Энергия лидера, 15 апреля 2017

Цитата момента



Если все прочитают книги Козлова, то все станут эгоистами. И тогда мне ничего не достанется.
Одна сердитая мама

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Творить – значит оступиться в танце. Неудачно ударить резцом по камню. Дело не в движении. Усилие показалось тебе бесплодным?

Антуан де Сент-Экзюпери. «Цитадель»

Читать далее >>


Фото момента



http://nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2010

Что есть что, или Я расскажу вам о психологах

 

Кому верить?

– Павел Андреевич, вы шпион?
– Видишь ли, Юра…

Из российского боевика "Адъютант его превосходительства". А что, информация нужна всем…

Как просто жить, когда на одну боль приходится только одно лекарство! Когда же тебя окружают рекламные щиты, кричащие, что только здесь ты найдешь избавление от всех своих проблем, то возникает — растерянность. Кому верить?

Психоаналитик решит все ваши проблемы.

Сниму порчу.

Сертифицированный мастер НЛП, гарантия результата.

Ребефинг — мощнейшее средство душевного оздоровления.

Дианетика — современная наука душевного здоровья.

Ты что, пойдем на Фиолетовые курсы, это такой кайф!!

Нормальному человеку, то есть не психологу, во всем этом разобраться трудно. Но бывает нужно. И почти всегда — интересно. Ну что же, попробую это сделать — без вранья, хотя и не претендуя на объективность.

  • Какая может быть объективность, когда психолог рассказывает о психологах?

Необъективность начнется даже не с того, что и как я буду рассказывать, — необъективность начинается с выбора: о ком пойдет рассказ, почему я начал именно с них и почему об этих много, а об этом — пару строчек. Оправдываться не буду, писал так, как лежало это на душе. Во многом здесь сказывался мой личный опыт — о ком бы то ни было пишу не по книгам, а по личным переживаниям.

  • Иногда весьма непростым.

В любом случае говорю только о том, что проходил я сам, как участник тренингов.

Да, и еще — одна древнекитайская притча звучит так:

Если ты идешь по дороге и увидел идущего навстречу тебе человека в одежде шаолиньского монаха — ударь его по лицу.

Почему? Потому что если это настоящий шаолиньский монах, ты по лицу ему не попадешь. Если же это монах-новичок и не увернется, то будет благодарен тебе за науку. А если это совсем не монах — то так ему и надо, пусть не выпендривается.

Так вот: читая нижеследующий текст, помни об этой притче!

Фиолетовые этюды

Отзывы

Взволнованная девушка, после курса:

Я знаю, я произвожу впечатление счастливого человека, и долгое время сама думала о себе так. Но мой всегда уверенный и благополучный вид — это только маска. Говорят: "Не сотвори себе кумира", а я из мужа создала себе человека, который совершенно необыкновенный, и стремилась все время ему соответствовать. Как гонки по вертикали: ты чувствуешь, что, пока мотоцикл крутится, ты жив, как только он остановится, он упадет. Так я и была "очень благополучной", и считала, что во мне вообще нет ни чувства злости, ни ненависти. Ну что вы, я же такая хорошая, добрая, такая великолепная, все знающая, все видящая… Потом, в "Синтоне", у меня внутри приоткрылась щель, и я увидела там ненависть. Я испугалась и сразу закрыла эту щель. И только здесь, на Фиолетовом курсе, я вдруг поняла, что это не ужасно. И это счастье, что я могу бросить сковородку, что я могу закричать и что это совершенно не сделает меня хуже. Запрещая себе иметь вот эти чувства, я не могла выплеснуть, показать людям любовь, нежность, то есть все эти чувства, не знаю почему, были зажаты во мне одновременно с ненавистью. От меня не было того света, который идет сейчас. А сейчас мне это очень радостно.

Спасибо!

После того же курса, но от девушки, у которой "поехала крыша":

Я схожу с ума
То есть я реально сошла с ума
Я не могу ощущать мир так как ощущала его до этого
Раньше стул был стулом а стена стеной
Теперь я ощущаю мир не мозгами, а когда снимают верхнюю часть черепа
Раньше я могла мыслить думала я, а теперь я совершенно другая
Все сон, но совершенно реальный.
Может быть, есть люди, которые думают так, как я думала раньше.
Может быть, я слишком увлеклась игрой и поверила в нее, но я почти не чувствую своего тела.
Совершенно не ощущаю людей, недавно бывших рядом. Их нет.
Что со мной?!
Как будто то, что было, было не со мной, а сейчас я не Я.
Как вернуть себя себе?!

Крыша встала на место через две недели. Те, кто знали эту девушку, всегда завидовали ее уравновешенному характеру и развитой, подвижной психике.

  • И это тоже — Фиолетовый курс.

     

Объективка

Что это такое — Фиолетовый курс?.. Сами фиолетовые о нем вам не расскажут: кроме востороженно-загадочного "Это надо пережить. Приходи, это такое!!", вы не добьетесь от них более ничего.

Если вы попросите описать этот курс ориентированного в своей области психолога, он вам скажет, что —

Что вообще-то это один из удачных психотерапевтических тренингов с довольно живым сценарием. Преимущественная направленность — решение личных проблем, психологическая традиция — адлеровский психоанализ, но поставленный на поток. Личностный рост, хоть о нем и много приговаривается, не является главной задачей, и несколько упражнений в эту сторону работают в большей степени на диагностику, как своеобразный проективный тест. Для решения заявленных и обнаруженных душевных проблем активно используются НЛП-истские и телесно-ориентированные техники в умную перемежку с психодрамой. В США, откуда он к нам приехал, подобного рода тренингов — море, этот у нас получил распространение из-за умелой коммерческой раскрутки. Всё?

Всё. Все это так, но о главном, о сути курса, о его мелодии и сердце, здесь не сказано ни слова. Трудно это.

Но может быть, что-то получится у меня? Может быть, я сумею рассказать, что такое Фиолетовые[1] курсы?

Фиолетовые для меня, или Начнем с критики

Фиолетовые для меня синоним традиционного психотерапевтического курса. Поэтому, говоря "фиолетовые", я имею в виду не конкретную организацию, а нечто большее: большую психологическую традицию, видение жизни и способ работы.

Наверное, нужное пояснение

Что такое Фиолетовые для меня? Самое главное, для меня — это очень богатое место. Тут хорошо нырять в себя, думать про Синтон[2], плакать и много помогать пришедшим на курс. Особенно мне важно и дорого на курсе то, что это — совсем не Синтон, что здесь очень многое идет вразрез моей душе.

  • И, соответственно, дает колоссальные возможности для развития.

Тем не менее факт остается фактом: я, прошедший два курса как студент, много раз бывший ассистентом, прошедший инструкторский курс, несмотря на это фиолетовым себя никаким образом не считаю и не считаю нужным это скрывать.

  • Так же, как и свою к ним — любовь.

Хотя начну, простите, — с критики.

Фиолетовых критиковать легко. Конечно, они манипулируют и давят.

По возможности они исключают любое инакомыслие, причем делают это исключительно элегантно, просто обесценивая и отвергая попытки любого разумного отношения. "От головы" — с сожалением констатируют они.

  • Те же мыслительные конст­рукции, но совпадающие с точкой зрения инструктора, будут восприняты, конечно, как идущие из сердца. Хотя, возможно, что-то подобное есть и в Синтоне?

Фиолетовых можно упрекнуть и за их предубежденность в глубинном инвалидстве каждого[3]. Пусть это интереснейший психотерапевтический прием, но мне странно видеть, как фиолетовые отказываются верить в возможность чьего-то свет­лого и солнечного личного существования, для них почти невозможно, что кто-то благополучен, гармоничен и так далее живет без боли и грязи в душе. "У него все хорошо" для них синоним "он закрывается и прячет свои проблемы". На группе это проживается совершенно физически: пока дерьмо обна­ру­живается не в каждом, все ощущают недоделанность, не­за­вершенность процесса. С ожиданием и подозрительностью группа смотрит на еще не засвеченного: "Ну же!"

  • Как мне светлая моя Алька растерянно жаловалась: "Ну не воровала я в детстве, кричать не умею, злюсь редко и обижаться не люблю — что же мне теперь делать? Я какая-то там совершенно неуместная!"

Копать, погружаясь все глубже и глубже, есть во многом достойное фиолетовое хобби, но в результате некоторые проблемы выдергиваются из такой глубинной глубины, что думается: "А был ли мальчик-то?"

На мой взгляд, здесь есть одна серьезная опасность. Когда проблемы начинают раскапываться просто потому, что они нужны курсу (с чем-то работать все равно надо?), то часть проблем создается просто на пустом месте. Точнее, на чьей-то живой душе. И тогда часть народа на курсе свои проблемы решает, в то время как другая часть уходит с проблемами, которые им там же создали.

  • Прочитайте это еще раз — и подумайте: всегда ли на это можно махнуть рукой? А если это ваша жена? Ваш ребенок?

Не соглашусь. Не курс создает людям проблемы, люди создают себе проблемы сами. На курсе все решают свои проблемы и все уходят с еще некоторым количеством проблем, которые сами создали тут же, на курсе.

Ироничный Инструктор

Фиолетовых легко критиковать за их любовь к слезам и мелодрамам.

О, это надо видеть!!!

О, это стоит выстрадать!!

Действительно, самый сладкий момент в психотерапевтической сессии — это когда рыдают все. Достигается это непросто. Иногда приходится выжидать[4] днями, впустую просиживая на стуле час за часом без единого всхлипа. Но потом приходит благословенное утро, кто-то находит спасительную ноту, и на группу обрушивается долгожданный накат. Вот волна пошла, всхлипы поднимаются, поддерживают друг друга, перехлестывают — и вот сливаются в единое общегрупповое рыдание!

  • Есть!!![5]

[5]

Впрочем, Фиолетовый курс славится не только своим плачем, но и своей, особенной, фиолетовой любовью. О, ничто не ценится так (фиолетовыми) дорого и не делается так (инструкторами) дешево, как знаменитая фиолетовая любовь. "Он так открылся мне — и доверил мне все свои проблемы!" "Я взглянул в ее глаза и увидел, что, кроме меня, никого дороже меня нет у нее на свете!" — и так далее, с щемящими душу интонациями, неровным дыханием и немного сумасшедшим взглядом. Фиолетовая любовь всегда граничит с жалостью, и в ней всегда есть что-то очень материнское…

  • Сами инструкторы относятся к ней изрядно скептически — как и я к любови синтоновской. Бестолковости много и там, и там, а самое главное, вскоре выясняется, что если на проблему надо реагировать не только всхлипами, а хлопотами, то у большинства всякая любовь вскоре проходит. Се ля ви.

Фиолетовых, к сожалению, можно обвинить и в коммерческих настроениях (впрочем, они их и не скрывают), в том, что человек искусственно и умело затягивается в фиолетовый процесс и делает его своей жизнью,

  • одновременно расставаясь с некоторыми (и приличными) суммами денег.

Есть, конечно, Центры и позахапистее, но… Но поинте­ре­суй­тесь, сколько стоят инструкторские курсы, и подумайте, сколько из новоиспеченных инструкторов будут реально востребованы и деньги свои работой вернут. Инструкторами будут единицы, остальным работы просто нет.

  • О чем никто никого не предупреждает.

К сожалению, над ними есть некоторый дядя, который им некоторые вещи диктует. К сожалению.

Фиолетовых критиковать легко, я сам занимался этим долго, но, когда прошло мое раздражение, я понял, что лучше всего заняться другим, а именно — принять их и взять от них все лучшее.

  • А этого — немало.

Если же против чего-то душа протестует все равно, что-то кажется кривым и неправильным — ну что же, это тоже здорово. Ты понял, что плохо, — значит, можешь попробовать сделать что-то свое — лучше!

В частности, только внимательно разглядывая работу Фиолетовых, я начал понимать, что же такое есть — Синтон.

Начало женское и мужское, или Фиолетовые и Синтон

На этом курсе много синтоновцев, а это значит, что курс будет тяжелый: они умеют защищаться. У них у всех хроническое заболевание Синтона: они верят, что должны быть как бы сильными, и здесь они в основном все в противостоянии, все борцы. Поэтому работа будет трудна. Но — интересна.

Инструктаж против любимых синтоновцев

Фиолетовые к синтоновцам относятся очень неравнодушно. Предыстория такова, что синтоновцы на Фиолетовые курсы ходят часто и, прямо скажем, не случайно, руководство Синтона к этому руку приложило. Не один Козлов, все ведущие Синтона на Фиолетовых курсах были, и все оттуда что-то для себя взяли. Так вот, как там относятся к синтоновцам? О, это отдельная песня. Без них, конечно, курс не тот, они делают его ярким, глубоким и динамичным. Но с ними — трудно. Если инструктор на ком-то споткнулся, он автоматически спрашивает: "Ты что, из Синтона?"

  • И чувств своих часто не скрывает.

Да, Синтон и Фиолетовые отличаются во многом.

Фиолетовые — это нормальная женская модель отношения к жизни. Во главе угла — безусловная любовь, любовь не за что-то, а просто потому, что без нее нельзя жить. Главный тезис фиолетовых — прими в себе все. Не воюй с собой, ибо все войны, даже самые справедливые, есть боль и ненависть. Если в тебе есть что-то, что тебе не нравится, то лучшее, что ты можешь сделать, — полюбить это. И оно — станет другим. Это нелогично, в это можно только верить, но это — происходит.

  • Умный мужчина за такие речи поцелует свою половинку, но… Но мужчина в такое верит редко и живет — по-другому.

Синтон — это другое, преимущественно разумное и требовательное, отношение к миру. Синтон говорит: включи голову и разберись, что в твоей душе хорошо, а что не годится. Разобрался — вперед: делай, что следует. Не всегда лежит душа? Нормально, приучай ее к работе и добру. Лениться не будешь — добро будет. Следить за собой надо.

  • Едва ли это женское отношение к миру. Когда так живет женщина, про нее говорят: "Мужской характер!"

Фиолетовые и Синтон — разные, и на этой почве между ними нередко возникают споры. Фиолетовые, например, любят учить синтоновцев: "Контроль — это непродуктивно!"

  • И я с ними соглашусь. Я часто встречаю людей, убивших свою спонтанность, у которых механическое тело и несмелое, вздрагивающее от любой свежей мысли — сознание. Да, их душит контроль.

Душить контролем все живое — дурно, но разве любой контроль — плох? Конечно, нет, плохо контролировать не то или не так. Если милиция контролирует преступность и сама при этом не становится второй волной преступности, то ее контроль — благо. Если я контролирую, чтобы мои мозги не забивала телевизионная реклама, а моих детей — хулиган Вася со двора, этот мой контроль — благо также. Умный контроль нужен всем.

Другие фиолетовые, склонные ко всему подводить теоретическую базу, критически кивают нам: "Синтон формирует оценочное сознание и на все лепит ярлыки!"

  • Не разглядит ли внимательный читатель некоторую оценку в этом суждении?

Оценочное сознание, верно, едва ли высшая ступень развития. Если у тебя на все есть заранее ярлык и оценка: "хорошо", "плохо", "неприлично" или "вперед!", в мире ты увидишь только ярлык, но не мир. Но при чем тут Синтон? Я хочу, чтобы человек видел — и любил — мир тот, который есть, самый что ни на есть реальный. Но пусть мои синтоновцы видят не только этот реальный мир, а еще и тот, который быть мог бы, который ждет нашего участия, нашей воли и нашей работы. Сквозь нашу реальность мне всегда просвечивает мир тот, другой, и требует, и не дает мне успокоиться.

  • Спасибо за это неспокойствие! А называется такое сознание — не оценочное, а ценностное сознание.

Более всего меня огорчает, когда воинственную позицию к Синтону занимают фиолетовые, проповедующие именно любовь и всеобщее принятие. Ну, родные, есть Синтон. Ну, на многое в Синтоне смотрят по-другому. Ну, милые фиолетовые, просто примите это!

Зачем ссориться? Фиолетовые живут — как мамы. Синтон работает — как папа. Между папой и мамой разногласия бывают, но в хорошей семье они стараются дополнять друг друга, а не обвинять другого в том, что он другой.

Мамы и папы — часто разные. Нормальные мамы немного суеверны и во всем выискивают знамения, знаки и послания от Вселенной. Им очень важно, чтобы Вселенная была к ним благосклонной, и без Ее одобрения они, естественно, ни на что серьезное не решатся. Папы полагаются на свой разум и свои руки, и им ближе самостоятельное (хотя, возможно, и излишне самонадеянное) "На Вселенную надейся, а сам не плошай".

В Синтоне, при всем уважении к чувствам, в первую очередь ценится Разум. Синтон учит, что чувства производны от Разума. Будешь хорошо, добро и правильно видеть и думать — у тебя будут хорошие, правильные и добрые чувства. Плохая голова — плохие чувства. Начинай — с головы.

  • Чья это позиция? Правильно, мужская.

У фиолетовых же в центре всего — чувства. Они знают, что, если у тебя будут плохие чувства, у тебя будут и плохие мысли. Как все женщины, фиолетовые знают, что начинать надо — с сердца.

Это не значит, что на Фиолетовых голова не требуется, а Синтон не работает с чувствами, но факт остается фактом: после Фиолетовых на синтоновских занятиях любители вкусно попереживать начинают ныть: "Ох, снова надо голову включать!" Да, Синтон-программа требует подключения разума.

Документ

При желании поехидничать над "Синтоном" тут есть все основания. Ну например, как вам такие выдержки из сочинений синтоновцев на тему: "Соотношение любви общечеловеческой и индивидуальной". Саша Ланин: "Я буду любить жену 1 час в день и посмотрю, какой выход в мир. Повысился? Буду любить жену 2 часа. Еще повысился? Дам 3 часа! Но если вдруг увижу, что такой вклад в жену себя не оправдывает и выход в мир понизился, то время на жену уменьшу и найду экстремум[6] согласно графику".

Андрей Петров: "Чем ты умнее и богаче, тем более ты можешь и должен заниматься человечеством в целом. А чем ты дурнее, тем более люби одну свою жену. Если к человечеству тебя допускать опасно, то тренируйся дома, на жене".

  • Это же монстры!

Для нормальных людей такая разумность — это уже доведение ее до абсурда. А в Синтоне абсурд не доводить все до разумности…

Фиолетовые, принимая решение, прислушиваются к сердцу, синтоновцы — начинают думать. Что лучше? На мой взгляд, и то, и другое может быть криво, ведь обстоятельства бывают разными. Когда нужно принять решение, касающееся тебя, — не будь дураком, прислушайся к сердцу.

  • Особенно — если оно у тебя умное. Умная сердечность — мудрость и есть.

Но если нужно принять решение, касающееся других, подумай головой, иначе можешь оказаться сволочью.

  • Потому что голос сердца у очень многих оказывается голосом его пустого желудка. "Хочу!!!" — от сердца…
     

Простите, реплика от Олега Фогеля:

Н.И., вам может не нравиться, что фиолетовые часто призывают "отключить голову", но я не соглашусь, что они призывают к бездумности.

Недавно я проходил курсы по развитию памяти у Самвела Гарибяна — юриста из Еревана, человека, обладающего самой сильной в мире памятью, подтверждаемой "Книгой рекордов Гиннеса". Суть метода — в развитии эмоционально-образного мышления, использования "памяти сердца". На одной из первых лекций Самвел спросил аудиторию:

– Кто-нибудь знает, сколько весит его мозг?

– …

– А я знаю!

– …?

– Мой мозг весит 82 кг. Ровно столько, сколько я сам.

Мне кажется, я понимаю его. А вы? По себе я часто замечал, что, рассуждая логически, я приходил к тому ответу, который уже душой знал, хотел, чувствовал, но которому не хватало лишь его идейно-экономи­чес­ко­го обоснования, а по сути прикрытия. Поэтому девиз "отключить голову" я рассматриваю лишь как призыв "прислушаться к своему телу". Фиолетовые — не "бездумные". На Фиолетовых, как и в Синтоне, человек проходит путь осознания. Осознания собственной уникальности, осознания единения с другими людьми, осознания своего совершенства, осознания своей свободы, осознания собственной ответственности за свою жизнь. И это то, что сильнее всего сближает Фиолетовые и Синтон.

Спасибо, Олег, твои слова, как всегда, оказываются очень нужными. Когда говоришь ты, мне всегда хочется согла­сить­ся с тобой всем телом. Но — не всегда это просто. Многое этому мешает, даже, например, вот такая



Страница сформирована за 0.22 сек
SQL запросов: 170