Аляска-Канада-Калифорния, 13 мая 2017

Цитата момента



Женщина никогда не знает, чего она хочет, но всегда добивается своего.
Потому что женщины — прекрасны!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Скорее всего вынашивать и рожать ребенка женщины рано или поздно перестанут. Просто потому, что ходить с пузом и блевать от токсикоза неудобно. Некомфортно. Мешает профессиональной самореализации. И, стало быть, это будет преодолено, как преодолевается человечеством любая некомфортность. Вы заметили, что в последние годы даже настенные выключатели, которые раньше ставили на уровне плеча, теперь стали делать на уровне пояса? Это чтобы, включая свет, руку лишний раз не поднимать…

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка

Близкие отношения на синтоновской Игротеке

Плач об утраченном уважении и поиск глубины,
которая нужна не всем

Зачем мы перешли на "ты"…
За это нам и перепало,
На грош любви и простоты,
А что-то главное пропало.

Психолог Б. Окуджава

Ура! Второе занятие цикла "Любовь и дружба: искусство близ­ких отношений", народ собирается бодро, я ставлю музыку, все встают в общий круг. Поздравление с чем-то, какая разница с чем, аплодисменты всем нам, хорошим. Итак, к делу:

– Мы начнем, как обычно: чтобы душа проснулась, ее надо согреть, поэтому сейчас будет несколько минут общих теплых встреч. Кто еще не успел кого обнять и выразить персональное внимание — у вас будет такая возможность. Все, как обычно, но: но сегодня я предложу сделать это с особенной интонацией. Какой? Я предложу вам представить: "Если бы мы были близкими людьми. Если бы мы были родными…" То есть все встречаются, как обычно, но параллельно наблюдают сами за собой (в первую очередь) и спрашивают: "А если бы мы были совсем близкими людьми? Если бы мы были совсем родными?" Изменится ли что-то в ваших встречах? Вот это тот вопрос, который я вам задам через три минуты.

Музыка громче, народ двинулся распахивать руки, встречать веселые глаза и дарить зубастые улыбки.

  • · У людей со стороны, несинтоновцев, это массовое братание вызывает обычно смешанное чувство и скорее протест: ну нельзя же так по команде всем подряд выражать теплые чувства! Синтоновцы с ними не спорят, но время используют максимально и бывают огорчены, если я такое начало занятия из каких-либо высокометодических соображений снимаю.

Спасибо, музыка уходит, все снова в общий круг. Поднимите руки, кто, окунувшись в теплые встречи, скоро забыл про задание: "Если бы мы были близкими людьми?" (Из сорока человек пять—десять.) А кто четко помнил это задание в течение всего времени встреч? (Остальные, но не совсем все.) Хорошо. Теперь вопрос главный: кто заметил, кто почувствовал, что это задание хоть в чем-то, хоть немного изменило характер и стиль встреч, что-то привнесло новое и другое в то, что происходит обычно? (Задумываются, человек десять поднимают руки.) Если что-то изменилось, то — что?

Говорят разное, но все сводится к тому, что:

– Как будто нет никаких барьеров.

– Отношения стали как-то проще…

 

Методическая врезка

Я подумал: наверное, правильный академик, стоя за кафедрой, отпил бы глоток из стакана и начал бы раскрывать тему так: "Данные экспериментальных исследований показали, что динамика аффективной составляющей при усилении межличностной аффилиации имеет валидные по критерию Стьюдента следующие поведенческие корреляты…" А слушатели бы сидели попами на стульях и про это писали в тетрадках. Чтобы запомнить и ему потом похоже рассказать на экзамене.
Я предпочитаю подход другой, чтобы узнанное ими откладывалось даже не в голове, а в теле. Чтобы они это просто прожили и это стало их. То, чем они теперь живут каждый день. А смогут ли они рассказать про это профессору? Наверное, смогут, если выучат его язык…

Итак, "отношения стали как-то проще… Как будто нет никаких барьеров". Правильно они говорят, только Что они говорят, по-моему, еще не понимают.

Поясняю.

– Лина, у меня к тебе просьба: встань, пожалуйста! (Лина поднялась.) Спасибо, Лина. Скажи, как я к тебе обратился?

– Ну, с уважением. Вежливо, предупредительно.

– Верно, Лина, я обратился к тебе с уважением. А если бы я обратился к тебе просто, без барьеров, как к родной, то:

(подошел, свободно шлепнул-осадил ее по плечу)

– Так, сядь, все!

Лина плюхнулась.

Группа забурлила. Пошла разборка: что это такое — родные? Это те, с которыми ведешь себя просто, не всегда специально размышляя об уважении?..

Пусть задумаются. Тут важно не получить ответ, тут важно заболеть вопросом. И, чтобы вопрос не забылся и вошел в них покрепче, раздаю бумажки с полной формулировкой:

Есть закономерность: "родного", "близкого" человека понимают как того, к кому относятся просто (то есть без уважения, без сохранения дистанции), и обычно уважение к людям всегда снижается по мере того, как они становятся "близкими" и "родными". Можно ли быть в близких отношениях, сохраняя друг к другу уважение, почему это почти ни у кого не получается и как собираетесь решать эту проблему вы?

Поедут с занятий — будут думать. Многие, любящие думать подробно, свои размышления запишут и принесут мне на разбор. Если есть на что отозваться — я отзываюсь.

Но — вопрос следующий:

– Кто ценит близкие отношения?

  • Поднимают руки все. Значит, включены и вопрос слышат.

– Что это такое?

  • Что-то говорят. Не так важно, что; важно, что пытаются думать и формулировать.

И — кстати, как бы интерес:

– Всегда ли близкие отношения — глубокие?

Хочется ответить — "да!", но не получается. А получается общими усилиями скорее следующая таблица:

 

Отношения

 

Неблизкие и неглубокие

Мы знакомы.
Отношения нормальные

 

Близкие, но неглубокие

Быстрорастворимая
интимность

 

Глубокие, но неблизкие

 

Мой исповедник

 

Близкие и глубокие

Подлинная близость.
Доверительные отношения

Чтобы эту таблицу увидели и поняли все, ее лучше не рисовать, а показать наглядно-пространственно на парах из круга. Как? Да прямо:

– Николай и Рита, вы знакомы, у вас хорошие отношения, но ни близости, ни глубины нет.

Коля и Рита улыбнулись друг другу и спокойно остались парой рядом.

 

– Олег и Маша: близкие, но неглубокие отношения!

Олег и Маша, как будто только этого и ждали, довольно бухаются на пол, благо на полу у нас ковролин. Там как-то вместе, такие же довольные, и остаются.

– Павел и Катерина, у вас неблизкие, но глубокие отношения! Может быть, Катерина, когда ей плохо, приходит к Павлу за советом и он исповедует ее, путешествуя по глубинам ее души?

Катерина дает Павлу свои руки, он выпрямляет спину и берет ее руки в свои. Строгие лица, глаза смотрят в глаза.

 

– Максим и Лана, у вас близкие и глубокие отношения!

Они смотрят друг на друга, улыбаются, потом она аккуратно садится ему под плечо, он обнимает ее, целует ей пальцы и после, поймав ее взгляд, тихо и нежно смотрит ей в глаза.

 

Вообще-то всем все понятно, но хочется еще и языковую метафору, чтобы эту разницу между отношениями просто близкими и глубокими, доверительными — увидеть объемнее и ярче. Может быть, это можно описать так?

Просто знакомого вы пустите в свой дом, но ключ ему от дома не дадите, и предполагается, что он должен спрашивать вашего разрешения на пользование туалетом, телефоном и прочее. Близкому можете доверить ключ, и он ведет себя в вашем доме свободно. Но только при глубоком доверии вы откроете ему заветную шкатулку с дорогими вам письмами.

  • То же — касается Дома вашей души…

Что нужно, чтобы между малознакомыми людьми сложились близкие отношения? Нужно поближе познакомиться, узнать друг друга, и постепенно в ваших отношениях может появиться близость. Правда, может и не появиться. А самое главное, что можно вообще ничего из вышеназванного не делать, а сделать сразу — близкие отношения.

Как? Да как Олег и Маша, которые как на пол свалились, так до сих пор подниматься не хотят — им, по-видимому, вместе понравилось. Конечно, они неправильно делают близкие отношения, но, кажется, их это волнует мало. Как мало это волновало и меня в истории —

Красный шарфик

Чем дорожу, чем рискую на свете я —
Мигом одним, только мигом одним.

Мудрая философия авантюризма

Мой очень хороший знакомый, Сергей Сергеевич (Сережка, привет тебе и доброго здравия!), как-то позвонил мне и попросил приехать к нему в гости на вечеринку. Зачем? У него новая знакомая, он очарован и имеет конкретный заказ: "Чтобы ее быстрее раскрутить, мне нужна вечеринка, где будет сплошная любовь и все облизываются". Короче, чтобы я брал какую-нибудь из своих подруг и приезжал. А у меня в эту неделю — никого нет. Наташа уехала, Маша не приехала, Таня заболела, о чем я и доложил. У С.С. легкая задумчивость, потом предложение:

– Я найду тебе подругу на вечер, девушка хорошая. Любовь с ней устроишь?

– Я — да, а как она?

– Все будет в порядке, это мои проблемы.

– Хорошо, а как ее зовут и как я ее узнаю?

– Зовут ее Лена, узнаешь ее легко: придешь ко мне, на ней будет красный шарфик.

Есть. Я прихожу к С.С., разглядеть девушку с красным шарфиком было нетрудно:

– Ленкин, милая, как ты тут без меня?

– Скучала, родной!

Руки к ней, она идет ко мне в руки, мы обнимаемся и целуемся. Не торопясь — мы же соскучились друг по другу?! Заодно друг к другу привыкаем. Знакомимся. Через пять минут мы чувствовали себя уже легко и естественно, говорить ни о чем серьезном не хотелось, но облизывались весь вечер. С.С. остался доволен, мы тоже не грустили.

Вечер закончился, у нас с Леной провожалки и — некоторая неловкость: "Коль, спасибо тебе за прекрасный вечер, но ты не будешь настаивать на продолжении встреч? У меня любимый есть, а лишнего времени — нет!" — "Ой, спасибо, Лен, ты меня этим разгрузила. Поэтому телефон с тебя не прошу, но поцелуй на прощание — требую".

Требуемое получил, с чем и расстались. Спасибо красному шарфику за такой вечер!..

Несложно догадаться, что история народ равнодушным не оставила. Быстро образовались микрогруппы, тема обсуждения: "Смог бы я стать героем истории Красный шарфик, и что я по этому поводу думаю?" Результаты: против не был никто, но были осторожные. Откормленный кот Виталий предупредил, что если друг подберет ему не знаю что, то он за успех вечера не отвечает. Куколка Света здраво заметила, что целовалки предполагают элементарную физическую привлекательность, кроме того, иногда хочется с человеком и поговорить.

Ну и что теперь? Чтобы с уровня слов перейти к реальности, я предлагаю группе сделать эту ситуацию живой: сделать такую вечеринку здесь и сейчас на условиях Сергея Сергеича, то есть с кем бы вы ни оказались, любой внешний наблюдатель должен подтвердить, что вы — нежно любящая друг друга пара.

  • Нужно действовать — и сразу все забурлило.

Итак, внимание, примите решение: кто сейчас встанет, чтобы принять участие в этой игре?

  • Ну и хорошо, что встали не все: без наблюдателей эксперимент будет нечистым.

Игроки образовали два круга: молодые люди во внешнем, девушки во внутреннем, друг к другу спиной, глаза закрыли. А теперь внешний круг, не открывая глаз, делает… ну, например, в правую сторону ну, например, два шага, и условие случайности встреч — соблюдено. Остановились, спинами нашли друг друга, руки встретились. Звучит музыка, притушен свет, вечеринка начинается!

  • Наблюдатели забираются на стулья, чтобы все строго контролировать.

Происходит Нечто. Как правило, абсолютно естественное, легкое и красивое. Ну, народ танцует. Ну, Михей взял Ирину на руки. В соседней паре Наталья потянула Анатолия вниз, и они продолжили игру в нежные касания щеками, лбом и потом носиками, сидя на полу, на ковровом покрытии. Народ окунулся в атмосферу любви и праздника, и если можно было к чему придраться, так только к излишней пылкости чувств, от стараний иногда напоминающих что-то излишне судорожное.

  • Ах, как им еще не хватает упражнения с дистанции: "Делать все с прочувствованным удовольствием!" Куда они торопятся?!

Кстати, могу предложить для этого хорошее тренировочное упражнение, называется оно "Единственное яблоко" и делается так. Нужно накрыть праздничный стол, зажечь свечи, поставить медитативную музыку и в течение часа есть яблоко. Быть с яблоком. По капельке впитывать в себя яблоко, как последнее, что ты делаешь в жизни… Музыка. Полумрак. Вкус яблока. Шестьдесят минут, то есть три тысячи шестьсот секунд единственного яблока в жизни.

  • Ах, лучше сделайте. Как всякая медитация, это должно быть пережито, а не услышано[1]

[1].

Впрочем, возвращаясь к нашим дружно любящим: когда в конце я предлагаю поаплодировать им самим так и столько, насколько они довольны своим экспериментом и собой, бурные аплодисменты не смолкают долго. Ну, значит, для них это так. Возможно, наши начинающие авантюристы прочувствовали главное:

 

Есть только миг между прошлым и будущим,
Именно он называется жизнь.

 

Мсье Амилькар платит

Народу становится так хорошо, что мне теперь неловко задавать им умные вопросы. Но — мы будем работать. Выхожу в центр, привлекаю внимание. Вперед!

– Итак, как бы вы ответили на вопрос: "Что нужно двум людям, чтобы войти в близкие отношения?" Кто даст лучшую формулировку?

– Не грузиться! (Неплохо!)

– Если хочешь быть счастливым, будь им! (Прекрасно, но немного про другое.)

Литературно одаренная Маша отчеканивает: "Нужно подойти друг к другу и разрешить себе близкие отношения". И тут же выражает недовольство: "Но это же отношения не настоящие, поверхностные. Близкие, но неглубокие. Настоящие отношения так не сделать!"

  • · Маше — аплодисменты: и за формулировку, и за протест!

– Маша права: у нас сейчас были только легкие, поверхностные отношения. Это не значит неполноценные отношения. Поднимите руки, кому иногда хватило бы именно таких, легких отношений, и он не хотел бы создавать что-то более серьезное?

  • · Лес рук. И комментарии: "Иногда — да!"

– А можно ли так же делать, именно делать, а не выращивать — настоящие, серьезные отношения?

– Близкие?

– Близкие.

– Нет. Наверное, нет…

– Спасибо за некатегоричность.

Когда-то в театре Пушкина шел спектакль "Мсье Амилькар платит". Я смотрел его очень давно и помню только суть, но суть помню очень хорошо, потому что история мсье Амилькара мне показалась прелюбопытной.

Занавес!

У мсье Александра Амилькара, переехавшего в Париж, были деньги, но не было личной жизни. Контингент ночных клубов его не устраивал, а Синтона в Париже почему-то нет. Однако мсье Амилькар был человеком предприимчивым, и вот, прогуливаясь по вечернему Парижу, он отметил для себя прилично выглядящего молодого человека с симпатичным выражением лица. Подошел, представился:

– Добрый вечер, мсье!

– Добрый вечер!

(Несколько взаимных слов о погоде, хорошее впечатление подтвердилось, заодно выяснилось, что молодой человек в настоящее время имеет много свободного времени ввиду отсутствия работы.)

– Мсье, у меня к вам деловое предложение. Я хотел бы предложить вам работу: работа интересная, вполне достойна интеллигентного человека с гуманитарным образованием, хотя и звучит немного непривычно: я хотел бы предложить вам стать моим Другом.

– … ?

– Возможно, вы меня не поняли, поэтому я поясню: в ваши обязанности будет входить следующее: приходите вечером (как правило, каждый вечер), и мы дружим, то есть я рассказываю вам, как прошел у меня день, вы меня внимательно выслушиваете, понимаете, сопереживаете, делитесь своими переживаниями. Пьем чай, иногда вино, играем в шахматы. Кстати, вы играете в шахматы?

– Играю, но не очень хорошо.

– Именно это как раз очень хорошо. Так вот: сумма, думаю, вас устроит, в любом случае я предложил бы нам с вами вначале присмотреться друг к другу. Я должен составить впечатление о вас, вы должны составить свое впечатление о предложенной вам работе. Итак, как вам мое предложение?

– Очень необычное предложение. Но, возможно, именно поэтому мне оно интересно. Когда начнем пить чай и так далее?

Так у мсье Амилькара появился хороший друг.

Но мсье Амилькар на этом не остановился. Скоро его внимание привлекла несомненно привлекательная женщина с внешностью безработной актрисы, но глаза умные. Улыбка, знакомство, пред­став­ле­ние, вступление, предложение:

– Я реализую один творческий проект, и мне нужны люди на работу. У нас дружный коллектив, порядочные люди и теплая атмосфера. Работа в основном в вечернее время.

– Что вы имеете в виду, мсье?

– Эта работа требует творческого подхода и некоторых актерских данных, но мне кажется, вы с нею сможете справиться.

– Спасибо, но все-таки, что за работа?

– Не удивляйтесь, хотя предложение звучит необычно: я хочу предложить вам стать моей женой. Это будет вашей работой, за которую вы будете получать зарплату. Как жена, вы должны будете каждый вечер встречать меня дома. Встречать, естественно, тепло: я уверен, у вас это получится. Примерный сценарий таков: вот я прихожу домой, жена должна сразу же подбежать, руки на плечи, поцеловать в щечку: "Милый, ты, наверное, устал! Я так по тебе соскучилась!" — и щебетать всякую ерунду. Потом ужин: муж кушает, а жена сидит напротив, оперлась щекой на руку и смотрит на него теплыми глазами — ну, я покажу как. Если я буду на кого ругаться, мне надо поддакивать и сочувствовать. Оплата два раза в месяц, подробный контракт мы составим — если, конечно, у вас будет принципиальное согласие.

Лицо мадам выражает попеременно сомнение, удивление, возмущение — нет, только колебания, победило любопытство:

– Хорошо, мсье, я согласна поговорить о вашем предложении, это что-то любопытное. Но учтите, я порядочная женщина!

– Естественно, моей женой может быть только исключительно порядочная женщина. А что касается секса, то это вопрос совершенно отдельный и мы обсудим его позже. Думаю, что я с вас за это оплаты не попрошу.

– Мой муж — нахал?

– Вы мне тоже очень нравитесь!

И вот мсье Амилькар прогуливается по Монмартру уже под руку с женой и в компании доброго друга.

– Ваш друг — тоже купленный?

– Мы с вами коллеги, мадам!

В тот же вечер общими усилиями их семья увеличилась: у мсье Амилькара появилась дочь из нуждающихся студенток. На ее вопрос: "А что я должна делать?" отвечала уже мадам Амилькар:

– Как что должна делать дочь? Хорошая дочь должна интересоваться, как здоровье ее папочки, иногда получать на карманные расходы (имеется в виду помимо зарплаты), рассказывать о своих делах и если не слушаться, то хотя бы слушать папины умные советы. Если папа в хорошем настроении, с ним можно поспорить, когда папа устал, с ним можно посидеть и потом сказать, что мы все его любим. Милый, я правильно формулирую?

– Да, дорогая, ты права, как всегда!

– Сумасшедший дом…

– Верно, мы уже пришли. В этом доме я и живу.

…Мсье Амилькар, его жена, дочь и друг семьи входят в дом, где начнет жить их такая необычная, но — семья.

Всю эту историю я с удовольствием разыгрываю вживую здесь же, в группе, народ (особенно вытащенные на роли друга, жены и дочери) с удовольствием подыгрывает. Синтон для них сейчас — живой театр, в действие которого они самым естественным образом включаются. Поиграли, посмеялись, пора думать.

– Поднимите руки те, кто полагает, что развитие этих отношений привело к чему-то хорошему: например, к искренним и теплым отношениям?

  • Очень многие.

– А кто полагает, что ничего хорошего из этого предприятия не вышло?

  • Несколько.

Иметь мнение — хорошо, но еще лучше — иметь мнение обдуманное. Чтобы этому поспособствовать, быстро разбиваем народ на микрогруппы, задаем тему "Перспективы предприятия мсье Амилькара" и даем пятнадцать минут на свободное обсуждение.

  • Что происходит в микрогруппе? Дискуссия… дележка… слушание другого… обдумывание… а по большей части просто общегрупповое переваривание новых мыслей и переживаний.

Обсуждение прерываем, начинается общее обсуждение. Предваряет все легкая разминка, когда эмо­ци­о­наль­ны­е выкрики молодежи были встречены спокойными ответами от народа постарше, точнее, от тех, кто оказался знаком с работой руководителя:

– У них может не получиться! Это же трудно: вот так сразу стать хорошей женой. А у дочки вообще могут быть другие планы!

– Нормальная рабочая ситуация. Если у секретарши не получается хорошо делать свою работу, босс или помогает ей подучиться, или находит себе другого секретаря.

– А что, вот так легко найти себе на улице хорошего мужа или жену, хоть и за зарплату? Это же настоящим психологом надо быть!

– Конечно, надо. И если ты работника нанял, а он не подходит, приходится искать нужного человека дальше. А как же еще?

  • Ответы были очень правильными и молодежи явно не понравились.

Главная же тема началась с того, что Маша резко поднялась и возмущенно выдохнула: "Но это же ужасно — быть в близких отношениях за деньги!" Она была прямо-таки красива в своем возмущении, и все ею залюбовались.

Потом поднялся Виктор. Поднимался он медленно и отвечал рассудительно: "А я не понимаю, чем это вообще отличается от обычной семьи? В любой семье есть негласный контракт: например, за мужем — деньги, тяжелые покупки, ремонт и поутешать жену, когда той хочется поплакаться, за женой — готовка, стирка-уборка, нормальный секс и чтобы муж чувствовал себя в доме хозяином. Каждый платит, только не обязательно деньгами. А если, кстати, муж перестанет зарабатывать, что жена ему скажет? "Я на него горбачусь как проклятая, а денег никаких. Что за дела?" Все нормально: за все в жизни надо платить".

Ирина, очень образованная и агрессивная феминистка, как всегда, стала двигать свое: "За все надо платить, но этот Амилькар — обманщик и пройдоха. Учтите, были проведены исследования: если труд жены оценить в стандартных расценках службы быта, получаются совершенно запредельные суммы. Но в нормальной семье жена за это себя хоть хозяйкой чувствует, а тут трудиться под боссом за одну зарплату?!"

  • Свободу попугаям!

Бизнесмен Роман был занят сложными подсчетами и Ирину не слышал: "Блин, я тут подсчитал: у меня на жену уходит в среднем 460 долларов в месяц. Да за такие деньги… Может, правда, просто хорошую жену нанять? Устроила скандал — минус 50 баксов. Вот порядок будет!"

Павел был романтиком и смысл его эмоциональной речи сводился к: "Если они не подходят друг другу, то у них ничего не выйдет и они разбегутся. Если же они понравятся друг другу, для них это окажется не работа, а жизнь, они начнут относиться к Амилькару от души и в конце концов откажутся от зарплаты!"

  • Как мне показалось, на Пашино "они начнут относиться к Амилькару от души" девушки согласно закивали, но при словах "и в конце концов откажутся от зарплаты!" кивки приостановились.

Эта тема закончилась неожиданно: я проинформировал народ о дополнительном условии, которое мсье Амилькар поставил в конце каждого контракта: как только человек начнет вести себя не по сценарию, а от души, он будет уволен.

Народ — завис…

Я повторил: "В соответствии с условиями контракта взаимоотношения сторон должны определяться только и исключительно контрактом. Если жена, друг или дочь начинают вести себя не по сценарию, а от души, контракт с ними расторгается и они подлежат увольнению".

Маша тихо и удивленно спросила: "Мсье Амилькар — больной?" И тут снова раздался голос Романа: "Я думаю, что никакой он не больной, а очень умный человек".

  • Уважаемый читатель! Вы, конечно, можете читать дальше, но полезнее было бы отложить книжку в сторону и тезисно зафиксировать свои мысли по данному вопросу. Мсье Амилькар, поставивший такое требование, дурак, больной или знаток жизни?

Я думаю, что мсье Амилькар хорошо знает людей и жизнь. Он знает, что вначале, пока люди не близки, но заинтересованы друг в друге, они себя контролируют, думают, что говорят, и делают то, что нужно другому. По сути, они живут по его сценарию. А потом люди расслабляются, начинают чувствовать себя естественно, и у них начинаются близкие отношения. Народ начинает отношаться: искренне, то есть без контроля, выражать друг другу то, что сейчас есть на душе. И тогда выплескивается все: порой прозрачная нежность, а порой непереваренные душевные отбросы.

Мсье Амилькар мудр, он знает, что живые отношения неуправляемы так же, как и ветер. Ветер может освежать, но ветер может и пронизывать. От ветра можно спрятаться, но ветер нельзя запретить — как и отношения. И, видимо, мсье Амилькар не любит простужаться на неожиданно возникающем сквозняке. И тем более попадать под грозовые разряды от того, кто у него на зарплате. Ему нужны отношения такие, которые нужны ему, контролируемые им отношения, — и поэтому он настаивает, что это должны быть отношения только согласно контракту.

Но также я думаю, что мсье Амилькар болен. Потому что по-насто­ящему здоровый человек не запирается в своей комнате с самым хорошим кондиционером, не задраивает форточки, а предпочитает свежий воздух.

  • По крайней мере, в хорошую погоду.

 

По-настоящему здоровый человек не бежит от живых отношений вообще, не изолируется напрочь от чувств, а им радуется и им открыт.

  • По крайней мере, когда к нему идут с теплыми объятиями и сердечной радостью.

 



Страница сформирована за 0.25 сек
SQL запросов: 170