудесных занятий: вот четверг и пятница вечер, суббота и воскресенье занятия полный день, и вы — новый человек!

Я — не верю.

То есть встречался я с этим очень даже часто: ударный психологический тренинг, и человек — преображается. Человек летает, жизнь прекрасна и улыбается ему, он ощущает себя волшебником — и жизнь дает ему подтверждения этому! — но это длится две недели.

  • Ладно, месяц.

А потом человек — сдувается.

Нет, совсем прежним он уже не станет. Сухой остаток, как закваска возможности Жизни Другой, в душе останется, и в душе брожение будет еще долго, но — но Воплощенных единицы. Остальные — только увидели, только приблизились, только попробовали. И — вернулись в жизнь, во многом прежнюю.

А кто-то со взлета откачнется вниз, и тогда он упадет в депрессию еще более сильную: "Ну, если и это не помогло, на что же теперь рассчитывать!"

  • Не на "что", а на "кого" — только на самого себя, но именно "себя-то" ему и не хватает.

Синтон-программу любят, но не все

Прошли те времена, когда психологов искали днем с огнем и радовались любому более-менее живому слову. Сейчас психологов стало много, а заинтересованных в них, похоже, что даже меньше.

  • Проблем столько, что не до душевных проблем, не до развлечений…

Поэтому среди психологов теперь конкуренция, и Синтон-программа, появившись на психологическом горизонте, среди коллег вызвала очень разные отношения. Часть психологов "Синтон" знают и любят, по крайней мере регулярно присылают к нам своих клиентов (а мы — к ним), другая часть на "Синтон" сердится и говорит, чтобы туда никто не ходил. Они рассказывают, что:

что это какая-то секта (или религия);

что никакой научной психологии там нет, все это развлекаловка, несерьезно и поверхностно;

что это очень опасные методики, потому что лезут в душу глубоко, используют сильные воздействия и работают просто рискованно (кстати, сравни с предыдущим);

что ведущие "Синтона" — манипуляторы, диктаторы и вообще самоутверждаются;

и много еще чего.

Среди аналогов это более всего напоминает мне восприятие испуганным обывателем чужой ему культуры: мол, там все страшные, говорят по-тарабарски, живут не по-людски и едят своих детей, нехристи… Такое восприятие, наверное, неизбежно, потому что "Синтон" рядом с традиционной психологией — действительно немного другая культура.

Какая? На этот вопрос ответить легче всего, посмотрев на тех, кто Клуб составляет, — на синтоновцев.

Лицо Клуба, или Синтоновцы без прикрас

То, что синтоновцы отличаются от нормальных людей, знают и нормальные люди, и синтоновцы. Это не просто отбор, хотя ясно, что с самого начала в Клуб приходит не каждый. Личность синтоновца — это то, что делает Клуб. Что человек находит в себе, приходя в Клуб. Что человек приобретает и воспитывает в себе, живя в Клубе.

Что же это? Что же отличает синтоновцев от нормальных людей с улицы или хотя бы от приходящих в Клуб новичков?

  • Вот я пишу — и побаиваюсь, взвешиваю каждое слово, потому что в случае "неточностей" синтоновцы меня сразу "поправят". За ними — не задержится. И более всего боюсь их приукрасить: на это они отреагируют сразу и достаточно жестко.

Тем не менее — попробую.

Синтоновская закалка

Психологи, работающие со мной в "Синтоне", к синтоновцам уже привыкли и, более того, предпочитают работать именно с ними. То есть пусть вначале пройдут Синтон-программу, а потом приходят к ним. В этом случае у них есть уверенность, что это будут люди не случайные, бодрые, работать желающие и способные.

Потому что с человеком с улицы сразу работать нельзя. Человек с улицы должен вначале оглядеться. Прежде чем открыться, он должен убедиться, что это ему ничем страшным не грозит. Вылезти в центр для него — подвиг.

  • Или, напротив, его проблема в том и состоит, что он лезет в центр всегда, даже когда это не нужно — ни ему, ни другим.

С синтоновцами можно работать без раскачки и предисловий, они не будут оглядываться по сторонам и сами полезут в центр — работать.

С другой стороны, психологи вне "Синтона" синтоновцев любят не очень и, по-моему, часто побаиваются. Я даже знаю, что на некоторые тренинги синтоновцев (тех, кто об этом имел неосторожность объявить) уже просто не берут, потому что те тренинги рассчитаны на нормальных людей, а синтоновцы их взламывают и взрывают.

Правильно. Потому что неотъемлемым элементом любого нормального психологического тренинга является вешание лапши на уши, показ фокусов, обработка трюками и кормление необычным.

  • В Психологе все и всегда ищут — Волшебника. И он не имеет права публику разочаровывать.

Решить чьи-то личностные проблемы — это (всегда или почти всегда) значит дать человеку новую систему Веры, а при очень ограниченном времени это сделать можно, только задурив мозги или крепко дав ему по голове.

  • Ну, конечно, не только это — но это тоже. И обязательно.

Так вот: человеку с улицы вешать лапшу на уши несложно, он одновременно и запуган, и доверчив. Запуган — и не выступает, доверчив — и не требует доказательств.

  • Он требует веры, а не доказательств.

Несколько трюков, и он ваш. Потом можно нести ему что угодно: хоть мудрость, хоть любую ахинею, достаточно представить это Подлинным Высоким Откровением, и даже не важно от кого: от Петра и Павла, или от Науки, или от Себя в состоянии клинической смерти, которую ты с какими-то видениями пережил. Все равно съест все, особенно если это все преподносится ярко и внушительно.

А синтоновцев дурить трудно. Во-первых, они к этому не привыкли (точнее, привыкли к другому), и "обработку" инстинктивно воспринимают в штыки: зачем представление и охмуреж, когда можно сразу по делу — работать? Кроме того, обычные трюки на них уже не проходят, впечатлением их уже не ошарашишь — они в "Синтоне" видели и не такое. Синтоновцы раскованы и критичны, и слабого ведущего готовы съесть сами.

  • Хотя, по-моему, это просто недостаток их культуры. Не нравится, уйди, а другим не мешай. Плюс чему-то научиться можно на каждом тренинге, и это мудрее, чем…

Так или иначе, есть факт — синтоновцы не переносят постных физиономий и менторских поучений: "А сейчас запишите абсолютную истину, открытую только посвященным…"

  • Пастыри обычно вещают агнцам — ягнятам, синтоновцы же мне более напоминают бодрых волчат. Работать с ними трудно, но благодарно — не соскучишься…

Меж собой синтоновцы зубасты, но не агрессивны, минимум тепла и внимания дают обычно любому и к закулисной возне не склонны. Но халява в "Синтоне" не проходит, авторитет и настоящее уважение здесь будет иметь только тот, кто этого заслужит.

  • А сыграв на жалости, от синтоновцев не получишь ничего, кроме жалости…

Синтоновская открытость

Отличительная черта синтоновской атмосферы — это открытость. Ты можешь здесь спросить любого о чем угодно (что ему в тебе нравится и чего он в тебе боится, даже — что он скрывает), и вы действительно можете быть уверены, что вам не просто ответят искренне, а еще позаботятся, чтобы ответ был полнее и глубже.

  • Вообще-то в "Синтоне" это рядовое упражнение, через которое проходят все и не раз.

Если для нормального человека "открыться до конца" — чуть ли не подвиг, то для синтоновцев "открываться не до конца" — безобразие и нарушение общественного порядка. Естественно, конец у каждого свой, и без тихого вранья хотя бы самому себе обходится мало кто, но, похоже, большинству синтоновцев врать действительно становится мало нужно и просто неинтересно.

  • Действительно, а иначе зачем тогда в "Синтон" ходить?

Любимое развлечение синтоновцев — "черный стул" и "испо­­вед­ная свечка". Черный стул — это процедура, когда желающему его хорошие друзья и подруги рассказывают всё, что им в нем не нравится, и речь обычно идет не про внешность, а про его жизнь, поведение и душу. Дело, кстати, это не прос­тое, потому что в "Синтон" приходят, как правило, люди очень хорошие, и запас обоснованных гадостей про них могут накопить люди только очень внимательные или близкие друзья.

  • В самом добром смысле.

Для новичков оказывается особенно любопытным то, что по-настоящему серьезную "чернуху" выдают обычно те же, кто в ситуации "золотого стула"[2] способны от души, подробно и богато человеком восхищаться — наши клубные "Солнышки". Что отличает их? То, что людей они хорошо видят и не боятся открыто свои впечатления говорить. Они говорят сильно, потому что верят, что этот человек — сильный. Они не боятся говорить больные вещи, потому что любят того, кому говорят, и верят, что тот верит тоже в самое доброе к нему отношение.

  • Как правило, это и оказывается самым главным: чем теплее и сплоченнее группа, чем больше в ней доверия, тем сильнее и глубже проходит "черный стул".

"Исповедная свечка" — процедура во многом обратная, когда вышедший берет в руки свечку, а в душу — обязательство отвечать на любые вопросы абсолютно искренне.

  • Зачем полутьма и свечка? Чтобы вопросы звучали как бы из ниоткуда, а отвечающий отвечал как бы самому себе…

Отвечать надо только правду, ничего, кроме правды, но, что хуже и труднее всего, — всю правду. Тот, кто "не тянет", со стула с позором сгоняется. А, можете догадаться, вопросы бывают очень непростые…

  • Когда ты последний раз плакал? От чего? Если бы у тебя была волшебная палочка, что более всего ты хотел бы изменить в мире? В себе? Какие свои поступки ты не можешь себе простить? Ты хотел бы, чтобы в тебя влюбилась — из присутствующих кто?

Так вот, в "Синтоне" посидеть в центре внимания на "черном стуле" или на "исповедной свечке" считается чем-то вроде награды, поскольку желающих всегда больше, чем на это времени. Впрочем, последнее время эти игры все чаще устраиваются не в Клубе, а на квартирах и считаются уже не серьезной работой, а так — милым развлечением. А от Клуба народ ждет вещей покруче.

Правда, ходит и другой взгляд на синтоновскую "откры­тость": синтоновцы так открыты именно потому, что великолепно закрыты. Болячки у большинства остались, и задеть их можно, но они так научились их прятать и обходить, что вроде бы как их и — нет.

  • Как к этому относиться? Да как и ко всему остальному — думать нужно…

     

Синтоновская раскованность

Клуб и алкоголь — две вещи несовместные, но, когда заходит разговор о синтоновской раскованности, трезвые синтоновцы сравнивают членов Клуба с людьми выпившими. Правда, в данном случае это похвала, и звучит она так: "Нормальные люди хотят быть раскованными, но без выпивки у них этого не получается. А синтоновцам выпивка не требуется, и они раскованы, но не пьяны".

Тем не менее сказать, что проблем не бывает, — я не могу. Бывают проблемы.

Вот Ник пристает очень свободно к девушкам и очень удивляется, что они от его навязчивости не в восторге и даже ему отказывают.

Вон Костик положил обе ноги на стол, а когда кто-то из новичков ему сказал: "У нас в Клубе это не принято!" — он от удивления со стула упал.

  • Какой-то новичок? Замечание? Ему, Костику, который в Клубе столько лет?!

…Первое, что дает Клуб, это воздух свободы. Это дорого очень многим, но для одного это значит — свободно дышать, любить и думать, а для другого возможность от души, не думая ни о чем и ни о ком, — отрываться. Кто-то начнет творить — а кто-то вытворять. На мой взгляд, это нормально, по крайней мере — неизбежно. Похоже, другого пути просто нет: чтобы человек, контролируемый извне, взял управление собой в свои руки, нужно отпустить руки внешние. Единственный способ научить ребенка ходить — дать возможность ходить ему самому. И примириться с тем, что первые шаги будут кривыми и синяки неизбежны.

  • Возможно, и у того, кто его этому учит.

Синтоновцы — очень разные, ярких и сильных личностей среди них примерно столько же, сколько и невоспитанных, причем весьма нередко это одни и те же люди. Невоспитанность — это нормально, ведь он сюда и пришел затем (в частности), чтобы отсутствующее приобрести. Нечестно быть ханжой, который кричит: "С молодежью надо работать!" — но когда работать с молодежью начинают около него, он начинает возмущаться: "Они такие невоспитанные! Шумят, выражаются!"

  • Учителя в таких случаях пишут в дневник ученику гневные замечания: "Бегал на уроке физкультуры!"

У нас дневников нет, но для соблюдения порядка у нас есть клубные порядки, обязательные для всех, а также Устав синтоновского общения.

  • Также вполне рабочий. То есть соблюдаемый.

Откуда мы его взяли и почему мы за него держимся? Видите  ли… Любой устав пишется "на крови" — то есть не от хорошей жизни. Происходит инцидент, прокол, неприятность, а тем более начинает повторяться, причем не из вредности, а потому, что некоторые люди думают: "Такое можно! Мне — можно!" — вот тогда сочиняется и пишется в Устав правило: "Нет, такое у нас нельзя. Никому". Конечно, умным и душевно здоровым людям Устав не нужен, Устав — это защита от дураков, но в Клубе пока без него не обойтись.

  • Видите, какие мы самокритичные.

Итак,

Устав синтоновского общения, или Защита от дураков

Мудрого человека судьба ведет, глупца — тащит.

Древние греки

Если Устав тебя насилует, подумай, не пора ли поумнеть.

Синтоновцы

Естественно, Устав — это не просто бумажка с правилами, за этим стоит и работа на занятиях, и просто дух, и атмосфера Клуба. Но тем не менее Устав — это и бумажка с правилами, и правила там такие.

  • Ниже приводится оригинал без редактуры.

Наше общение — созидающее, то есть человечное, позитивное и конструктивное. Поэтому член Клуба "Синтон" запрещает себе использовать при общении грубость, категоричность, обвинения, агрессию и словесный мусор (исключе­ния здесь только подтверждают правило), и не важно, общается он с синтоновцами или нет.



Страница сформирована за 0.17 сек
SQL запросов: 170