УПП

Цитата момента



Если у вас первый ребенок и он уронил соску, то вы бежите и кипятите её. Если ваш второй ребенок уронил соску - вы просто оближите её. Третий младенец вынужден сам забирать свою соску у собаки.
Смотрите на вещи проще!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Особенность образованных женщин - они почему-то полагают, что их эрудиция, интеллект или творческие успехи неизбежно привлекут к ним внимание мужчин. Эти три пагубные свойства постепенно начинают вытеснять исконно женские - тактичность, деликатность, умение сочувствовать, понимать и воспринимать. Иными словами, изначально женский интеллект должен в первую очередь служить для пущего понимания другого человека…

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Франция. Страсбург

Визиты в Дианетику, или
Великолепное изобретение авторитарного сознания

В этой заключительной части книги я буду говорить о Синтоне, о его жизни, проблемах и перспективах, но начну я этот большой разговор со своих впечатлений от знакомства с московским Центром Дианетики. Почему? Зачем?

Достоинства и недостатки своей работы всегда видишь лучше, знакомясь с работой коллег. Исключительно любопытным и по-доброму поучительным для меня оказалось знакомство с Дианетикой. Гуляя по Центру дианетики и проходя дианетические курсы, я все время думал о Синтоне. И, что самое интересное, много чего, кажется, дельного надумал.

Но — обо всем по порядку.

Символ веры

Лучшие люди на земле — это одиторы. Лучший на свете одитор — это Лафайет Рон Хаббард[1].

То, что знает каждый саентолог

В дианетику я влюбился почти сразу. После первых же визитов меня туда влекло и тянуло, я ожидал ближайшего занятия, как в юности свидания, я находил поводы прийти туда лишний раз по случайному поводу — лишь бы наблюдать этих уверенных в себе и светлых людей, свято верящих в высокое предназначение своей Организации.

Люди там действительно очень доброжелательные, контактные, и если вы стоите в коридоре без особого дела, к вам очень скоро кто-то с искренней улыбкой[2] с чем-то обратится, скажет какие-нибудь теплые поддерживающие слова и, скорее всего, обязательно порекомендует текущие учебные курсы.

Супервайзеры, то есть ведущие[3] учебного процесса, — это сказка. Это личностное совершенство, о котором могут мечтать любые серьезные организации: напор, уверенность, четкость в работе и формулировках, предельная ответственность и штурмовая скорость перемещения.

Если считать, что счастье — это когда жизнь полна, то в стенах Дианетического центра я был счастлив. Столько плотных переживаний, неожиданных и ярких событий! Еще бы: уже спустя десять минут после начала занятий меня отправили на правеж, на разборку в конфликтную комиссию.

Простите, неточен: конфликтная комиссия существует в организациях, где людей хотя бы формально уважают и предполагают, что бывают правы и они, люди, а не только организация. А тут, поскольку технология совершенна и сбоев быть не может, по определению не правы всегда вы, соответственно, вас отправляют в отдел коррекции.

  • То есть в отдел, где все неправильное (то есть вас) обстругивают и придают вам правильную форму согласно болванкам (простите, бланкам) от LRH.

За что меня направили в отдел коррекции (кстати, сделав это исключительно мило, вежливо и корректно, заполнив на меня специальный бланк, который там всегда под рукой, поставив галочки против заранее предусмотренных пунктов нарушений и предложив мне уяснить все слова данного бланка и четыре раза расписаться)?

Да все просто — по пункту "нарушение технологии", то есть за вредность мою, когда я попросил супервайзера не требовать от меня изучения подробностей личной жизни Рона Хаббарда и, по возможности, заняться курсом тренировочных упражнений.

  • За что, собственно, я деньги и заплатил.

Вся моя совершенная техника конфронтации[4], которая пробивала зубров службы быта советского периода, сломалась о них, как спички о бетонную стену. У них не было никаких эмоций, кроме светлого понимания правоты правильной технологии LRH и непонимания, как не понимаю этого я. Они, как бойцы, были все готовы умереть на месте, но не сдавали ни пяди священной земли Саентологии[5]. Напугать их было нечем: они знали, что Саентология может умереть, но измениться она — не может.

"Изучение данного Инструктивного письма предусмотрено стандартной технологией. Стандартная технология ни в коем случае не может быть изменена, о чем и говорит данное Инструктивное письмо".

Гвозди бы делать из этих людей, крепче бы не было в мире шкафов…

Пояснение к последующему неправильному тексту

Как самая настоящая наука, дианетика напрочь лишена юмора. Это естественно, ведь юмор — это всегда несообразность и неправда (пусть и указывающая на какую-то другую правду), а как дианетика может допустить такое? Дианетика — это всегда строго и чтобы совсем точно, и начинается она с самых правильных и точных словарей, проясняющих значение[6] всех на свете слов.

  • Поэтому, если в данном тексте вы где-то вдруг улыбнетесь или хотя бы почувствуете запах юмора, можете быть уверены, что именно в данном где-то автор говорит вам что-то не то. Юмор — это всегда ошибка, и значит, автору можно (а наверное, и нужно!) на это строго указать.

И действительно: когда этот текст прочитали сотрудники Центра дианетики, они на каждую допущенную мной шутку попросили сделать ссылки, показывающие, что это не немного шутка, а буквальный факт, или, в ином случае, предложили все шутки отмечать сносками "Начало шутки" и "Конец шутки".

  • И все это — на полном серьезе.

Заметки некстати, или Теория и практика совершенства

Совершенство на земле — возможно.

Саентолог, глядя на себя, в этом полностью убежден

Саентолог на своем месте чувствует себя так же уверенно, как сотрудник ГАИ[7] перед автолюбителем, тычущий в него своим жезлом: он знает не только свои вопросы, но и ваши ответы. Рон Хаббард действительно не поленился и создал совершенную систему тренинга персонала, так что если саентолог поставил вам вопрос, вы от него не уйдете никакой уверткой: вопрос будет повторяться (как правило, в совершенно неизменной форме) до тех пор, пока от вас не последует ответ.

  • Умение, совершенно необходимое любым деловым людям.

К сожалению, Хаббард не обучил своих сотрудников другому навыку, а именно навыку самим отвечать на задаваемые им вопросы. Если задали саентологу вопрос вы, его ответом будет та (возможно, совершенно произвольная и никак не связанная с вашим вопросом) фраза, которая покажется ему в этот момент целесообразной.

  • Иногда это может показаться вам неуважением к собеседнику, но, как я понял, дело здесь совсем в другом. Вам отвечают не то, что вы спрашиваете, а то, что вам нужно; это забота о вас, поэтому здесь все этично.

Как любая по-настоящему совершенная система, дианетика ориентирует человека всегда и только на учебу, то есть на изучение дианетики, и быстро отбивает всякое желание заняться чем-нибудь посторонним, например, выражением сомнений или тем более критикой этой совершенной системы. В священных текстах от LRH вы можете встретить кучу несообразностей, натяжек и глупостей, но упаси вас Боже начать делиться своими умными наблюдениями со своим супервайзером. Если вы надеетесь его просветить, то его аффинити[8] к этому такая же, как у ближайшей стенки, но реакция будет всегда только одна: перед вами на столе появится дополнительный текст LRH, который вам надо будет изучить.

Дианетика может быть неправильной наукой, может быть вовсе не наукой, но как обучающая система она вне конкуренции. Вы верите только той системе, которая сама верит в себя, и убежденность системы в собственной правоте — фундамент ее эффективности. Про дианетику же сказать, что она верит в себя — слабо, ибо она начинается с "Нет науки, кроме дианетики" и кончается "LRH родил ее". Поэтому даже явные проколы и несообразности в учебных текстах на этом фоне вы воспримете не как проколы в учении дианетики, а как собственную личную ограниченность.

Например?

Вы читаете: "Технология дианетики правильна потому, что дает результаты всегда, когда применяется правильно, и дает сбои только тогда, когда начинаются малейшие отступления от стандартной технологии. Поэтому стандартная технология должна категорически соблюдаться всеми и всегда". Вы можете прояснить значения всех слов в этой фразе, но без включения все-таки головы можете не догадаться, что здесь то ли подтасовка, то ли недоразумение[9], то ли просто глупость[10]. Почему? Потому что из первого предложения второе не следует. Это просто нарушение логики.

"Пирожки с капустой вкусны всегда, когда пекутся по данному рецепту, и не вкусны только тогда, когда хозяйка нарушает данную рецептуру. Поэтому никаких других рецептов приготовления пирожков с капустой быть не может…"

  • Скажите такое любой хозяйке, и она без всякой логики поймет, что вы съели что-то не то…

А вы на дианетике такое съедите. По крайней мере, вас этим накормят и проследят, чтобы вы жевали с энтузиазмом.

Чтобы понять боевой дух дианетики, ее вполне достаточно цитировать, и желательно большими кусками. Например:

Обеспечение применения правильной технологии состоит из:

Иметь правильную[11] технологию.

Знать технологию.

Знать, она правильна.

Правильно обучать правильной технологии.

Применять технологию.

Следить, чтобы технология применялась правильно.

Активно вытеснять неправильную технологию.

Устранять неправильное применение.

Не допускать малейшей возможности существования неправильной технологии.

Не допускать существования неправильных применений.

  • Согласитесь: даже как литературное произведение, это — классика! Лучше написать может, наверное, только Жванецкий.

Тут, в стенах Дианетического центра, я кожей прочувствовал, что значит уверенность в совершенстве[12] сделанного тобой. Если сотворено нечто совершенное — значит, вершина уже достигнута и уже нет никакой нужды искать что-то новое, другое, тем более от других. Совершенное надо хранить, а не менять, и любое изменение совершенного есть его ухудшение.

  • Отклонение, а в терминологии LRH — аберрация. Так и выучите.

Поэтому никаких изменений, то есть творчества, нам не надо. И не просто не надо, а не потерпим, потому что совершенное — значит, очень ценное, а если задуматься, то и святое. К святому же народ всегда относился трепетно, и попортить святое — самое тяжкое преступление.

  • А как реагируют на тяжкие преступления, вы знаете. И самое интересное, что тут — действительно реагируют.

Раньше такой разворот мне казался невозможностью, преувеличением, абсурдом, веселым анекдотом (по всей видимости, мне всегда везло на умных и веселых людей), тут же, в стенах Центра дианетики, мне это было сформулировано жестко, прямо, в лоб и с гордостью.

  • Мне это даже не пришлось запоминать — меня заставили это выучить. По самой совершенной дианетической технологии.

Педагогика дианетики

Я иногда критикую психологов за то, что они уподобляются службе быта и выполняют заказы клиентов по принципу: "Чего изволите?", не ставя вопрос ни о высоте, ни о нравственности их запросов. Конечно, дианетика здесь вне всякой критики, именно потому, что она запросами клиента не интересуется вовсе. Дианетику совершенно не интересует, чего хочешь ты, — зачем ей это знать? То, что тебе нужно, знает Рон Хаббард, и он позаботился о том, чтобы тебе это дать.

Когда я пытался в присутствии саентологов говорить о том, что у меня запросы такие-то и такие-то, что я хочу взять в учебе то-то и то-то, они смотрели на меня с жалостью и каким-то скорбным недоумением, как на чудного марсианина: "Какая еще свободная личность? Какие еще собственные выборы?" Мое желание решать что-либо самому вызывало у них растерянность. Это полностью выходило за рамки их понимания, я видел, что совершаю нечто совершенно неприличное.

  • Для них это было так же дико, как пройтись в плавках по деревне староверов.

В каждой системе есть своя педагогика. Какова педагогика дианетики: может быть, это педагогика сотрудничества? Нет, дианетика и сотрудничество — две вещи несовместные. Возможно, это педагогика подавления? Снова неточно: в подавлении есть борьба и внимание к тебе. В дианетике же с тобой не борются, тебя не подавляют: тебя как личность просто в упор не видят. Тебя для них — нет! В дианетике предусмотрена стандартная технология, и она обязательно должна быть осуществлена. В данном случае — по отношению к тебе.

 

Дианетика — это педагогика стандартной обработки.

Формы рекламной работы

Рон Хаббард велик, но и великие ошибаются. Вот, например, он совершенно серьезно считал, что путаница в значении слов — это всегда плохо. Конечно, это не так. К примеру, висит на стене Центра дианетики объявление:

Новая услуга!!
Бесплатный анализ кейса[13]

Предположим, вы на это клюнули и захотели узнать о себе побольше. Побегали, поразузнавали, подождали, дождались. И — что? …Дав стандартное интервью об обстоятельствах и проблемах своей жизни, через некоторое время вы получите листок с перечислением тех курсов и семинаров, которые вам совершенно необходимо пройти, и с указанием астрономических[14] на то часов. Вы держите в руках этот листок. Все. Вы поняли, что произошло? Если вы еще не поняли и стоите в растерянности, я вам объясню. До этого момента рекламки разных дианетических курсов одиноко висели на стенах, вы не обращали на них серьезного внимания — ну, реклама и есть реклама. Теперь же совсем другое: вам эти курсы предписывают на научной основе.

Классно? А технология проста. Обещано: "Анализ кейса". Выдано: "Предписание по прохождению курсов".

  • Просто некоторая невнимательность к словам, а какие замечательные результаты!

Вы можете дианетику не любить, но не уважать ее — невозможно. Если вы хотите наглядно увидеть, как должна жить и работать грамотно построенная Организация, то приходите в Саентологический центр: это механизм глубоко продуманный, любовно простроенный и отлаженный до мелочей. Продажа любой услуги начинается с ее рекламы, и реклама тут поставлена как следует: негромкая, но обкладывающая вас со всех сторон и неотвратимо проникающая в ваше сознание.

Все начинается с того, что любому вновь пришедшему в Центр обязательно предложат протестироваться. А что, дело хорошее, тесты любят все. Получив вопросы, вы потратите на ответы около двух часов, результат же будет всегда одинаков: сокрушенное покачивание головой и сообщение, что ваша нервозность вызывает серьезные опасения, безответственность вызывает тревогу, а неблагодарность критична. Если, спустя месяцы занятий, у вас график улучшится, вас поздравят с хорошим началом и попросят написать очередную историю успеха, если график по-прежнему кривой, вам убедительно сообщат, что совершенно необходимо пройти следующий курс.

  • Как бы вы ни отвечали на вопросы, результаты анкеты всегда будут свидетельствовать о том, что без дианетики вам — никак.

Если, позанимавшись, через какое-то время вы решите с дианетикой завязать, то можете не сомневаться: вас не забудут. Вам обязательно позвонят, поинтересуются причинами вашего отсутствия и предложат новые курсы, жутко вам нужные и с уникальными скидками. Если звонок не сработает, скоро к вам придет письмо: вас исключительно вежливо попросят заполнить анкету, чтобы помочь Вам найти истинную причину ухода с курсов и восстановить интерес к занятиям. Например, бывало ли, что супервайзера не было в классе? Бывало ли, что супервайзер мешал Вам учиться или прерывал Вас? Говорил ли Вам кто-то о какой-то причине, по которой Вы не можете продолжать или закончить курс? Кто это был и какую причину он назвал?

  • По-русски: хорошо ли вел себя и не халтурил ли ваш супервайзер, а также кто это вас против дианетики настроил? А?!

Предположить, что человек просто получил то, что хотел, или понял, что дианетика ему не подходит, для саентолога невозможно. Он знает, что дианетика интересна и нужна всем и всегда, а тот, кто этого еще не понял, находится под воздействием ужасного аберрирующего ума и срочно нуждается в клировании, то есть в прочистке мозгов[15].

  • Если ты понял, что тебе дианетика нужна — иди на курсы и занимайся. Если ты не понял, почему она тебе необходима, — иди на курсы, там поймешь.

Если уж вы попали в поле зрения дианетики, будьте готовы: поле дианетики вас будет окружать еще долго…

Однако если вам будут говорить, что в дианетике вас будут намеренно к себе затягивать, — это неправда. Злых и корыстных людей там нет (по крайней мере, существенно меньше, чем в соседнем магазине), но затягивать вас, скорее всего, действительно будут. Саентолог свято убежден, что все науки о душевной жизни делятся на две категории: на дианетику и неправильные науки, поэтому при любых ваших успехах (точнее, неуспехах) ни при каких обстоятельствах он не посоветует прекратить занятия дианетикой и обратиться в какой-либо другой психологический центр.

  • В Средние века так лечили пиявками. Тогда каждый врач знал, что все болезни происходят от плохой крови и ее нужно отсосать — пиявками, если же больной от потери крови терял сознание, его от этой лихоманки лечили, ставя пиявки дополнительно.

И если ты просидел на одитинге[16] двадцать пять часов впустую, значит, надо тебе сидеть еще часов пятьдесят. И так далее. До полной сокрушительной победы. Очень емко это прокомментировала моя Алька, провожая меня из дома: "Ну, если у тебя будет сто двадцать пять часов одитинга — конечно, все проблемы исчезнут! Они исчезнут просто потому, что к тому времени все твои близкие вымрут".

  • Когда я поинтересовался у моего одитора, как решается проблема его полного отсутствия в его семье, он ответил: "Просто. Просто моя жена тоже пришла на дианетику".

Действительно, это самое универсальное решение, и похоже, что только это дианетику и устраивает.

Одитинг

Смотрите в потолок. Когда я сосчитаю до семи, ваши глаза закроются. Вы будете осознавать и помнить все, что происходит. Вы сможете вывести себя из любого состояния, которое вам не понравится. Итак: один, два, три… семь!

А теперь давайте вернемся к вашему пятому дню от рождения…

Одитор

Сердце дианетики — одитинг, но именно он произвел на меня наименьшее впечатление. Что это такое?

Ваш одитинг начнется с того, что вам конспективно перескажут теорию Рона Хаббарда об аналитическом и реактивном уме, инграммах и локах, далее сообщат о наличии у вас файл-клерка, который мгновенно умеет доставлять всю необходимую для одитинга информацию, и на этом основании начнут требовать мгновенного ответа на любые поставленные ими вопросы. Даже если вы чего-то за давностью лет не знаете или помните плохо, чем раньше вы вспомните, тем вам же лучше, ибо настойчивость вашего одитора достойна классического:

Ему легче отдаться,
чем объяснить, почему этого делать не хочется.

Во время нашей с одитором работы мне неоднократно вспоминался анекдот:

Эсесовцы пытают красноармейца:

– Сколько танков в вашей дивизии?

– Не знаю…

– Точное расположение ваших войск?

– Не помню…

Избитого, его бросают в камеру смертников, он в отчаянии бьется головой о каменный пол: "У, дурак! Ведь говорили же мне: Учи! Учи!"

Этим красноармейцем был я, потому что на мне, к сожалению, одитинг сломался.

В истории успехов я, как честный человек, записал: "Одитинг прошел прекрасно, результатов нет".

Минимальные для одитинга двадцать пять часов (кстати, даже при невысокой плате за каждый час, в целом сумма оплаты оказывается немалой) вылились в то, что вместо работы и дома я сидел в Центре — сидел часами с закрытыми глазами и рассказывал трудные ситуации своей жизни: яркие, богатые, многочисленные. Это было довольно интересно, особенно для одитора (я понимаю, для него это было нечто вроде сказок Шахерезады), но к концу третьей недели одитинга этими трудными ситуациями стали те, которые появились у меня дома в связи с моим постоянным там отсутствием…

Отдел коррекции был нескрываемо раздражен моим поведением, когда я стал приходить к ним, чтобы прояснить[17]. Моя реальность была другой, нежели та, что описывал Рон Хаббард. Ответственные лица раз за разом разъясняли мне, что происходит (то есть происходит само собой у всех и всегда) обязательно то-то и то-то. Я с грустью соглашался, что, наверное, это у кого-то, конечно, происходит, но дело в том, что у меня происходит что-то совсем другое. У меня в некоторых инграммах заряд — не стирался.

Чтобы было понятно, о чем идет речь, попробую в десятке предложений описать то, что Хаббард описывает на десятках страниц: теорию инграмм.

Он утверждает, что человек изначальный, чистый (от инграмм) человек, умен до безошибочности и именно поэтому так же совершенно добр. Мозг человека — это самый совершенный компьютер, который не делает ошибок никогда, и глупые (то есть наши с вами) решения получаются лишь оттого, что в компьютер загружают исходно ошибочные данные. Откуда они берутся? Из инграмм.

Шок, удар, страх, ошарашенность, состояние относительной бессознательности — к сожалению, все это было десятки и сотни раз в жизни каждого из нас, и именно все это впечатывает в нас все переживания и ощущения тех минут, и в первую очередь — боль и то, что говорили окружающие. Все сваливается в одну кучу и связывается в один узел. Эта запись — и есть инграмма. И теперь совершенно случайные, просто присутствовавшие тогда рядом вещи, слова и звуки могут возвращать нам тот кошмар, тот страх и ту боль. Это нелогично, это по смыслу никак не связано, но это записано вместе, и теперь мы совершенно неразумно и нелогично будем все это делать и проживать.

Хранилище этих больных и глупых записей Хаббард назвал реактивным умом. Почему реактивным? Потому что этот ум не мыслит: он просто на стимул выдает реакцию. И не умную, а ту, которая записана тогда, когда вы ничего не соображали.

Отсюда — наши страхи и головные боли, наше раздражение и усталость, наше растерянное "не могу" и истеричное "не выношу!". Отсюда — вся наша бестолковая человеческая жизнь.

Не знаю, придумал ли все это Хаббард или свистнул у кого, но факт есть факт: вслед за ним практически эту же теоретическую картинку вам расскажут и на лекции в Lifespring`е, и на ребефинге.

  • Кстати, посмотрите мои "Философские сказки…", главку "Ум ошеломленный" — очень в других словах, но по сути там про то же.

Так вот, вся технология одитинга Хаббарда базируется на том, что инграммы при их воспроизведении стираются, точнее, стирается их негативный эмоциональный заряд. Верно, когда тебя заставляют (то есть настойчиво предлагают) трудную ситуацию рассказать пятый, а потом седьмой раз, переживать ее уже лень, и очень тянет рассказать ее уже не драматически, а весело.

  • А то ведь совсем заскучать можно.

Хаббард мудр и гениален: на ситуации не записано, как ее переживать, и ежели ты один раз решил ее переживать волнительно и трагически, то другой раз ты вполне можешь это делать с грустью, а третий и так далее раз — и с юмором. Более того, драматические переживания требуют усилий, разок устроить спектакль можно, но устраивать его десять раз подряд, тем более только для одного зрителя — себя, как-то уже сильно глупо. И народ переживать потихоньку перестает.

  • Что, собственно, и требовалось доказать.

Закавыка вылезла только тогда, когда я решил не лениться и переживать ситуацию так, как она того стоила. Конкретно: я проживал ситуацию, когда у меня идет трудный разговор и я расстаюсь — объявляю, что расстаюсь, — с очень дорогим мне человеком. Я люблю ее, она дорога мне, но я с ней — расстаюсь. Да, я не был в той ситуации легок и расслаблен, и более того, я считал бы себя скотиной, если бы сообщил об этом своем решении с задорным блеском в глазах и с легкостью во всех членах. Я знал, как больно было ей тогда рядом со мной, и я был вместе с ней в ее боли. В той ситуации я должен был переживать для нее и вместе с ней, и поэтому эмоциональный заряд и вся сопутствующая ему соматика (затрудненное дыхание, напряжение в груди и руках) были и при третьем воспроизведении, и при десятом.

  • Собственно, это и было критерием, что я в ситуацию вошел. Вопрос одитора: "Вы там?" Я смотрю — есть ли соматика. Есть — значит, вошел. А если я не переживаю — значит, я не в той ситуации.

Одитор каждый раз говорил: "Хорошо!", но в реальности был немного растерян, потому что мы видели оба: результата нет, инграмма остается живой.

  • Хаббарда на нее нет!

Шизофрения какая-то: с одной стороны, ситуация меня тяготит, с другой стороны, я не могу разрешить себе воспринимать ее легко. Одной стороной головы я хочу стереть инграмму, а другой стороной — возражаю против этого: все как у людей, нормальный сумасшедший дом. Ладно, мы решили не упираться, ситуацию для ясности замяли и решили поискать в моей жизни моменты, более для дианетики подходящие.

  • Если гора не подходит Магомету, Магомет подходит к горе…

К сожалению, и в стандартных ситуациях у меня все было не как положено: исходная инграмма у меня не стиралась, а заслонялась новой…

  • Сейчас, сейчас объясню!

Начнем с того, что жутко трудно было найти переживательную ситуацию. Отношения — это моя профессия, и даже самый резкий конфликт для меня не более чем интересная игра: нападение — отбивка, подставка — уход. Все предсказуемо и укладывается в годами отработанные схемы: на уважение и сотрудничество отвечаем синтонностью, конфликтный посыл встречаем мягкой деконфликтизацией, противник упорствует — ставим конфронтацию, начинается война — проводим управляемый конфликт. Переживаний здесь не более, чем при разделке ножом куска мяса: напрягаться иногда приходится, но назвать это событием затруднительно.

  • Плюс мне некогда переживать хотя бы потому, что я всегда занят: если я в ситуации, я ее не переживаю, а обрабатываю.

Да, но вернемся к инграммам. Итак, все-таки отыскали волнительный инцидент, и вот я его с живым интересом и телесным трепетом пересказываю одитору. "Соматика есть?" С радостью констатирую: "Есть!" Одитор доволен, командует: "Вернитесь в начало инцидента!", но я в затруднении и прошу уточнить: "Какого? У меня их уже два: запись исходного инцидента и запись новая, подчищенная!" Одитор пытается повторить: "Вернитесь в начало инцидента!", но, похоже, сбился сам. Очевидно, в сам инцидент вернуться невозможно, потому что для возвращения в настоящее прошлое нужен не одитинг Хаббарда, а машина времени. Вернуться можно только к записи инцидента.

Нечто произошло — у вас в мозгу произошла запись. Да, скорее всего, запись действительно происходит всегда полная — со звуками и цветами, тяжестью и дыханием, в полноте всех переживаний. С болью и криком — это инграмма грязная. Мы прокрутили запись, я прожил ее заново — и теперь у меня две записи: та, грязная, и новая — подчищенная. И когда одитор просит: "Вернитесь в начало инцидента!", я спрашиваю: "Какую запись ставить теперь?" Да, я могу теперь проживать ту, тяжелую для меня ситуацию, как легкую и светлую, — верно, одитинг работает! Но я могу снова прожить и исходную ситуацию — больную и тяжелую!!! Я мог снова погрузиться в напряжение, стесненное дыхание и злые губы, мог переживать снова потерянность, тоску и ненависть… И именно этого Хаббард не предусматривал. Более того, он категорически возражал против такой возможности. В дианетике это невозможно — но у меня это происходило.

  • Я даже не решил, как к этому относиться. Да, мне понятно: ты проживаешь — у тебя той записи нет. А у меня — есть! Может быть, так оно и славно: что хочу, то теперь и переживаю?

Так что на вопрос, дает ли дианетика сбои, я отвечаю: "Конечно, дает". К сожалению. Я очень надеялся, что она своей железной методичностью сможет впечатать в моих детишек некоторые полезные (для них, а главное, для окружающих) вещи: ну там умение слушать, уважение к собеседнику, не пинаться и прочее благонравие. Совместные поездки и занятия в Центре дианетики, как любая совместная деятельность, безусловно, укрепили и углубили наши отношения, но ожидаемый результат получен не был. Мои дети оказались настолько артистичны, что, к сожалению, провели за нос всех супервайзеров: на тренинге они талантливо обучались и великолепно демонстрировали все заданные им упражнения, а выйдя за дверь, мгновенно перевоплощались снова в себя…

  • Ванька снова вредничал, а Шурка помогал ему себя обижать.

На что, интересно, я рассчитывал? Вроде бы нетрудно догадаться: дело тут вовсе не в их умениях или нет, дело было в их выборе. Вредничать и пинаться — это было им надо. Это было их совместное развлечение, любимая и привычная игра, и никакая дианетика не имела шансов их этой любимой игры лишить.

Спасибо дианетике и за этот урок.



Страница сформирована за 0.25 сек
SQL запросов: 170