АСПСП

Цитата момента



Я на свете всех умней,
Не боюсь я никого.
Вот какой я молодец,
Буду жить теперь сто лет.
Скромненько и со вкусом

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Мужчину успехи в науке чаще всего делают личностью. Женщина уже изначально является личностью (если только является) и безо всякой там науки. Женственность, то есть нечто непередаваемое, что, по мнению Белинского, «так облагораживающе, так смягчающе действует на грубую натуру мужчины», формируется у женщин сама собой - под влиянием атмосферы в родительской семье…

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

Хроники Синтона, или
По дороге к Солнечному дому

Эх, дороги…

Секта

Синтон — взрослеет.

Его стали замечать, что оказалось не всегда только приятным. Например, как-то на имя директора Дома молодежи, где давно уже работает Клуб "Синтон", пришло сердитое пись­мо на официальном бланке Цент­-

ра по реабилитации жертв нетрадиционных религий памяти А.С. Хомякова со следующим текстом:

"Из обращений общественности Москвы нам стало известно, что в руководимом Вами Доме молодежи "Сокольники" располагается и активно действует Клуб практической психологии "Синтон".

Сообщаем Вам, что, исходя из анализа литературы, распространяемой этим центром, его методик и заявлений бывших последователей этой системы, специалисты Центра реабилитации жертв нетрадиционных религий классифицировали "Син­тон" как деструктивную религиозную организацию оккультно-мистического характера с элементами сатанизма. Все заявления, какими бы красивыми демагогическими фразами они ни прикрывались, о том, что это всего лишь "Клуб практической психологии", не более чем прикрытие этой религиозной секты для обманчивого вовлечения к себе неофитов".

Далее Козлов более подробно обзывается экстрасенсом, оккультистом и гомосексуалистом[1].

  • Признаюсь: не умею, не люблю, не принадлежу.

Впрочем, при личном знакомстве руководитель Центра батюшка Олег Стеняев был мягок, сказал, что с Синтоном он вообще-то не знаком, но психологов вообще не любит, потому что душа — дело Божье.

Можно грустить, что ваш Клуб могут обозвать сектой потому, что вы в Клубе постелили ковры и предлагаете народу ходить не в обуви, а в тапках или босиком. Или еще потому, что в правилах Клуба — не приносить на чай вредные продукты (колбасу, соль и сахар).

  • Секта, да?

Друзья и коллеги, внешняя критика вашей работы далеко не всегда заслуживает серьезного внимания. На мой взгляд, важнее самые трудные вопросы задавать себе самому: что ты делаешь на самом деле? Что остается после твоей работы? К чему ты стремишься, что в твоем развитии окажется стержнем и главной линией?

Эти свои мысли — и тревоги — я и хотел бы обсудить. Представить, как я их вижу, перспективы развития Синтона и его духовное напряжение.

Тук-тук, кто в тереме живет?

Сидит Царевна-лягушка, плачет горючими слезами. Спрашивает ее Иван-царевич: "Что ты плачешь, о чем печалишься?" — "Как мне не плакать, Иванушка, не разрешат тебе родители на мне жениться!" — "Не плачь, любимая, не горюй, я себе другую невесту найду!"

Очень, очень синтоновское!

Синтон изначально был задумал как психологический Клуб, что есть проект крайне рисковый. Поясню. Если у вас не Клуб, а Центр, то человек проходит тренинговую группу и Центр покидает, даря себя как произведение искусства снова своим близким. Своим продуктом мы кормим не себя, а других. А если у нас Клуб, то продукт нашей работы мы испытываем на себе. Клуб, община, называйте как хотите, — это место, где мы питаемся продуктами своей же жизнедеятельности. Что себе (из себя) сделали — то и скушать придется.

  • Впрочем, достаточно скоро Синтон стал вкусным местом.

Что в первую очередь давал людям Синтон? Синтон раскрепощал, давал силу и свободу и обучал разумным житейским навыкам. Вопрос воспитанности не вставал, по крайней мере центральным точно не был, и выпускники Синтона вполне могли оставаться людьми свободными и дикими.

  • Дикий человек, например, где кушает, там и какает. Ну или какает там, где кушают другие.

Другое дело, что в Синтоне всегда собирался преимущественно качественный контингент, и когда раскрепощались они, то Синтон от этого только хорошел. Все нормально.

Или почти все. Потому что если приглядеться, то часть синтоновцев Синтон явно не красила, и особенно это бросалось в глаза новичкам. Они пришли туда, где мечтали найти свою сказку, они начинают посещать действительно толковые — и веселые — тренинги, но вдруг в Клубе встречают прошедшего все мыслимые клубные тренинги синтоновца-старичка, бесцельно в Клубе тусующегося и злословящего про Синтон.

  • Толковые люди, как бы им ни нравился Синтон, в нем обычно долго не задерживаются. У них есть чем заняться в жизни, они берут в Синтоне все, что им нужно, и, с самыми светлыми чувствами попрощавшись с Синтоном, возвращаются в жизнь заниматься делом.

А бездельники в Клубе с удовольствием остаются. А чо, здесь клево! Можно сидеть и перед новенькими изображать человека, Синтон безусловно переросшего: "Ну, молодежь наивная… мы все это уже прошли…" И по возможности злословить. Кстати, очень странно: он на Синтон какает, но из Синтона не уходит. Ему сделали Синтон, ему в Синтоне хорошо, но если ему в Синтоне что-то кажется плохо — он начинает возмущенно предъявлять претензии тем, кто Синтон ему сделал.

  • Как любил озвучивать этих персонажей Аркадий Петрович Егидес: "Ну почему ты, сволочь, дал мне хлеб без масла?"

Любой наезд на такого бездельника он воспринимает как злобный наезд на клубную демократию в целом. "Я в Клубе хочу жизни именно такой, и я — полноправный член Клуба. Значит, вы обязаны считаться с моими желаниями. У нас — демократия. А если вы со мной и моими желаниями не считаетесь, значит, в Клубе нет демократии и вы — …"

  • далее текст не по Уставу.

Так есть в Синтоне демократия — или нет? И как к этому относиться?

Отвечаю.

Клуб и демократия

Демократия. Демос — народ, кратос — власть: власть народа.

Демагог. Демос — народ, гог — защищать: защитник народа.

Симпозиум. Сим — вместе, посиум — лежать. Правильно, древние греки совещались лежа.

 

Люблю переводы с греческого!

 

Самый первый Устав Клуба "Синтон" начинался словами:

"Главным человеком в Клубе является член Клуба. Руководитель Клуба, администрация и прочие ведущие являются уважаемым, но вспомогательным персоналом. Все главные вопросы: что будет в Клубе и как ему жить — решает не руководство, а сами члены Клуба".

  • Вот так.

Это было то, с чего я начинал. Я вообще был радикальным демократом.

Например, в начале перестройки, когда на площадях поднимались плакаты "Партия, дай порулить!", я горел Проектом: вот сделать такую специальную голосовательную газету, где собираются все важные вопросы про нашу жизнь. В ней будут обсуждаться все традиционно обсуждаемые важные вопросы: альтернативная служба, льготы депутатам, где строить гаражи и размер пенсии, а самая соль в том, что после всех умных и разных статей про плюсы и минусы в газете есть отрывные талончики: "Я за то" или "Я за это". Оторвать правильный талончик и опустить в почтовый ящик — на это у народа сил хватит, а в результате мы имеем мнение народа по всем вопросам и будем строить жизнь такую, какую хотим мы!!!

Когда я с воодушевлением сформулировал этот свой проект Валерию Хилтунену (помните его гремевшую на всю Россию публицистику в "Комсомольской правде"?), он отозвался коротко и без всякого энтузиазма: "Именно народ в свое время проголосовал за то, чтобы Сократ выпил чашу с ядом". Я, конечно, возмутился… но стал думать об этом внимательнее.

Прошли годы. Что думаю я об этом сейчас?

Сейчас меня мнение народа не интересует. Точнее, это то, за чем надо следить, чтобы делать его таким, каким надо: позиция совершенно такая же, как у любых разумных родителей к своим детям. Мало ли что хотят дети?!

  • "Мам, ну давай посмотрим мультики, а потом поиграем в железную дорогу!" — А мама только пришла с работы, ей еще готовить ужин и сегодня все постирать…

Когда человек растет, он меняется: меняется и его кругозор, и его ценности. Желания ребенка отличаются от желаний уже подростка, интересы подростка — от интересов вступающего во взрослую жизнь молодого человека, а ценности зрелого взрослого — совсем третьи. Отвечать на то, что интересно сейчас, — это значит, как правило, держать человека на его сегодняшнем уровне.

Как Л.С.Выготский формулировал закон опережения обучения: "Обучение только тогда хорошо, когда оно идет впереди развития"[2], так и я формулирую закон опережения интереса:

 

Клуб должен давать то, что будет интересно человеку на его следующем шаге душевного и духовного развития.

Так чей же это Клуб?

– Расплоди тараканов, — сказал отец, — и у та­ра­канов появятся права. Права, очевидные для всех. Набегут певцы, которые будут воспевать их. Они придут к тебе и будут петь о великой скорби тараканов, обреченных на гибель.

Быть справедливым… — продолжал отец, — но сначала ты должен решить, какая справедливость тебе ближе: Божественная или человеческая? Язвы или здоровой кожи? И почему я должен прислушиваться к голосам, защищающим гниль?

Добрый человек Антуан де Сент-Экзюпери

Лет пять назад в Клубе исключительно актуальной была тема "Синтон и алкоголь". Кто помнит, когда-то на весенних синтоновских слетах было особенно весело, потому что у народа было и свободный народ пил.

  • Как и все, что делают синтоновцы, — пил от души.

Так вот, Козлов же почему-то решил, что массовые пьянки не входят в его представление о Синтоне, и сказал, что в Синтоне пить нельзя. Что тут было… что началось! Народ (ну, часть. Но — голосистая!) как запищал, как заверещал: "В Синтоне кончилась демократия! Свободный Синтон умер!", возмущенные синтоновцы устраивали гневные акции протеста и демонстрации, хлестко высмеивающие узость взглядов Козлова и непонимание им настоящего смысла свободной жизни. Прошли годы. И сейчас об этом уже как-то никто и не кричит. Пришло понимание, что Синтон и алкоголь — две вещи несовместные, любители алкоголя отсеялись, и Синтон ныне радует более осмысленную публику.

Я понимаю, Синтон людям нравится,

  • это приятно

и они хотят его иметь.

  • · Ой, я вполне могу их понять. Мои детишки в детстве вели себя так же: что им понравится, они тоже хотели это себе иметь.

Они считают, что Синтон — это их Клуб. Нет. Чей это Клуб, то есть под чьи интересы будет настроен Клуб, решает Козлов. Клуб принадлежит народу, но какому народу принадлежит Клуб, решает тот, кто этот Клуб создал.

Сегодня меня мало интересует, что в своей массе хочет народ в Клубе, хотя бы потому, что я знаю, что эта масса хочет пока, и потому, что мне это нравится мало. Если в Клубе будет демократия и по строгой демократической процедуре мы проголосуем за то, что выберет народ (особенно при наличии еще свежих, "необработанных" новичков), то Клуб "Синтон" превратится в:

  • Клуб знакомств,
  • Дискуссионный клуб,
  • Психотерапевтическую лечебницу и
  • Дискотеку без конца!!!

Потому что это именно то, что хочет народ[3]. Потому что дети хотят конфеты и не всегда желают идти в школу.

  • · А посуду за собой мыть — так это вообще фигушки!

Поэтому у нас в Клубе демократии и прочего разврата не будет.

У нас не Клуб всех желающих. У нас — Клуб "Синтон", что значит Клуб с определенными ценностями и требованиями, которым ты можешь как соответствовать, так и нет. Естественно, мне по-настоящему интересны мнения и впечатления народа от тех тренингов и занятий, которые они прошли, и чем больше человек взял от Синтона, тем более мне важно его мнение. Потому что Синтон его уже воспитал и поумнел.

Конечно, я за демократию. Просто, что и как должно быть в Синтоне, должны определять люди, воспитанные Синтоном. И тогда —

 

Да здравствует демократия
воспитанных людей!

 

Проект нового Синтона, или
Краткая история долгих реформ

Я тебя породил, я тебя и…

Люблю

Jesus has changed your life. Save the changes?

Yes. No. Save as…

Итак, Синтон изначально был задуман как островок свободы. Мы этот островок построили. Посмотрели — получилось неплохо. Но — не отлично.

  • Нужно ли это доказывать? Не думаю: придите в Синтон и увидите. Разные тут бывают люди: от очень (душевно) симпатичных до не очень.

Мы получаем только то, что мы делаем, и если мы, работая с синтоновцами, заботились только об их раскрепощении, душевном благополучии и некоторых полезных для жизни навыках,

  • но не о толковости, не о порядочности, не о высокой внутренней культуре,

то мы не можем ждать, что в каждом из них это будет.

И более того, в рамках Клуба требовать этого просто невозможно. В Клубе — свободные люди, которые берут себе только то, что им нравится, и, если свободному (от всего) синтоновцу ты будешь давать то, что в его планы не входит, хотя бы тебе и другим этого очень от него хотелось, он всегда остановит тебя ленивым вопросом: "А мне это надо?"

  • Вот вы замотивируйте его, чтобы он порядочным человеком был не только под настроение, а — всегда! Заинтересуете его, сделаете ему это — он вам это даст. Нет — ваши проблемы.

Мне кажется, что Синтон, конечно, прекрасен, но результаты его работы существенно недостаточны. Они недостаточны, чтобы с человеком было реально хорошо жить, чтобы человек становился ответственным и порядочным, вырастая из просто Здорового Животного — в Человека. Лозунг Синтона: "Что бы я ни делал, количество добра в мире должно увеличиваться", на мой взгляд, необходимо дополнить таким: "Звание синтоновец должно быть знаком человеческого качества".

Я понял, что Синтон необходимо перестраивать, Синтон должен стать другим. Островок свободы — это классно, а не слабо построить Синтон как островок высокой внутренней культуры? Как человек простой и открытый, я и сообщил народу, что теперь у Синтона новый проект, называется он "Солнечный дом": место, где люди живут только качественно, а непосредственно, как основной путь к такому результату — работа на Дистанции.

  • Сказать, что весь синтоновский народ воспринял эту идею с энтузиазмом, было бы преувеличением…

Шли годы… И в Синтоне ничего не менялось…

При всей моей любви к синтоновцам я не склонен предаваться иллюзиям и знаю, что основной массе нужно решить проблемы личной жизни, то есть организовать секс и досуг.

  • Чай? Кофе? Потанцуем?

Синтону с собой было так хорошо, что меняться он никак не хотел, и все мои крики, обличения, воззвания, реформы и прочие революции не один год напарывались на массовый саботаж, вязли в тихом недоуменном протесте нормальных синтоновцев и медленно уходили в песок.

  • Что Козлову надо? Ведь все же — хорошо? Тепло? Весело?

Меня выручило только то, что я вспомнил великое правило:

Не надо бороться — против. Надо бороться — за.

Не надо бороться против прежнего Синтона, надо делать новый Синтон. И в соответствии с этим я сделал два Синтона: Клуб "Синтон" и Центр "Синтон".

Вот так простенько и элегантно. Ну, там нашел новое помещение,

  • Взял вот так и нашел. А оно меня в Москве стояло и ждало. Вы понимаете.

сделал полы, потолки, проводку, канализацию, сигнализацию, душ, кондиционеры, пенсионеры, разрешение от пожарников, СЭС и прочее и прочая — в общем, год бодрой жизни, а деньги брал из тумбочки. Но все сделал. И стало все хорошо.

  • Если не совсем все хорошо, то, по крайней мере, все понятно.

В Клубе "Синтон" по-прежнему собираются свободные люди и получают себе то, что дает им возможность жить максимально гармонично. В Центре "Синтон" тоже собираются свободные люди, но эти люди употребляют свою свободу на то, чтобы сделать себя другим, более качественным человеком. Ты имеешь право оценивать Центр: "Нужны ли и интересны мне ваши программы?", но и Центр будет оценивать тебя: "А ты нам такой — нужен?"

Клуб лучше и в большей степени обслуживает тебя и твои разнообразные интересы, у него больший набор интересных для тебя групп. Ты можешь оставаться прежним, но жить тебе будет комфортнее и гармоничнее. Центр лучше и в большей степени работает на твой рост как человека. Центр к тебе требовательнее и желает видеть тебя не всякого, а только соответствующего высоким стандартам.

  • Если хотите, Клуб реализует материнскую любовь, Центр — отцовскую. В Клубе тебя любят всякого (ну, почти всякого), Центр тебя заставляет работать.

По дороге, ведущей к Солнечному дому

Куда летишь ты, Синтон?

Птица-тройка беспокоится.

Главная идея Центра "Синтон" — идея Солнечного дома.

Идея простая.

Когда мы становимся самостоятельными, свое окружение мы начинаем формировать сами. Мы обустраиваем себе свою комнату, а потом квартиру, мы делаем себе свою семью — мы строим свой дом. А когда мы становимся сильнее, хочется построить больше — свой Мир, свой Большой Дом: окружить свою семью и свою квартиру людьми, близкими нам по духу, людьми светлой направленности. Умеющими жить и работать, созидать, а не разрушать, людьми порядочными и человечными — всегда.

Так вот. В любом нормальном цивилизованном обществе существуют где общины, где кварталы, где поселения, в которых собираются люди, близкие друг другу по духу. Мусульманская община, китайский квартал, немецкая слобода… Если вы в курсе, это совершенно открытые части нормального города, туда может прийти каждый и даже там поселиться, особенность только в том, что внутри китайского квартала свои порядки, и жить по-настоящему уютно там только тому, кому китайский образ жизни понятен и близок. Тот же, кто хочет ночью танцевать рэп, будет чувствовать здесь себя неудобно, ему посоветуют, и он скоро переселится в соседний квартал.

  • В Гарлем, к своим друзьям-неграм.

Так вот, о Солнечном доме. Лет через пять—семь (как раз и кризис кончится!) создать, собрать, построить в Москве синтоновский квартал — дело не такое сложное, по крайней мере, вполне реалистичное.

  • Ну, например, пять стоквартирных домиков — уже неплохо. Кто-то именно там купит квартиру, кто-то обменяет свою, а если подрядчиками будут свои же люди и доход от строительства будет подарен Синтону же, то неленивых и умеющих работать и зарабатывать деньги синтоновцев цены устроят. Все нормально.

Естественно, "Солнечный дом" — проект не архитектурный, а психологический. Для меня это не попытка решения моих или чьих-то жилищных проблем, это совсем другое. Это в первую очередь сильный способ и точный инструмент, который позволяет мне видеть, не криво ли я работаю? Так ли живет, туда ли развивается — Синтон?

Главный вопрос: есть ли кому жить в этом Солнечном доме? Кого мы туда поселим, какие это люди будут — синтоновцы? Готов ли Синтон к тому, чтобы взять на себя ответственность не только за чью-то душевную жизнь, но и за жизнь реальную? Сможет ли Синтон построить — Солнечный дом?

Я думаю, что не так важно, приедет ли за строительной документацией генподрядчик и будет ли построен в бетоне или в кирпиче реальный Солнечный дом. Мне кажется, что также не принципиально, захотят ли обязательно в Солнечный дом переезжать или решат остаться в своем родном доме те замечательные люди, которые будут туда приглашены. Все это — возможно и, наверное, реально, но не это, на мой взгляд, самое главное.

А что на самом деле важно, так это то, чтобы Синтон не превращался в заурядный, хотя и качественный, тренинговый психологический центр, где народ с пользой время проводит, а психологи довольно кормятся. Самое важное, чтобы звание синтоновец действительно становилось знаком человеческого качества.

Так?

Напоследок

Философы — это не мудрые люди. Это смелые люди, которые не боятся заглядывать туда, куда другие боятся.

Миша Левинсон

 

До свидания?

Надеюсь, что я, как обычно, не открывал Америк, а лишь озвучивал то, что повседневно видят и думают многие мои коллеги-психологи, а также нормальные, здравомыслящие люди. Самая традиционная и самая приятная обратная связь на мои книги укладывается в одну формулу: "Николай Иванович, вы написали то, о чем мы думали сами". Моя заслуга оказывается только в том, что я разрешаю себе быть более свободным в мыслях и в жизни и этим прокладываю путь свободы для многих. Как с нескрываемой завистью сформулировал в сердцах один мой очень молодой читатель:

 

Интересный человек этот Козлов!
Ну, хитрый: живет, как ему хочется!

 

Живу, но не могу назвать себя смелым человеком: я физически ощущаю страх писать свое, и, может быть, именно это служит мне одним из ориентиров, что писать надо: свою, не защищенную ничем правду, то есть то, от чего холодеют руки и бьется сердце. Козлов потому и продажный автор, что никогда не врет.

  • Этим я вовсе не хочу сказать, что другие авторы врут. Просто, чтобы врать или не врать, нужно говорить от себя лично: не что про это говорит наука психология, а что думает (и чувствует) по этому поводу сам автор. Но, как правило, именно это и отсутствует.

Но моя правда всегда личная и субъективная. Например, Синтон живет в моей душе Солнечным городом, которого нет, но в котором единственно жить хочется, и именно поэтому я же первый на реальный Синтон более всех ругаюсь.

  • Синтоновцы — для меня вообще ругательное слово. Это те вредные самые близкие люди, которые никак не хотят быть такими замечательными, какими я все еще хочу их видеть.

Но видеть хочу — и иногда поэтому приукрашиваю. С другой стороны, при всей своей субъективности я старался быть точным. Чтобы удостовериться в словах Дона Хуана от Кастанеды, нужно две недели махать сквозь кусты чапарели в неизвестном направлении. Врать про Синтон — труднее, синтоновцы отреагируют без задержки.

  • Выплескивать свои чувства как есть они, слава Синтону, уже научены.

 

 

 

А закончить книгу я хочу текстом, который давно лежит у меня в бумагах и перед которым я останавливаюсь всегда. Как только он оказывается передо мной, я остаюсь наедине с ним и погружаюсь в то, что он мне говорит.

 

  • 1
  • 2


Страница сформирована за 0.24 сек
SQL запросов: 170