Базовый, 25 февраля 2017

Цитата момента



Есть только два смертных греха: желать, не действуя, и действовать, не имея цели.
Прицеливайся… Пли!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Любопытно, что высокомерие романтиков и язвительность практиков лишь кажутся полярно противоположными. Одни воспаряют над жизненной прозой, словно в их собственной жизни не существует никаких сложностей, а другие откровенно говорят о трудностях, но не признают, что, несмотря на все трудности, можно быть бескорыстно увлеченным и своим учением, и своей будущей профессией. И те и другие выхватывают только одну из сторон проблемы и отстаивают только свой взгляд на нее, стараясь не выслушать иные точки зрения, а перекричать друг друга. В конечном итоге и те и другие скользят по поверхности.

Сергей Львов. «Быть или казаться?»

Читать далее >>


Фото момента



http://nkozlov.ru/library/fotogalereya/abakan/
Абакан

Мелочи жизни: как реагировать на…

Народ обычно очень любит — подробности. Узнав самое главное, он все равно останется неудовлетворен, пока не узнает самого главного — подробностей. Житейскую конкретику. То есть те мелочи жизни, которые абстрактную схему делают яркой и живой, бесплотную теорию превращают в действенное понимание, дают общим рассуждениям реальный вес и энергию.

Под-роб-нос-ти!

Действительно, что делать, когда:

Он опаздывает…

Я опоздал…

Она ругается…

Обещал и забыл…

Дети сердятся и буянят…

Они вообще пропали, а я волнуюсь…

Вот что тогда делать?

Хорошие вопросы. Для начала их, я думаю, хватит.

А ты опять сегодня опоздал

Не тяните за хвост, если не известно точно, что на другом конце.

Законы Мерфи, правило Челлиса

Молодой человек должен был прийти на встречу к 19.00, но его нет. Она пришла, даже не опоздала, а теперь стоит как дура и его ждет. Интересно, что теперь ей о нем думать, а?

  • Да, наверное, ничего невероятного, обычно все укладывается в: "Он — гад, а я — дура!" и вообще "Ну, погоди!"

У нее в душе — обида.

Однако, думается, девушка торопится — торопится обижаться. Если нарисовать ориентировочную схему на эту ситуацию, то, скорее всего, в ней должны быть следующие моменты.

Во-первых, если он не пришел вовремя, на это могут быть любые, включая самые серьезные, причины. Например: автобус, на котором он к ней ехал, упал дверью вниз, и он никак не может оттуда выбраться. А может, он задержался в ЦБР, попал в ДТП и лежит в ЦКБ?

  • Хоть он в СИЗО сидит — во всех этих случаях уместно что угодно, но не обида. Понятно волноваться за него, любимого, удивляться на него, "везучего", ну ладно, хмыкать на него, горемычного, — но уж не дуться на него.

А если он придет, надо оказать ему душевную поддержку, то есть повиснуть у него на шее и там висеть до тех пор, пока он вас оттуда не снимет.

Во-вторых, ничего страшного может не быть и причина не серьезная, а просто случайная. Весенний понос. Пропустите это мимо: чем меньше вы будете заниматься разбором этой ерунды, тем больше у вас останется времени на личную жизнь.

  • И это хорошо!

Хорошо, но девушка держит обиду потому, что она имеет в виду возможную третью причину: ничего с молодым человеком не случилось, он просто не торопится!

Может быть. Только если он не торопится: в чем причина? Или, точнее, в ком? Как минимум, я знаю снова три варианта:

  • причина может быть в девушке,
  • причина может быть в них обоих и
  • причина может быть лично в нем.

Если причина не в нем, а в девушке: например, она сама обычно опаздывает на полчаса и приучила его к тому, что раньше приходить смысла нет, — то и разбираться надо с девушкой, а не с ним.

  • Ну, это если по справедливости. А по жизни — если девушка перед тобой виновата, проси у нее прощения.

Если причина в них обоих, например они крепко поругались в прошлый раз и сегодня он вообще размышляет, идти ему на встречу с ней или где будет хорошо, то вместо обид лучше взять книгу психолога-юмориста Н.Козлова: после нее в голове легко, а на душе — порядок.

  • Или наоборот.

Хорошо, но девушка, естественно, имеет в виду, что причина как раз именно в нем, а не в ней абсолютно и что она вообще исключительно белая и пушистая. Ну, предположим. Но и здесь у нас окажется не меньше трех вариантов:

  • он вас уже не любит,
  • он вам мстит и
  • да, он разгильдяй.

Ну и к чему приведет обида в каждом из этих случаев? Разбираем.

Он вас не любит, он потерял к вам интерес и к вам равнодушен: вы стали для него только одной из многих. Конечно, это невероятно, это возмутительно и обидно, но это как раз тот случай, когда обижаться можно только на жизнь, но никак не на молодого человека.

  • Ему-то что до вашей обиды? Уже без толку.

Если он вам мстит — радуйтесь тому, что вы для него не безразличны, и, если вам приятно его порадовать, не прячьте от него свои обиженные губки. Если же ваша любовь к нему на том же уровне, что и его подлянки, держите лицо веником и покажите, что дождались вы его только от зубодробительной скуки.

  • А обиду попридержите для наезда в более выигрышной ситуации.

Ну и, наконец, коснемся искомого: того, к чему тянулась душа и подстраивались мысли — да, он мог оказаться и разгильдяем.

Вы знаете, такое, оказывается, бывает. Мой друг и коллега Соня рассказывает, например, следующую милую ситуацию из былой жизни с мужем. На дворе старые времена, детских питаний еще в широкой продаже не было. Дело происходит в деревне, ребенку три месяца, у Сони грудного молока не хватает, и она просит мужа съездить в соседнюю деревню за молоком. Муж не спорит: взял велосипед и поехал. И после этого его нет — час нет, два, три…

  • Кто не понимает — ребенок все эти часы, то есть каждую минуту, без молока орет.

Муж приехал в час ночи. Выясняется, что он взял еще с собой удочки и все это время сидел удил на озере. А на обратном пути еще и разбил банку с молоком…

  • Ваши чувства? Улыбочку, дорогие!

Так вот: если ваш молодой человек опоздал потому, что имя ему — разгильдяй, то обидеться, конечно, можно. И иногда даже полезно. Только дело в том, что вместо обиды обычно можно использовать много других, более эффективных воздействий.

  • Например, обнять, поцеловать в щечку, потом в другую и сказать, что ты его очень ждала,

С другой стороны, приличные люди обычно прежде использования мер наказания (а обида — средство наказания) используют предупреждение.

  • Техника, кстати, похожа: обнять, поцеловать в щечку, потом в другую и сказать, что ты его очень ждала и чуть на него не обиделась.

Подводя итоги: как ни крути ориентировку, а обида здесь, в этой ситуации, в качестве штатной реакции никак не подходит. В этой ситуации можно ждать спокойно, медитативно рассматривая мирно пролетающих по небу галок; можно ждать творчески, используя время, например, на то, чтобы пристраиваться вслед прохожим и копировать их потрясающие асфальт походки; можно ждать тревожно или нетерпеливо, чтобы потом броситься на шею наконец явившемуся любимому; но ждать недовольно и копить против любимого тупую обиду — очевидно, глупо.

  • Можно и вообще не ждать, особенно если вы уже знаете, что ваш молодой человек — разгильдяй. Вам просто не нужен разгильдяй по жизни, и опоздания уже ни при чем.

Я думаю, что вы со всеми этими умными размышлениями согласились, но тогда остается согласиться еще и с последним положением: если девушке обидеться хочется, она сделает это все равно, при любой самой правильной ориентировке. Душа — конструкция гибкая, душа увидит невозможное и закроет глаза на очевидное: была бы нужда, было бы — желание… А наша воспитанная девушка воспитана обижаться. Если с ней поговорить, потом она со всем согласится, но пока ей обидеться — хочется, и поэтому, скорее всего, она будет обижаться на своего молодого человека в любом случае.

  • Кстати, если она делает это симпатично, он на это вовсе и не обидится.

 

Что делать с обиженными

Посмотрите на себя.
Неужели вам не стыдно?
Ну тогда идите спать.
Видимо, уже стемнело.

Гриша, который Остер

– Привет!
– (холодно, с задержкой) Здравствуй…
– (виновато) Ты прости, меня транспорт подвел…
– (с раздражением и последующей накруткой) Я понимаю: у троллейбусов на ходу рога отваливаются, автобусы перегрелись, пробки на дорогах и вообще сложное международное положение. А я тут стой, как дура, среди других фонарных столбов, скоро тоже буду светиться от удовольствия!
– (пытаясь остановить) Ну чего ты…
– Чего я? Это я чего? А ты ничего? Да как ты…

  • И так далее по восходящей, при некотором разнообразии вариантов общая линия в основном знакома: "Ты виноват, а я теперь глубоко несчастная, и ты за это жестоко поплатишься".

То, что милая девушка не права и обижаться смысла нет, мы выяснили. Непонятно только одно: как это донести до милой девушки, которой на любые самые мудрые ори­ентировки наплевать и кото­рая жестко против нас оби­жается? Ответы: "А что с такой вообще связываться?" — не принимаются: жизнь показывает, что совершенно глупые обиды и нелепые капризы устраивают — когда-то — девушки любые, включая самых добрых и разумных.

  • Так же как тупое упрямство и совершенно неуместную нетерпеливость демонстрируют — когда-то — все мужчины, включая самых на вид здравомыслящих.

Обиды — как насморк и бывают даже у вполне здоровых людей. Я предлагаю к любым обидам относиться предельно философски и понимать, что они совсем еще не повод для расставания. С другой стороны, в отличие от насморка, который лечится неделю, а проходит за семь дней, обиды можно не только пережидать, но и активно и успешно лечить, в основном используя грелку и, иногда, клизму.

  • Душевную грелку и душевную клизму.

Так вот, чтобы научиться грамотно реагировать на обиды милых девушек и несчастных мужчин, я приглашаю вас в детскую песочницу: все мы, взрослые, когда-то были детьми и учились обижаться там. Там обиды ярче и прямее, их механика наглядно выставлена наружу, и тот, кто научился ладить с детьми, как правило, хорошо ладит и со взрослыми.

  • Если понимает, что по сути взрослые ничем от детей не отличаются.

 

Буянская Каприза

– Саид, ты зачем убил моих людей?
– А чего они песком кидались?

Разговор во взрослой песочнице

Это очень опасная игра. Когда я устраиваю ее в Синтоне, я все время ожидаю возмущенных звонков от жильцов сверху: шум от ора двух десятков обиженных детей при самой мощной звукоизоляции далеко превышает любые допустимые значения. А суть игры предельно проста: вы (папа или мама) пообещали, но почему-то не смогли принести ребенку конфетку. Теперь ребенок устраивает вам сцену, кричит, что вы плохой, сучит ножками и бьет вас ручками по лицу. Если вы почему-то сразу адекватно не реагируете, он раскидывает и бьет вначале свои игрушки, а потом и ваши вещи.

Ребенок буянит. Что будете делать вы?

  • Я согласен, что у вас лично таких невоспитанных детей не будет. Но предположите, что он приехал от бабушки, где гостил неделю. Вздохните и включайтесь в игру.

Да, и не говорите, что таких детей нет, дети бывают очень разные. Вот Максим рассказывает, что, когда ему было четыре года, на любой наезд со стороны родителей он реагировал предельно жестко. Например, подходил к серванту с хрусталем, брал в руки несколько фужеров и объявлял: "Если вы меня хоть пальцем тронете, разбит будет сервиз весь. А будете меня бить, я пожалуюсь участковому: детей бить нельзя". Когда родители шли на переговоры, он садился с ними за стол и каждой стороне (себе и родителям) выставлял дипломатический флажок, как высокой договаривающейся стороне.

  • Если ваши дети будут очень умными, возможно, они будут вести себя так же…

Итак, все в парах: ребята играют детей, девушки в роли мам. У большинства мам в глазах уже испуг. Правильно…

– Ура, мамка пришла? Мам, ты конфеты мне принесла?

  • И деловито лезет в мамины карманы или сумку.

– Сынок, ты знаешь, такая история произошла… В общем, я завтра тебе обязательно куплю!

  • Виноватая мама оголяет все свои фронты и подставляет ребенку все, чтобы он ее отлупил. Интересно, воспользуется ли ребенок такой соблазнительной возможностью?

– Как, ты не принесла мне конфеты?! Ты же мне обещала!!

  • Нормальный ребенок в наступление переходит на раз, без больших раздумий.

– Разве я тебе обещала? Я просто спросила, какие конфеты ты больше любишь.

  • Мама к беседе не готова и на ходу выдумывает не самые удачные вещи. Кажется, просто врет.

– Ты мне обещала, обещала! (и топает ножками) Детей обманывать нельзя!

  • Вот еще, с тобой спорить. Не та весовая категория: я тебя задавлю первой же истерикой.

– Давай сейчас включим телевизор, по-моему, там идет сейчас какая-то интересная передача!

  • Попытка отвлечь. Проходит только на очень маленьких или детях с ограниченным интеллектом. Странно, у нее вроде бы сын — не дурачок.

– Не хочу я твой дурацкий телевизор, там сейчас только "Спокойной ночи", а детективов нету! Ты меня обманула, пообещала конфеты и не принесла!

  • Верно, он не дурачок и телевизор умеет включать уже без маминой помощи. А самое главное — генеральную линию он держит и сбить с нее себя не даст.

– Ну не расстраивайся так, я сейчас на ужин испеку тебе твой любимый пирог.

  • Его тактика оправдывается: мама виновато просит ее пощадить и пробует откупиться.

– Не хочу пирог, хочу конфеты! Ты мне обещала, а не принесла, ты — плохая!

  • Дешево ты, мама, не отделаешься, я выстрою тебя по полной программе!

– Ну не плачь, пожалуйста! Давай я куплю тебе конфеты завтра, а сейчас ты успокоишься и плакать не будешь!

  • Господи, ну кто так торгуется! Уговаривающей фразой "Ну не плачь, пожалуйста!" обнаружила свою полную зависимость от решения ребенка, а теперь из слабой позиции надеется на милость вошедшего в раж ребенка…

– Все равно буду, я перестану, только если ты мне купишь за это еще паровозик — красный! И большой набор Лего! А сегодня разрешишь смотреть телевизор до одиннадцати!

  • Талантливый ребенок! Если в маминых планах воспитать хищника-бизнесмена, то можно ее поздравить: основы умения жестко манипулировать и добивать партнера, чтобы добиваться своего, — она уже заложила.

Основы такого мирозавоевывания[1] можно передать формулой одного талантливого инструктора по рукопашному бою: "Лежачего не бьют. Лежачего добивают — ногами!" Или от него же: "Уходя, гасите всех!"

  • Хотя вообще-то Анатолий — добрый человек. Это юмор у него такой!

 

Как успокаивать рыдающих детей

Нет, я не утешусь никогда!

Обещание

Что дети — радость не всегда, знают все, кто их видит чаще чем раз в неделю. Но почему же, почему, если взрослые такие взрослые и умные, их так легко (смотри предыдущую главку) раскладывают их несмышленые дети? Ответ прост: потому что дети — профессора от психологии, а мамы совершают детские ошибки. Тем не менее способны обучаться даже мамы, и несколько подсказок я готов дать.

Итак, что делать в подобных ситуациях?

  • Ну, или чего не делать: две эти вещи обычно взаимосвязаны.

Начнем с очень простых вещей.

Не уговаривайте и сами не подсказывайте ребенку глупые мысли и переживания.

Добрые мамаши, видя сморщенное недовольством лицо ребенка, начинают свои обычные уговоры:

– Ну не переживай… Ну не расстраивайся, я тебя прошу… Не плачь, пожалуйста… Не сердись так на свою маму…

Вроде все совершенно правильно, только результат прямо противоположный: каждый такой оборот является прямой подсказкой переживать, плакать, расстраиваться и сердиться.

  • Вы только не расстраивайтесь, я умоляю вас!..

Любопытно, что практически все то же самое можно сказать в другой форме, в форме спокойных вопросов. "Тебе обидно?", "Ты на маму сердишься?" — такие не жалостливые, а просто теплые вопросы вполне хороши и уместны.

Почему так можно, а уговаривать — нельзя? Уговоры предполагают заинтересованность взрослого, в них очевидно, что вам от ребенка что-то надо, — но тогда не удивляйтесь, что в ситуации обиды ребенок сделает все, чтобы сделать вам все как раз поперек. А жалостливые интонации ваших уговоров рождают у ребенка жалость к себе и делают его еще более несчастным. Вам это нужно?

А вопросы — это другое. Вопросы показывают, что мы ребенка понимаем — и помогаем ребенку самому понять себя.

  • На вопрос "Тебе обидно?" есть только два простых ответа: "Нет, мне не обидно" и "Да, обидно". Если тебе не обидно — мы за тебя рады, а если обидно — хорошо, что ты понял свои чувства.

Решите возражать — завязнете в споре.

Тот, кто отработал "Тотальное Да", должен применить его в полном объеме, кто еще не отработал — осваивайте его на ходу. Никаких споров, никаких возражений.

– Ты ведь обещал?

– Обещал.

  • Спокойное согласие.

– И не принес?

– Да, так сегодня получилось: не принес.

  • Олимпийское спокойствие, и не к чему придраться.

– Ты плохой!

– Конечно, это очень обидно…

  • Внимательный читатель заметит применение приема "Внутренний переводчик": "ты плохой" было переведено как "мне обидно". После этого согласие идет еще более от души…

Поэтому — никаких споров.

Спорят и препираются — слабые, а родитель должен быть сильным. Сильный не спорит, он внимательно выслушивает, а потом сообщает решение: такое, которое споров не вызовет. В этом есть своя мудрость руководителя — отдавать распоряжения те, которые будут выполнены.

  • Как утверждал один мудрый монарх, "король может управлять даже восходом солнца: для этого нужно только знать, когда солнце восходит".

Начнете неубедительно заинтересовывать — попадетесь на игру "Да, но…".

Это классическая игра, когда в проблемной ситуации один берет на себя работу придумывать какие-нибудь выходы, а другой развлекается тем, что все их перечеркивает. "Да, конечно, только… (ничего не выйдет)", "Да, верно, но…" — и далее показывает, что все услышанные предложения его не устраивают. Вы всегда останетесь дураком, а ребенок — безутешной жертвой.

Не попадайтесь на игру "Да, но…".

Что делать, если ребенок вам эту ловушку устраивает? Самый простой вариант — спросить его, что в этой ситуации предлагает он. Ребенок, почувствовав опасность, скорее всего зальется криком: "Не знаю!" — и попробует не думать, но если вы будете спокойны и предложите ему что-либо все-таки придумать — потому что, как только он что-то придумает, вы сразу же все сделаете, — у вас появляется хороший шанс. Обычно дети соблазняются такой вкусной возможностью и что-то предлагать (пусть и нечто запредельное) начинают.

Ну и все: если далее действовать аккуратно, то игру "Да, но…" можете устроить ему вы. Но лучше в такие вредные игры не играть, а договориться на чем-то разумном.

Будете оправдываться — спровоцируете нападение.

Объяснения и оправдания внешне бывают похожи, но внимательный человек их не перепутает никогда. Объяснение — это рассказ человеку того, что он пока не понимает. Оправдания — это попытка виноватого смягчить себе меру наказания.

– Ну не сердись, не расстраивайся, у меня был трудный день и я забыл про свое обещание, такое бывает… — это оправдание.

– Иди сюда, родной. Ты спрашиваешь, почему я не принес тебе конфеты, и хочешь, чтобы я тебе подробно рассказал весь свой сегодняшний день? — м-да, этот рассказ пойдет существенно в другом тоне.

Объяснение дает понимание, оправдания провоцируют нападение. Вам это нужно?

Ну и не оправдывайтесь.

Кинете Вызов — вызовете Войну.

Ребенок знает, что огонь, если сунуть в него руку, угрожает ему ожогом, а стена, если на нее налететь, грозит приличным синяком, но эти угрозы он как вызов не воспринимает. Он знает, что ни огонь, ни стена с ним не борются, воевать с ними — бесполезно, и он с ними не воюет. А вот если ремнем начинает пугать его мать: "Будешь так разговаривать с матерью — налуплю!" — ситуация другая. Ребенок убежден, что виноватая мама, мама без конфет, угрожать ему ремнем права не имеет — соответственно угрозу мамы он увидит как вызов себе, и, разыграв оскорбленное детское достоинство, этот вызов он примет.

  • Тем более примет, что видит: мама его любит и здесь просто защищается, а защищается, потому что чувствует себя виноватой… Он примет вызов, потому что понимает: тут переиграть мать шансы у него есть.

И поднимет такой исполненный праведного возмущения крик несчастного мальчика, что перед ним отступит любая, самая решительная мать, как перед обстоятельствами непреодолимой силы.

Не кидайте ребенку вызов: воевать с ребенком нельзя. А вот оказаться стеной, преградившей ему возможность безобразничать, — дело другое, реальное и нужное.

Попробуете Подкуп — напоретесь на Торговлю.

Подкупить ребенка, конечно, можно: "Ну, не надо так плакать, я тебе завтра и конфет куплю, и трансформер".

– Большой трансформер?

– Большой, большой…

– А велосипед, как у Вовки?

  • Глаза высыхают мгновенно и становятся заинтересованными.

– А велосипед мы тебе купим на день рождения, как договаривались…

– А-а-а-а!!!

  • Снова безутешный плач. Естественно.

Родители вообще-то не хотели подкупать, родители хотели просто порадовать огорченного ребенка, но… Но по факту начинается нормальная торговля, где вы платите деньгами за то, чтобы ребенок вел себя более или менее прилично. Нормально, а? — родители покупают у своего ребенка нормальное поведение, причем, сколько оно стоит, решает только плачущее в свое удовольствие торжествующее дитя.

  • А играющий детей синтоновский народ утверждает единогласно: плакать и обижаться на родителей — удовольствие высочайшее!

Итак, если не хотите, чтобы дети с вами торговались, — не устраивайте подкуп.

А самое главное — не попустительствуйте хулиганству.

Не сердитесь на мои резкие слова, но как это называть иначе? Скандал, крики, вымогательство, потом мамочку побили…

  • Ну, пока детскими ручками.

Это хулиганство, и не суть, сколько хулигану лет: двадцать пять или пять. И если вы относитесь к хулигану с пониманием, демонстрируете терпение и любовно упрашиваете его отвлечься от избиения своей мамы, то на юридическом языке вы хулиганству попустительствуете. Ребенок пробует с вами сволочиться, а вы ему это разрешаете.

Может, не стоит?

Предложите ему что-нибудь более интересное.



Страница сформирована за 0.26 сек
SQL запросов: 170