Базовый, 25 февраля 2017

Цитата момента



Мало, чтобы гора свалилась с плеч. Важно, чтобы она еще придавила соседа!
Да?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Золушка была красивой, но вела себя как дурнушка. Она страстно полюбила принца, однако, спокойно отправилась восвояси, улыбаясь своей мечте. Принц как миленький потащился следом. А куда ему было деваться от такой ведьмы? Среди женщин Золушек крайне мало. Мы не можем отдаться чувству любви к мужчине, не начиная потихоньку подбирать имена для будущих детей.

Марина Комисарова. «Магия дурнушек»

Читать далее >>


Фото момента



http://nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2009

Конфликты и синтоны

Круги ожиданий, или Что такое синтоны и конфликтогены

В ответ на бранные слова
С улыбкой промолчи
И сделай вид, что вообще
Таких не знаешь слов.

Пусть некультурный человек
Ругается, а ты,
Не отвечая, продолжай
По шее бить его.

В стиле древней мудрости, а вообще-то Г.Остер

Пятнадцать лет я рассказывал о конфликтогенах и синтонах, и только пару месяцев назад удовлетворительно разобрался с тем, что это такое. Аркадий Петрович Егидес, тот, кто, собственно, и ввел в психологию эти понятия, определял суть их просто: конфликтогены — это те наши действия, которые идут вразрез с потребностями человека, то, что расценивается им как наш к нему негатив, как недоброжелательность или неуважение и рождает в отношениях напряженность. А синтоны — как раз напротив, это все те приятные мелочи и детали в общении и взаимоотношениях, которые нашему партнеру по душе и по потребностям.

  • Обвинил — кинул конфликтоген. Взял вину на себя — дал синтон. Перебил — конфликтоген. Дал себя перебить — синтон.

Вот таких два антипода, и с ними все ясно[1]. Можно составить список типичных конфликтогенов, выучить его и больше никогда так не делать: конфликтоген — он и в Африке конфликтоген.

Все так, но немного сложнее. Простой пример: дружеское отношение к незнакомому человеку — синтон. А предложение дружбы тому, кто в вас влюблен, — незаживающая рана… К тебе пристал алкоголик, ты не счел нужным выслушивать его трудные переживания — твое право, но не выслушать трудные переживания твоего друга — это конфликтоген. Друга ты душевно поддержать — обязан.

То, что в одной ситуации — конфликтоген, в другой ситуации окажется действием нейтральным. А синтон для одного может оказаться конфликтогеном для другого.

Тогда — есть ли список общепринятых синтонов? Типичных конфликтогенов?

Нет?

Оказывается, все-таки — есть. Только не один, а три списка, соответственно трем основ­ным типам отношений:

  • нормальные люди;
  • друзья;
  • любящие друг друга люди.

Я предпочитаю эти типы отношений называть кругами ожиданий, потому что именно разница ожиданий и создает разницу между ними. А чтобы было не только понятно, но и очевидно, я нарисую все это кружками.
щелкните, и изображение увеличитсяВнизу круг самый широкий.

  • Круг нормальных людей, таких, как мы с вами. Нас, конечно, много.

Под кругом нормальных людей — "люди за кругом".

  • Это тоже люди, но мы их за людей не считаем.

Выше круга "Мы — нормальные люди" — круг "Мы — друзья". Их уже поменьше.

  • Возьмемся за руки, друзья, чтоб не страдать по одиночке!

Самый маленький и самый возвышенный круг — круг "Мы любим друг друга".

  • Узок круг этих людей, страшно далеки они от природы…

Так вот, синтоном окажется заботливое, дружеское поведение в отношении того, кто считает, что вы друг другу — никто. То есть — просто нормальные люди. А если к тому, кто считает вас своим другом, вы хоть вскользь отнесетесь как к "человеку просто", ваше поведение — конфликтно.

Отнестись к другу как к любимому — это синтон, а отнес­тись к любимому только как к другу, извините, конфликтоген.

  • Самое неприятное здесь то, что между любимыми синтонов, похоже, нет вообще: отношения выше задирать уже некуда[2]

[2]. А вот конфликтогеном может оказаться все…

Ситуация с этими кругами ожиданий такая интересная, что я хочу рассказать о них поподробнее.

  • Защитный комментарий: говоря о любви и дружбе, я описываю это "как есть", как это живет в нашей реальной сегодняшней (по-моему, весьма спорной) культуре, а не как нравится мне или вам и как мы с вами сочли бы достойным и правильным.
Круг ожиданий "Мы — нормальные люди"

Строим, строим города
С великанов ростом.
А бывал ли ты когда
Человеком просто?

А.Межиров

Этот человек — твой просто знакомый, вы перебросились парой слов и поняли, что более вам не надо. Странно ожидать, что в день твоего рождения он принесет тебе буфет цветов, но если в разговоре он услышал, что ты сегодня новорожденный — улыбнется и поздравит.

  • Ну мы же — люди!

Если мы нормальные люди, то естественно, что ты на людях (то есть в том числе и передо мной) соблюдаешь правила приличия и не плюешь через левое плечо, если слева от тебя я, да и я без причины и предупреждения в нос тебя сразу не бью.

  • А если бью без предупреждения и считаю, что это нормально, ты для меня — не человек.
Люди "за кругом"

Для многих руководителей техничка, вечером убирающая его рабочий кабинет, значит не больше, чем шум кондиционера, и здороваться с нею или благодарить эту женщину ему так же странно, как приветствовать шкаф утром рабочего дня.

  • Она для него — не человек, не Мария Петровна, а просто то, что возит за собой пылесос.

И если Мария Петровна это понимает и принимает, то для нее это никак не обидно и не оскорбительно.

А что будет, если руководитель вдруг ей улыбнется и с нею поздоровается? Конечно, это будет для нее поглаживание, это будет — синтон. Однако если это будет длиться, через некоторое время техничка Мария Петровна перестанет воспринимать такое отношение к себе как подарок: скорее всего, она поместит себя в круг "Ну мы же нормальные люди" и отношение к ней как к человеку станет для нее нормой жизни.

  • И тогда, когда вдруг ее снова не заметят и с нею не поздороваются, — она, конечно, обидится…
Мы — друзья

 

Если с другом вышел в путь,
Веселей дорога,
Без друзей меня чуть-чуть,
А с друзьями — много.

Что мне степь, что мне зной,
Что мне дождик проливной,
Когда мои друзья — со мной!

Знают все детишки.

 

Между кругом "Мы — нормальные люди" и кругом "Мы — друзья" может быть сколько угодно промежуточных прослоек типа "знакомый", "приятель" и прочие "собутыльники", однако все эти прослойки только подчеркивают особое положение круга "Мы — друзья".

Друг, если это действительно друг, а не просто приятель, имеет очень высокий статус. Я, как друг, имею право на твое внимание тогда, когда это нужно мне, то есть — всегда, и право на твою помощь в объеме моих нужд, а не твоих настроений. Правда, все это совершенно симметрично, и возросшие права уравновешиваются моими перед тобой обязанностями. Друг — это ответственно.

Мы — любим друг друга

 

Все долбим, долбим, долбим,
Сваи забиваем.
А бывал ли ты любим
И незабываем?

Хороший вопрос!

 

Любить — еще труднее, чем дружить, в любви планка ожиданий поднимается на предельно высокий уровень: моя жизнь должна стать жизнью твоею, а твоя — стать частью жизни моей.

  • Две жизни в единую слиты.

Ты должен чувствовать, что у меня в душе…

  • Это вполне бывает возможно, если все твое внимание приковано ко мне. Если я теперь — центр твоей жизни.

О моих праздниках ты помнишь лучше меня.

  • Это больше, чем в дружбе: для друга достаточен живой отклик при напоминании. В любви же напоминать оскорбительно — если любит, напоминать не надо. Он помнит, потому что живет моей жизнью.

В выборе между мной и ими (всеми остальными другими) ты не должен колебаться.

  • Твой выбор — я и только я.

И, как правило, вводится запрет на любовные отношения с другими. Если перевести на язык коммерции, то любовь отличается от дружбы элитным ассортиментом, а именно: добавляются сделки по драгоценностям, например обмен полным доверием или секс.

  • Чем более это в дефиците, тем легче это переходит в разряд драгоценностей.

А если это наши драгоценности, мы их должны охранять: вводится требование эксклюзива: "Это только для тебя. Это — только наше".

Вот так, дорогой ты мой. Драгоценная ты моя.

Мораль, или Практические выводы

Если кто-то вам делает плохо, это еще совсем не значит, что его поведение в ваш адрес — конфликтно. Конфликтогены (как и синтоны) появляются только внутри общей позиции-договоренности, внутри общего круга ожиданий.

  • Вот комары вас больно укусывают и пьют вашу кровь, но вы не рассматриваете это как конфликтоген, потому что они для вас насекомые комары, а вы для них — не люди. Вы для них только вкусная кожа. Соответственно у вас нет общего круга ожиданий, внутри которого единственно возможно говорить о конфликтогенах.

Конфликтоген — нарушение ожиданий только внутри взаимно принятой позиции-договоренности, и если я отказываюсь от позиции к вам в целом, то ваши прошлые ожидания ко мне сразу оказываются несостоятельными. И обижаетесь вы — зря.

Горькая цитата:

"Человек не пришел на мой день рождения. Любимый человек. И перестал звонить. Я обиделась".

Ошибочка.

Я (ну не я, а ее парень, но предположим, что я) был в позиции Любимого и Любящего, мы знали, что мы любим друг друга, и тогда твои ожидания, что я приду на твой день рождения, — правомерны. И если я не пришел, не позвонил и не поздравил, а завтра звоню как ни в чем не бывало с поцелуйчиками — это повод для твоей обиды. Но если я не пришел на твой день рождения и вообще перестал тебе звонить и не хочу с тобой встречаться — это не конфликтоген. Это гораздо хуже: это уже другое отношение.

  • Ты хороший человек, но я тебя больше не люблю. Я более не претендую на твою любовь, и ты теперь не ожидай от меня того, что я давать тебе не могу.

И обида неуместна. Ты можешь поплакать, а обижаться уже — глупо.

Путаница

Такая хорошая схема, на ней все так логично и понятно: "нормальные люди", "друзья" и "любимые"… Жаль, что жизнь гораздо сложнее и запутаннее. К сожалению, в жизни между четкими и простыми кругами "Мы — нормальные люди" и "Мы — друзья" вклиниваются еще некоторые специализированные отношения, вклиниваются и осложняют не просто схемку, а саму жизнь.

  • То есть делают ее куда как интереснее.

Смотрите новый рисунок.

Каждый круг ожиданий дает мне особые права. Но если мой собеседник видит себя в другом кругу ожиданий, он видит нас по-другому и по-другому оценивает наши взаимные права.

Я имею перед тобой право, потому что я тебя старше. Но ты женщина, и у тебя передо мной право женщины. Чье право — правее?

Или: чтобы вас принял руководитель высокого ранга, вам нужно записаться к нему на прием у его секретарши. Все понятно и естественно. Но если руководитель вы, как вы думаете, как воспримет предложение записаться на прием к вам ваша жена, если ей очень нужно с вами поговорить?

  • Если вы не догадаетесь сразу, вы подробно узнаете об этом дома.

Результатом многообразия нестыкующихся друг с другом кругов ожидания могут быть, например, такие следующие напряженные перебранки вокруг фигуры Руководителя.

Для начала почти доброжелательное:

– Слушай, если тебя поставили руководителем, то руководи, а не начальствуй. Мы все делаем общее дело, мы — коллеги, и, когда тебе говорят дело, не надувай щеки, а слушай умных людей.

  • Он видит в них своих подчиненных, а для них такое отношение — конфликтоген, потому что они считают, что они — коллеги. А это — другое.

Или с возмущением:

– Я — старший, и поэтому вправе требовать к себе уважения. И не дело какому-то молокососу делать мне замечания при людях, — подумаешь, его руководителем поставили! Поживи с мое, тогда и командуй!

  • Для подчиненных замечания руководителя нормальны, а для старшего руководящие замечания младшего — обидны. Конфликтоген.

А также нравоучительное:

– Слушайте, не стройте из себя такого сухого чурбана. Я знаю, что вы хотите всех превратить в автоматы, в безликих сотрудников, но к людям, тем более к женщинам, надо относиться с пониманием. В людях надо видеть людей!

  • То, что в кругу "сотрудники" особые права женщин не предусмотрены, есть ошибка непростительная. И женщины вам ее не простят.

Или вот такой печальный диалог:

– Василий, у меня к тебе просьба. Мы с тобой друзья много лет, но тут — работа, и, если я даю распоряжение, мне не нужны дружеские комментарии к нему и высказывания других мнений. Мне нужно выполнение моего распоряжения.

– Петь, да ты не грузись! У тебя что, какие неприятности, ты че сегодня такой напряженный?

  • В кругу "друзья" нормы общения одни, в кругу "работа" — другие. А то, что требования работы важнее естественности дружбы, считают только напряженные (друзьями) руководители. Для друзей же, очевидно, это не так.

И вот эта чересполосица, пересечение норм регулярно создает почву для конфликтов: правота одного не стыкуется с правотой другого. То, что естественно, нормально и просто обязательно в восприятии вашем, может оказаться обидным и оскорбительно конфликтным в глазах того, кому вы это делаете.

Что из этого следует? Не делайте круглые глаза, когда с этим столкнетесь, и по возможности обговаривайте свои ожидания до того, как наедете ими на того, кто к ним не готов. И, как правило, обговаривать их нужно на том языке, на котором говорит ваш собеседник: то есть к очаровательной женщине нужно обращаться с просьбой, нежно приобнявши ее за плечи; вести переговоры со старшим — с достоинством, степенно и непременно уважительно, с наклоном внимательной головы немного вбок; базарить с друзьями — весело и легко, на дружеской хохмящей ноте.

  • Если вы хороший актер и добрый человек, то у вас есть некоторый шанс донести свои ожидания так, что их поймет даже дружески относящая к вам женщина пожилого возраста. Например, ваша мама.

Разрастание конфликта

Картинка проста, как жизнь: я хлоп — ты мне в лоб, ты мне — я тебе, и далее по виткам спирали, причем каждый раз с обидным и больным превышением. Собственно, весь боевой пейзаж нарисован только для того, чтобы поставить тривиальнейший вопрос, основной вопрос всякого конфликта:

Виноват более тот, кто первый начал,
или тот, кто последний продолжил?

Ответ: "Виноваты все!" — не принимается. Это, конечно, так, но что с таким ответом делать? Когда виноваты все, не виноват никто, и любая претензия: "Слушай, ну нельзя же так!" — не глядя парируется: "А сам-то!" Лучше, когда ясность есть: если не кто виноват, то кто виноват более. У тебя отнимали деньги, ты дал не деньги, а в глаз. Человеку бо-бо, человека обидели — но кто-нибудь всерьез предъявит тебе в этом претензии? Нет, ты был — прав!

  • Хотя бы — ты был в большей степени прав.

Так вот, возвращаясь к основному вопросу всякого конфликта, должен вас предупредить: скорее всего, вы ответите неверно. И не пытайтесь мудрить: вас не спасет ни "виноват более тот, кто первый продолжил", ни "всегда виноват тот, кто умнее".

  • Хотя как мысль — это интересно.

Давайте разбираться.

Более виноват тот, кто первый начал? Вроде бы разумно, но практика показывает, что на фоне такого законодательства люди, желающие бить, начинают бить за любой промах, а промах найти несложно. Любая мелкая, нечаянная ошибка — получите в лоб, а если глаза у вас удивленные, вам объяснят: "А вот надо за собой следить! Сам виноват! Не начинай!"

  • Формально вроде как все справедливо, а жить так — не хочется.

Тем более что такое "первый начал" несложно и спровоцировать: при желании. На внешнем уровне — все в порядке. Вроде бы. Вот только нюансы интонации, мимики или взгляда все раздражают и раздражают собеседника, пока такое давление его не "достанет" и он не начнет выяснять отношения. А мы что? Мы ничего. Тут просто славно попридуряться: "Нет, все нормально, с чего ты взял?" — и через паузу вздохнуть. А на продолжение расспросов сделать круглые глаза и прям обидеться: "Что пристал? Все ж было хорошо…"

  • Ну и так далее: очень интересная игра, особенно когда играется "на грани фола".

Хорошо, может быть, более виноват тот, кто агрессивно реагирует на промах? "Промахи допустимы, не бей в ответ!", так? Тоже не все ладно: тогда, в этой противной неправильной жизни, начинает плодиться безответственность и люди начинают жить расхлябанно, свои промахи не отслеживая.

  • Подумаешь, я нагадил. А ты с пониманием к этому отнесись, с пониманием!

Ежели вдруг ваш ответ ни тот ни другой, а например: "Виноват тот, кто умнее!", то ведь дураков нет и при такой выгоде быть неумным, если оказывается легче жить глупенькими, люди такими — становятся! Жутко любопытно наблюдать, как умело, как быстро с каждым днем ваш близкий человек становится все неумнее и неумнее… Радует в этом только то, что с каждым днем его жизнь становится все проще и светлее. Ну, за ваш счет, естественно.

  • Порадуемся?

Окончательный и абсолютно правильный ответ на вопрос: "Кто же в конфликте на самом деле более виноват: кто его начал или кто?" — мне неизвестен, но очень своя и сугубо личная позиция у меня есть. Согласно моему пониманию, все зависит от характера (вида) ошибочного действия, и виноват более тот, кто рушил отношения. Это может быть тот, кто первый начал, — если его действия или слова были ударом по человеку, по отношениям. А может быть, и тот, кто последний продолжил (и это бывает чаще) — один разбил стакан, другой расценил это как "первый начал" и стукнул первого по душе. По мне,

 

Стаканы бить можно, отношения и людей бить — нельзя.

Тимур

Согласен полностью, но не могу не заметить: для зловредного манипулятора (в отличие от манипулятора доброго) и это правило — просто кладезь.

Как можно спровоцировать на конфликт человека с правилом "отношения бить нельзя"? А очень просто: систематически делать мелкие бытовые гадости, сохраняя исключительную доброжелательность и мягкую наивноглазость на уровне общения.

  • "Ну почему ты все время держишь носки под подушкой?" — "А мне так нравится, милая!" И поцеловать.

Я мил и улыбчив, но раз за разом тебя провоцирую делом. А если ты рано или поздно сорвешься, я буду иметь все основания огорченно заметить: "Виноват тот, кто рушит отношения…" А если мы начнем теперь выяснять, кто тут не прав…

Так что, боюсь, в реальности близкие отношения — это игра без правил, игра на одном доверии.

Н.И.: Правила создают соблазн поставить их себе на службу в ситуации, когда ты — не прав. Да. Но без правил будет еще хуже.

===========

Впрочем, есть пары, в которых все гармонично, но по-другому: душевно попинаться им не больно, а весело, а вот стаканы нынче — дороги. Они — предметники. Два предметника друг с другом уживаются прекрасно, так же как и два душевника (те, кто бережет душевное имущество).

  • Я лично — душевник. То ли мне люди дороги, то ли душа все-таки ранима.

С другой стороны, будем реалистами. Вот, к примеру, ваш сынок соорудил ружье, которое наподобие рогатки стреляет алюминиевыми пульками,

  • по-настоящему, то есть по-детски, эти пульки называются "козявки",

так вот, и этими козявками повадился пулять по блестящему новому серванту.

  • Почему именно по нему? Потому что он тренирует меткость, а на другой поверхности следы от попадания не видны. А тут, на полировке, — видны. И еще как видны…

Вопрос, что вам более жалко: сервант или затылок вашего сына, который так и просит себе затрещины? Если вы не чужды бухгалтерии и деньги считать умеете, то прикинуть несложно: купить новый сервант стоит три ваших зарплаты, самая крепкая, от души затрещина сыну стоит три мороженых.

  • Имеется в виду, что сын сам догадывается, что он немного не прав, и долго дуться на вас он не будет. И если вы пойдете с ним погуляете и как бы невзначай купите ему фирменное мороженое, его обида растает раньше, чем мороженое.

А воспитательный эффект, кстати, останется.

Мы ни в коем случае не собираемся утверждать, что затрещина по затылку является вершиной педагогической мудрости и ее не может заменить некоторый разговор; просто имеется в виду, что ошибки допускает не только ваш сын, но и вы. Кроме того, иногда живой жест неравнодушной руки доносит то, что вы хотите сказать, гораздо больше и внятнее, чем самый живой язык. А любите вы своего сына или нет, он знает вне зависимости от ваших ситуативных жестов.

 

Тимур

Помню чудный разговор с одной милой девушкой. Мы стояли, дожидаясь лифта, и разговаривали — о воспитании. Где-то по ходу разговора о детских шалостях у меня сорвалось жизнерадостное:

– Пороть!

– Это непедагогично, — отозвалась добросердечная девушка.

– Зато как эффективно! — воскликнул я и неожиданно получил поддержку стоявшей впереди нас пожилой женщины с грустными и мудрыми глазами:

– Вот это точно.

Она, в отличие от нас, совсем не шутила.

  • В ходе творческой дискуссии над этим эпизодом с педагогом-новатором А. Клименко мы выяснили, что дело не в том, "пороть или не пороть", а — с каким настроением, с какими задачами и с каким результатом.


Страница сформирована за 0.15 сек
SQL запросов: 171