ЛиР Москва, 24 июня 2017

Цитата момента



Умение обращаться с людьми - это товар, который можно купить точно также, как мы покупаем сахар или кофе. И я заплачу за такое умение больше, чем за что-либо другое на свете.
Умный Дж. Д. Рокфеллер

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«Вот не нравится мне человек, так мне так легко с ним заговорить, познакомиться, его обаять. А как только чувствуешь, что нравится – ничего не получается, куда всё девается?» Конечно, ведь вы начинаете стараться. А старающийся человек никому не интересен, он становится одноклеточным и плоским, мира вокруг себя не видит: у него все силы на старания уходят.

Игорь Незовибатько. «Уроки обольщения, или искусство очарования для женщин и мужчин»

Читать далее >>


Фото момента



http://nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2010

щелкните, и изображение увеличитсяСтрелкова Л.П.
Эмоциональный букварь от Ах до ай-яй-Яй

ВОСХОЖДЕНИЕ К ПРОШЛОМУ

(Только для взрослых)

…вначале, наверно, было "ой" или "аи"…

И. Бродский

…Восхождение к… прошлому… Нет ли здесь парадокса? — задумается читатель. Если иметь в виду нашу и мировую Культуру, то — именно Восхождение. Вспомните, сколько мы утратили за последние десятилетия. Ведь прошли Золотой и Серебряный века нашей культуры и искусства. Что же ещё может быть, как не запоздалый возврат к Прошлому. Оно было доступно нам лишь частично, в крупицах, отсеянных жестокой идеологической цензурой. Во истину

…Порвалась дней связующая нить,
Как нам отрывки их соединить!..

(В. Шекспир)

Были выброшены на свалку истории те образцы эмоциональной культуры, которые сложились в российских дворянских семьях, в патриархальной крестьянской семье и в маленьких провинциальных городках России. Мы создавали нового человека… Но не будем об этом… Вернёмся к эмоциональной культуре. Наша книга об этом. Разумеется, все аспекты этой проблемы мы не охватим даже бегло. Скорее, мы открываем цикл научно-художественных книг на эту актуальнейшую для нас и особенно для наших детей тему. Из вышедших мы рекомендуем книгу "Уроки сказки", где ребёнок вместе со взрослым приобщится к образцам нравственной культуры, культуры сочувствования, войдёт в ситуации морального выбора, которые попытается разрешить самостоятельно или вместе с героями книги. Главное, там нет навязчивого назидания, декларирования избитых азбучных истин.

Цель предлагаемой книги — несколько иная, хотя и близкая по своей сути (и там, и здесь — эмоции, чувства!). Мы надеемся, что эта книга поможет ребёнку и в какой-то мере воспитывающему взрослому войти в мир эмоциональной культуры, овладеть способами и приёмами в проявлении и понимании эмоций, чувств в тех формах, которые приняты или были приняты в обществе (особенно в том самом Прошлом) и которые являются этически и эстетически ценными в различных социальных ситуациях.

Раскроем нашу основную цель подробнее. Во-первых, очень хотелось бы помочь воспитывающим взрослым научить ребёнка "чтению", вернее считыванию, пониманию "языка эмоций" в реальной жизни, т.е. умению присматриваться к лицам и жестам человека (и всего живого и одухотворённого человеком), к выразительности глаз; всматриваться в них и улавливать их изменчивость, вслушиваться в интонации речи, замечать и понимать различные нюансы её звучания. Во-вторых, мы надеемся заложить основы обучения ребёнка своевременно, адекватно и на эстетическом уровне (последнее — чрезвычайно важно) проявлять свои собственные эмоции, наполнять их теплоте и гуманным отношением к другим. И, наконец, в- третьих, хотелось бы совместной работой ребёнка и взрослого (над книгой) стимулировать малыша к овладению своими эмоциями и чувствами, научить ребёнка, как говорят психологи, эмоциональной саморегуляции — одной из фундаментальных черт личности интеллигента (не стоит даже говорить, что того же хотелось и от взрослых).

Итак, кому и для чего предназначена эта книга? Конечно, детям и взрослым. Для чтения и дальнейших совместных размышлений и деятельности. Но для каких детей? Детей старшего дошкольного (но можно начинать и раньше) и младшего школьного возраста (а может быть, и старше).

Основное содержание книги состоит из двух частей. Первая часть вводит в мир переживаний и эмоционального поведения детей и взрослых в различных, значимых для социальной жизни ситуациях. Речь здесь идет о целых эмоциональных эпизодах, ритуалах и тех проблемных ситуациях, в которых проявляются противоречивые эмоции. Во второй — автор пытается как можно детальнее раскрыть отдельные эмоциональные состояния людей.

Аналогично разделяются и входящие в ткань I и II частей сюжетные тексты для детей и "Эмоциональные практикумы" для взрослых. Это ещё одно разделение всего текста, уже внутри частей, по принципу предназначенности разным категориям читателей.

"Эмоциональные практикумы" ориентированы на воспитателей детских учреждений, учителей начальной школы, на родителей — и вообще на всех воспитывающих взрослых. Воспитатели могут воспользоваться этими информативными текстами не только для собственной педагогической практики и для работы над собой (ведь все взрослые — это образцы эмоционального поведения для детей, и желательно, чтобы эти образцы были совершеннее и в этическом, и в эстетическом смысле), но и, наконец, для педагогической помощи родителям, у многих из которых в этом плане возможны серьёзные пробелы.

Как лучше работать с книгой? Советуем сначала прочитать всю книгу от начала до конца. Затем пролистать её ещё раз, чтобы получить целостное представление о расположении материала, возможно, вам захочется вернуться к тому или иному материалу из "Эмоциональных практикумов". Информирующими значками будут служить для вас картинки и экспрессивные междометия типа "ах!", "ха-ха-ха", "ай-я-яй!" и т.п. Расположенные по краю листа, они помогут вам сразу сориентироваться, о чем пойдёт речь — о чувстве удивления, о смешном, о переживании чувства стыда и т.д. Так вы сможете быстро отыскать необходимую вам в данный момент информацию (это касается двух видов текстов II части).

При совместной работе над книгой не читающему ребёнку можно показать написание буквы, произнести соответствующий звук и междометие, а затем рассказать о связанных с ним переживаниях. Так будет достигаться двойная цель — дети лучше запомнят звуки и буквы и познакомятся с букварём эмоций: одно будет способствовать освоению другого (приём мнемотехники).

Тексты для взрослых, как мы уже упоминали, предназначены для воспитывающих в семье и в детских учреждениях. Проблемы и вопросы, поставленные в практикумах, не всегда имеют исчерпывающие ответы; их можно обсуждать на семинарах педагогов с разворачиванием продуктивных дискуссий и анализом проблемных ситуаций.

Тематику "Эмоциональных практикумов" легко определить и по оглавлению.

Тексты для детей можно читать своему ребёнку дома, сидя в удобном кресле, но они же могут быть прочитаны и в группе детского сада, в классе начальной школы или детского дома. Главные герои всех сюжетных текстов — девочка Натали, носитель дворянской культуры XIX века, и двое детей — современников наших шестилеток.

В I части книги Натали приглашает Мишу и Дашу в путешествие в прошлый век, в свой родовой дом. Современные дети попадают в совершенно неизвестную им обстановку, становятся свидетелями удивительных отношений, на которые они не всегда адекватно реагируют. При этом возникают такие ситуации, что иной раз в тупик встаёт и Натали, которая прекрасно воспитана и во многом может служить образцом в поведении и переживаниях для других персонажей. Некоторые возникающие вопросы так и остаются открытыми, как говорится: "думайте сами, решайте сами…".

Во II части герои совершают путешествия в фантастические страны, и первая страна в этом ряду—Удивляндия ("Здравствуй, Удивляндия!"). Здесь разворачиваются приключения персонажей в столице этой фантастической страны городе Ах-Тюбинске. Здесь выявляются главные признаки — очевидные и скрытые, находящиеся как бы в подтексте эмоциональной жизни — эмоции "у д и в л е н и е", по которым можно узнать эту эмоцию, определить степень и глубину её переживания, те ситуации, в которых она продуктивно или деструктивно, разрушительно проявляется.

Напомним, что содержание "Эмоциональных практикумов" II части подчинено динамике описания и освоения определённой эмоции: её опознания, её тончайшего понимания, собственного проявления в полной гармонии с социальной ситуацией, овладения эмоцией, способствующего формированию эмоциональной саморегуляции.

Заметим, что во время чтения желательно делать паузы там, где по вашим наблюдениям слушающий ребёнок стремится вмешаться в события, высказаться, поделиться своими мыслями и переживаниями. Дайте ему такую возможность, даже если вы читаете книгу в группе детского учреждения. Можно даже заранее наметить в тексте те места, где возможна и желательна детская дискуссия, тем более, что по ходу развития сюжета будут возникать вопросы о церкви и религии, о мечтах и занудстве, о мифах, сказках и баснях (причём, наши герои оказываются внутри событий), о поэзии и тишине, о картинах и музыке, и ещё о многом-многом другом.

Возникающие вопросы можно обсуждать с детьми после чтения. Желательно использовать сюжетную основу для игр, в которые можно включить как готовые куклы (предварительно смастерив вместе с детьми соответствующие им костюмы или важные детали костюмов), так и изготовленные совместно или только детьми. Для этого хорошо подойдёт нарисованная, наклеенная на картон и затем вырезанная кукла и т.п. Сюжеты можно просто воспроизводить, но лучше, конечно, чтобы дети их творчески развивали. Для этого в книге есть стимулы и возможности. В этом вы убедитесь, читая тексты. Подходящие атрибуты игр также легко подобрать или смастерить. Но главное здесь, чтобы дети играя учились овладевать своей мимикой, звучанием речи, жестами в этическом и эстетическом плане, и в то же время осваивали понимание этого своеобразного языка, прислушиваясь и присматриваясь к другим. Поэтому желательно, чтобы в этих играх принимал участие и взрослый. Очень хорошо затеять игры в группе, распределив роли между детьми.

Подчеркнём ещё раз то огромное значение приобщения ребёнка к эмоциональной культуре, которая будет способствовать формированию эмоционально яркой, нравственно богатой и владеющей своими чувствами личности. Обращаем внимание на то, что детей следует учить "языку эмоций", начиная с освоения "эмоционального букваря" и не передоверяя это обучение стихийному процессу (что сейчас и происходит повсеместно).

Различного рода чувства, эмоции возникают у ребёнка по отношению к природным явлениям (живой и неживой природы), к предметам, созданным руками человека," в том числе и к произведениям искусства, к другим людям и общественным событиям и, наконец, к себе самому. Все эти разнообразные эмоции требуют их понимания, раскодирования, соответствующего ситуации проявления, и при всём том — владения собой, своими чувствами. Если в этой области воспитания и обучения довериться процессам стихийной педагогики, то мы очень и очень не скоро создадим общество духовно богатых, эмоционально ярких и нравственно сложившихся личностей, потому что для этого абсолютно необходима тонкость души: умные эмоции и добрый ум.

Всё дело в том, что нормы поведения, этические правила, этикет и приобщение К ВОСПРИЯТИЮ прекрасного должны преподноситься ребёнку только в контексте его эмоционального развития и воспитания (его интересов, потребностей, чувств), а не в оторванной от его внутреннего мира, чисто словесной, обязательной к исполнению форме, обязательность которой увы! — мгновенно разрушается в проблемной ситуации.

"Глазами слышать —высший ум любви", —сказал Шекспир, и мы просто обязаны помочь воспитывающим взрослым научить этому наших детей. Хотелось бы, чтобы наши дети научились и "ушами видеть", иначе говоря, чтобы разнообразное звучание, интонации и, наконец, музыка вызывали зрительные образы, богатые красками. Чтобы оттенки цвета способствовали возникновению различных настроений, тончайших переживаний души. Чтобы душа оказалась подготовленной к восприятию красоты поступка.

Конечно, дети и взрослые более-менее понимают "язык эмоций". Но как это происходит? Взгляды, мимика сопровождаются словами, которые чаще всего помогают раскрыть смысл эмоции (например, мама смотрит укоризненно и говорит: "Как тебе не стыдно!"), а если только—укоризненный взгляд, да ещё с оттенком печали — каждый ли ребёнок или даже взрослый поймёт это? А ведь мы привели самый простой пример. Чтобы в будущем наши дети смогли бы испытать сильнейшее очищающее наслаждение от прекрасной музыки, живописи, балета (все это — отдельно звучание, изображение, пантомимическое движение), они, естественно, должны знать "азы" языка эмоций. Собственно, об этом и наша книга. Содержание её разделов и в художественной, и в научно-популярной форме представляет основные принципы формирования эмоциональной культуры личности: это адекватность эмоций, чувство меры и уместности в их проявлении, эстетически и этически ценные формы их проявления, действенность и гуманность чувств и эмоций.

Хотелось бы повторить ещё раз несколько важных положений. Мы сознательно через образ Натали показали некоторые позитивные стороны русской дворянской культуры, её лучшие моменты в сфере переживаний, чувств. Особенно важно оградить детей от проявлений агрессивности, злобы, мстительности, зависти. Как раз в культуре русских дворян выказывать такие чувства было особенно стыдно, не принято, не положено в обществе, исключено из этикета поведения, наконец, не "комильфо" (соmm il faut — как надо).

Другая сторона знакомства с некоторыми моментами культуры прошлого — это познавательная. Детям будет интересно познакомиться с чертами ушедшей жизни, быта, традиций. Разумеется, они показаны в той полноте, которая соответствует нашей задаче — приобщению детей и взрослых к эмоциональной культуре. Поэтому совсем не обязательно перенимать те образцы быта и поведения, которые были обязательными в дворянском этикете (например, оформление обеденного стола со множеством столовых приборов или французский язык — в домашнем общении). Кстати, французский язык и присутствует в текстах с целью передачи колорита того времени, для более органичного приобщения к прошлой эпохе, вживания в неё. Если взрослые могут прочитать по-французски приведенные у нас отдельные короткие фразы, то это было бы весьма желательно, тем более, что имеется перевод и их не так много.

Тексты для детей — это особые "психо-драматические" (от слова "психодрама") тексты — "сконструированы" таким образом, что на основе эмоциональной идентификации (слияния с персонажами), сопереживания заставляют прочувствовать то, что чувствуют и совершают герои. Эти тексты являются основой, отправным моментом для игр-драматизаций, в которых дети смогут не только продолжить, развить и придумать собственные сюжеты, но и включить в них (с незаметной помощью взрослого) переживания своей собственной жизни. С полюбившимися персонажами дети бывают очень искренни и откровенны. Поэтому не ищите в пособии отдельных развивающих игр и упражнений для детей. Этому посвящено другое специальное пособие ("Потяни за ниточку").

Прочитав книгу до конца, вы убедитесь, что современные дети ничуть не хуже прекрасно воспитанной Натали, посланницы XIX века, они просто недостаточно воспитаны, и именно в области эмоциональной культуры. А это уже, конечно, наша вина.

Ещё раз подчеркнём: поскольку атмосфера агрессивности, злобы чрезвычайно вредна и опасна для неокрепших душ детей, мы уделили этим чувствам много внимания. Вы, конечно, не считаете, что все отрицательное, показанное в книге, явится образцом для подражания детям, самое главное здесь — те изменения, которые происходят с персонажами, постепенное преображение и просветление их чувств и эмоций, их отношения друг к другу и ко всем окружающим. С помощью фантастических художественных образов дети смогут приблизиться к "выпукло" представленным, почти отдельно "материализовавшимся" эмоциям. Ведь в жизни эмоции порой приобретают над нами столь мощную власть, что как бы отделяются от нас и ведут нас, а мы влачимся за ними (например, вспомним Поля Верлена "Я шёл печаль свою сопровождая…").

Область наших чувств — столь тонкая и субъективная сфера, что её особенности подчинили автора своим законам и определили особый, интимный стиль изложения материала "Эмоциональных практикумов". Стремясь к развитию у детей этой -сферы, невозможно проводить традиционные занятия в группе, отсюда и "интимность" обращения к читателю. В группе и классе это означает индивидуальный подход к каждому ребёнку. Поэтому пособие в одинаковой мере ориентировано и на семью, и на группу детского сада и школы.

В заключение ещё раз подчеркнём, что воспитанность взрослых в области эмоциональной культуры имеет много пробелов, так что в какой-то степени сведения данного издания могут оказаться полезными и им. Книга опирается на многолетние исследования автора и на теоретический фундамент новой концепции дошкольного воспитания, одним из разработчиков которой и является автор этой книги.

Итак, попробуем пройти вместе весь путь от Ах до… ай-яй-Яй!

Миша, Даша и кукла Наташа

КТО ПРИШЁЛ?

щелкните, и изображение увеличится

— Дзынь, дзынь, дзынь, — прозвенело по всей квартире ранним утром. Что-то было в этом звонке таинственное, загадочное…

Миша и Даша в пижамах, прямо с постели, помчались к входной двери. Пока они пытались отпихнуть друг друга от замка, постепенно переходя к дружеской потасовке, в коридор вышла мама, а из комнаты выглянул папа с журналом "Огонёк" в руке. Мама отодвинула от двери яростно пыхтящих детей и спокойно открыла дверь. На пороге стоял дядя в красивой форме, за веревочку он держал большую картонную коробку, обёрнутую вощёной бумагой с золотыми цветами.

- Примите посылку, господа. Очень долго шла, очень, — сказал дядя, потом задумчиво посмотрел на стенные часы, вежливо поклонился и побежал вниз по лестнице.

- У нас лифт, — закричали вслед ему дети, которые первыми пришли в себя от всего случившегося.

- Спасибо, господа. Уже заплачено, — непонятно отозвался дядя откуда-то снизу.

Хлопнула дверь подъезда. Дети, а за ними и родители бросились к окну. Ну, точно! Что-то во всём этом происшествии было неладно! Представьте себе, у подъезда рядом с новенькими "Жигулями" стояла самая настоящая почтовая карета, запряжённая парой лошадей. Человек вскочил на подножку кареты, и она в одно мгновение исчезла.

Мама с папой молчали. И вот в тишине утренней квартиры раздался вопль:

- Коробка!!! — это одновременно опомнились Миша с Дашей. Через полсекунды они были в коридоре и, разумеется, вместе вцепились в поблескивающую золотом бумагу. Бумага оказалась гладкой, прохладной и как будто ласкалась к пальцам. Даша почувствовала внутри холодок, пальчики у неё задрожали. Она посмотрела на Мишу и поняла, что с ним происходит то же самое. Только он больше храбрится, потому что — мальчик.

- Не рви бумагу, — сердито, чтобы скрыть растерянность, сказала Даша брату.

- Давай попросим папу открыть, — неожиданно предложил Миша.

- Давай, давай, — обрадовалась девочка. И брат с сестрой осторожно понесли коробку к родителям.

Мама с папой сидели за столом и тихонько переговаривались. Когда дети вошли, они сразу замолчали.

- Откройте, пожалуйста, посылку, —попросила Даша. Мама заметно вздрогнула.

- Вот видишь, — обратилась она к папе, — посылка-то осталась. Не будешь же ты это отрицать? Какой же это сон? Да и как он мог всем сразу присниться?

Папа удивлённо, высоко подняв брови, смотрел на коробку, потом зачем-то потрогал её.

- Да, дела-а-а, — протянул он. — Раз уже так случилось, придётся открыть. Папа ещё немного помедлил. Уж больно всё чудно, и ни в какие нормальные ворота не лезет. Но дети знали, что папа у них — настоящий мужчина и перед трудностями отступать не будет!

- Ну, папа… — подбодрила его Даша, сама холодея от необъяснимого радостного ужаса.

- Постойте, постойте, тут что-то написано, —увидел вдруг папа.

- Вот это да! Посылка-то из прошлого века. Недаром посыльный извинялся за задержку, —каким-то шелестящим голосом сказала мама.

- Да. Шла она, может быть, лет 100, — подсчитал папа и. начал решительно распаковывать посылку. —Адрес ведь всё-таки наш!

щелкните, и изображение увеличитсяКогда коробка была, наконец, открыта, Даша завизжала от восторга, а Миша сразу скис, потому что в коробке оказалась кукла. Ах, какая же это была красивая и нарядная кукла! Какая необыкновенная, какая хрупкая и в то же время отважная!!

- Видимо, посылка заблудилась во времени, — совсем непонятно произнёс папа и облегчённо вздохнул. Ему было приятно, что он нашёл хоть какое-то объяснение случившемуся. Даша протянула руки к кукле и вынула её из коробки. Теперь, на руках у девочки кукла казалась ещё красивее и ещё беззащитней.

— А вы знаете, девочку зовут Натали, — проговорила мама. Она почему-то не смогла назвать это чудо куклой: что-то в Натали было такое, что делало её непохожей на всех известных маме кукол, в том числе и Барби.

Миша хмурился и думал про себя: "Подумаешь, какая-то ещё Натали!", но почему-то тоже никак не мог отвести от неё взгляда. Действительно, на Натали всё время хотелось смотреть. Смотреть и тихо радоваться, её личико как - будто даже светилось, особенно глаза.

Весь день Даша не отходила от Натали.

— Мама, правда, Наташа — самая красивая девочка из кукол? — поминутно спрашивала Даша, заранее зная, какой последует ответ.

За обедом Натали сидела на стуле рядом с Дашей. Даша без конца на неё косилась и из-за этого чуть не опрокинула тарелку с борщом. От прогулки Даша отказалась. В самом деле, нельзя же брать с собой во двор Натали, такую нежную и красивую и в таком наряде.

Нет, нет, это невозможно! Но и дома её оставить одну тоже невозможно. И Миша, может быть, впервые в жизни отправился гулять без сестры. Он взял с собой велосипед и решил, что теперь-то накатается до чёртиков. Они часто дрались из-за этого велосипеда! А сейчас Миша будет владеть велосипедом безраздельно. Но Миша недолго гулял. Что-то не хотелось ему сегодня кататься на велосипеде. Скучно как-то было! Да и всё время донимала одна мысль: "Что там дома?". И Миша быстро вернулся.

Но, конечно, ничего особенно интересного дома не произошло. Даша всё так же носилась с этой Натали и не могла на неё насмотреться.

"Вот, подожди, уронишь и разобьёшь её. Она же бьётся!" — злорадно подумал Миша.

"НЕ ПЛАЧЬ, ДАША!"

Нет, не надо было Мише так плохо думать! Конечно, он потом очень жалел об этом. Не надо было! А произошло вот что.

Даша стала устраивать на ночь Натали в своей кровати, уложила её на подушке — Наташины локоны красиво рассыпались по белоснежной наволочке, закутала её одеялом, подоткнула со всех сторон и пошла чистить зубы. В ванной она обнаружила, что её щётка мокрая. "Ага! Значит, Мишка опять чистил свои зубы моей щёткой!" — зло подумала Даша и с мокрой щёткой в руках влетела в детскую. Щёки её горели. Бросившись к брату, она начала тереть зубной щёткой по беззащитной макушке. Миша дёрнулся от неожиданности, вскрикнул каким-то тоненьким голоском и, спасаясь, прыгнул на Дашину кровать. Вид Даши заставил его разозлиться и резко встать. Зажав в кулаке угол одеяла, он дёрнул за него. И тут произошло… страшное… В тёплом воздухе детской комнаты дети услышали тонкий холодный звук, от которого они замерли в воинственных позах.

щелкните, и изображение увеличитсяДаша закрыла глаза. Она поняла, что никогда их уже не откроет. А Миша смотрел во все глаза: на полу, раскинув фарфоровые ручки, лежала кукла Натали, прекрасная Натали. Судя по всему — она разбилась, хотя сразу не видно. Поверить в это было невозможно!

Даша стояла с закрытыми глазами, беззвучно открывала рот, как рыба на песке, и никак не могла громко заплакать, заголосить. Ей этого больше всего хотелось. Но так велико было горе девочки, что ничего не получалось.

И вдруг произошло неожиданное. Что-то как будто толкнуло Мишу под руку. Мальчик наклонился, снял с ручки Натали серебряную сумочку, открыл её и достал флакончик, отделанный маленькими сверкающими камешками. Почему он это сделал? Миша не знает до сих пор. Тогда он совершенно растерялся.

Хотя Миша немного отвлёкся, но как тяжело было у него на душе! "Ну, что же она никак не заплачет? Заплакала бы что ли, а я бы ей сказал: "Не плачь, Даша!" Успокоил бы её, а так…" Миша открыл флакон. Удивительный запах волнами пошёл по комнате. У мальчика немного закружилась голова, люстра тихо поплыла в сторону. Сам собой флакончик у Миши в руке наклонился, и несколько хрустальных капелек, сверкнув под электрическим светом, упали на куклу Натали.

…И в этот момент, именно в этот момент, когда Даша, наконец, закрыла рот и открыла глаза, кто-то произнёс нежнейшим голоском:

- Сударь, закройте, пожалуйста, флакон. Ведь всё прольётся. Будьте так добры, сударь!

Миша широко раскрыл глаза. Они сделались совершенно круглыми. Во все круглые глаза Миша смотрел на сестру. Но нет! Говорила не о-н-а! Тогда кто же?

щелкните, и изображение увеличится- Помогите же даме подняться, сударь. Подайте, пожалуйста, руку. —Да кому, кому-ууу!? —завопил от этого ужаса Миша.

- Мне, Натали. Разве вы не видите, что я упала. Я больно ушибла плечо. Извините, что доставляю вам беспокойство.

Брат с сестрой посмотрели на куклу. Да что это я? Какая там кукла?! На полу сидела девочка, в потрясающе красивом платье с открытыми плечами и тонкими пальчиками потирала плечико.

Миша протянул руку Натали, она вложила свою руку в его и он быстро дёрнул. Натали вскрикнула.

- Мишель, извините, но мне больно. Разве вы никогда не помогали Дашеньке?

—Дашке? Руку подавать. Что я — козёл какой-нибудь?

- При чём здесь козёл? Я не понимаю. Объясните, пожалуйста, Мишель, — мягко удивлялась Натали. Вообще, когда она говорила, её голосок звучал так, что Мише и Даше казалось, будто их кто-то гладит по голове очень нежной рукой и одновременно овевает тёплым ветерком. Надо признаться* что всё-таки Миша оказался настоящим мужчиной, — он быстрее пришёл в себя и даже заговорил с Натали.

Но Даша… Даша стояла и тихонечко покачивалась. Она была уверена, что это — сон. Только вот её мучил вопрос: кукла разбилась во сне или перед сном?

Даша чувствовала, что вся комната наполнилась нежнейшим ароматом, что этот аромат вызывает у неё ощущение полёта, из тумана возникают какие-то тени, кружатся, приближаются и исчезают…

- Даша, Дашенька, посмотрите на своего брата. Он никак не может закупорить флакончик. Помогите ему, Дашенька, пожалуйста. В этом флакончике дух моего времени, моего неизвестного вам века, — совсем уж непонятно заговорила Натали…

Но Даша, наконец, опомнилась. Она вырвала из рук брата флакончик и начала искать крышку. Натали тихо ахнула, но промолчала, только слегка покраснела и опустила свои длинные чёрные ресницы. Даша деловито искала крышку, нашла, плотно закрыла флакончик и победно посмотрела на Натали и Мишу.

Натали вздохнула.

- Давайте всё-таки знакомиться, господа, — торжественно произнесла Натали. — Меня зовут Натали, вернее, Наталия Николаевна. Мы жили очень интересно, у меня были братья и сестры. Мой папа заказал у мастера- кукольника такую куклу, которая была бы похожа на кого-нибудь из детей. Кукла получилась похожей на меня. Потом прошло много-много лет и я уже не помню, как всё перепуталось —то ли я —живая кукла Natali, то ли я —девочка Natali, просто похожая на куклу. И всё из-за духов. Они достались маме по наследству. Её прапрадедушка был тайный алхимик.

- Кто, кто?—не поняли дети.

— О-о, извините пожалуйста. Это что-то вроде волшебника, но не сказочного, а настоящего. Ему, этому нашему дальнему предку, удалось сделать такие духи, вдохнув которые, мы можем возвращаться в прошлое время. Вот я, например, опять стала девочкой. Я вам очень благодарна, Мишель, —и Натали, взяв кончиками пальцев подол платьица, слегка присела перед Мишей.

Но Миша на это не обратил внимания. Теперь он уже понял: девчонка старинная, со всякими древними штучками-дрючками, на которые не стоит обращать внимания. Так будет проще, а то, если всё брать в голову, свихнёшься!

Даша, отбросив все сомнения, решила, что будет дружить с Натали, она ей очень нравилась, но казалась какой-то неземной, воздушной что ли. И не только потому, что платье Натали напоминало пушистое облачко, но ещё и потому, что вся эта воздушность проступала из её голоса, движений, выражения глаз и ещё чего-то… Даша не могла, например, запросто дернуть Натали за руку, толкнуть в бок. Что-то ей мешало. "Ничего, потом привыкну. Всё будет нормально", —успокоила себя девочка.

- Ребята, запомните, пожалуйста, днём я буду куклой Натали, чтобы не испугать ваших родителей, а вечерами мы будем вдыхать чудесные духи и благодаря им путешествовать во времени и пространстве, даже в искажённом пространстве.

- Какое ещё искажённое?—удивился Миша.

—А вы смотрели когда-нибудь в кривые зеркала, бывали в комнате смеха, Мишель? Это нечто похожее, только корёжится пространство и люди тоже, которые там живут, — пыталась объяснить Натали. Даша почти ничего не понимала, но ей нравилось, как Натали двигается, взмахивает ручкой, говорит что-то очень умное.

- Ах, господа, как хочется хоть на немножко оказаться в моём родном доме в Петербурге недалеко от Мариинского театра, — мечтательно пролепетала Натали. И вдруг глаза её вспыхнули голубым сиянием. —А ведь это возможно Что же мы зря тратим время на пустые разговоры. Мишель, будьте любезны, откройте, пожалуйста, флакончик с духами. Но умоляю, осторожней.

щелкните, и изображение увеличитсяРебята открыли флакончик и по очереди понюхали. Тонкий благородный запах как бы раздвинул стены детской, пол под ногами заскользил и превратился в сверкающую картину: на переплетения орнамента из цветов и геометрических фигур, выложенных маленькими паркетинами, было страшно наступить — вдруг разрушишь! По ослепительно белому потолку порхали амурчики из гипса, стены отливали шёлком.

Дверь без скрипа отворилась и в комнату заглянула румяная, нарядная девушка в кружевном фартучке.

—Ах, Натали, вы ещё не готовы и ваши гости тоже? Маменька будут сердиться, — прямо-таки пропела она, и, казалось, что она не отчитывает Натали, а просто восхищается её нерасторопностью, так нежен был её голосок.

- Это принцесса? — деловито поинтересовался Миша, ему хотелось продемонстрировать свою осведомлённость.

Натали засмеялась — как будто зазвенели серебряные колокольчики:

- Это наша горничная Анюта. Видно, все собираются в Оперу.

Куд-ку-у-да? — потрясённо протянул Миша. Даша резко дёрнула его за рукав:

- Не куд-кудакай! Что ты, дикарь что ли?!

Миша прикусил язык. Старинная девчонка начинала ему порядком надоедать.

- Надо жить проще, —изрёк он, подняв палец.

- Дурак, — зашипела на него Даша, — всё равно ты не похож на папу, хоть и говоришь, как он.

Миша незаметно ткнул Дашу в бок. Девочка взвизгнула и хотела ответить брату той же любезностью. Но их поторопила Натали.

- Скорей, господа, в Оперу нельзя опаздывать. Мы пропустим увертюру, — на ходу шептала Натали.

щелкните, и изображение увеличитсяВ комнате было полно детей. Они быстро облачались в красивые наряды. Даже самые крошечные мальчики натягивали на пухлые ручки перчатки. А Миша сразу запутался в кружевах, жабо, панталонах и прочей чепухе. Но ему очень быстро и ловко помогала Анюта. Одновременно она одёргивала сзади платье на Дашеньке.

- Вот теперь всё в порядке. Господа, осмотрите себя в зеркала, ничего не забыли? — весело спросила Анюта.

Все спустились шелестящей толпой по широкой мраморной лестнице. Внизу их ожидала дама, нарядная и красивая, как фея.

- Это наша maman, — прошептала Натали на ухо Даше, весело блестя глазами и как бы проверяя впечатление, произведённое на детей прекрасной феей.

- Дорогие дети, добрый вече! Мы рады вас видеть. — как музыкальный инструмент зазвучал голос прекрасной феи.

- Добрый вечер. Добрый вечер, дорогая мама! — со всех сторон закричали дети. Но хоть они и закричали громко и радостно, гвалта и галдежа не получилось. Это просто озадачило Мишу. Он ухмыльнулся про себя: "Вот если бы у нас в группе сразу заорало столько детей! Может быть, потому что не по-русски кричат?" —предположил Миша.

- Вы знаете французский? — поинтересовалась у наших путешественников во времени Натали.

- Ты что, спятила? Мы же ещё не учимся в школе. Кто же нас научит? — насмешливо щурясь, спрашивал Миша у смеющейся Натали. И тут Дашка его ущипнула. Только он круто повернулся к сестре, чтобы восстановить справедливость, как к нему вежливо обратился трёхлетний карапуз:

- Laissez passer, s’il vous plait, Michel (Пропустите, пожалуйста меня, Миша), — прокартавил малыш.

У Миши чуть глаза не полопались от удивления; он просто поперхнулся словами, только поэтому Дашке её выходка сошла с рук.

Даже внизу, в вестибюле царил тонкий, благородный запах знакомых духов. Он делал голоса тише и музыкальнее, взгляды и улыбки — мягче и доброжелательнее. Даже почему-то захотелось всех любить и всеми восхищаться.

Вдруг кто-то громко прыснул. Конечно же, это — Миша. Даша строго посмотрела на брата.

—Дашка, это дурацкое жабэ щекотает мне шею.

Было видно, что он сейчас начнёт неприлично хохотать. Даша похолодела.

— Не жабэ, а жабо, дурак. И не щекотает, а щекочет. И замолкни, наконец, —учила Даша брата вежливости.

Дети и взрослые не слышали (или делали вид, что не слышали) перепалку между братом и сестрой. Все закутались в шубы и расселись в три кареты.

Ехали по вечернему Петербургу… За окном кареты падал снег. Едва заметно раскачивались фонари. У театра было уже много карет, из них выходили дети и взрослые. Постоянно открывались двери и из театра вырывался яркий золотистый свет сотен свечей…

Все чинно расселись в ложе. Девочки достали веера и стали обмахиваться ими, как настоящие дамы. Никто не кидал на пол бумажки от конфет и печенья. В огромном зале стоял ровный радостный гул, и вдруг всё стихло.

Оркестр заиграл увертюру.

- Это вступление к опере. В нём рассказывается о том, что будет во всей опере, —очень тихо объяснила Мише и Даше сидящая рядом в ложе Натали.

 Миша с Дашей стали ждать, что сейчас кто-то выйдет на сцену и начнёт рассказывать содержание оперы. Хоть немножко будет повеселей. Но звучала музыка и всё.

- Когда расскажут-то? — довольно громко спросил у Натали Миша. Несколько голов сразу повернулись к мальчику. Глаза смотрели строго, но не очень.

- Что это они? —удивился Миша. —Ведь ничего ещё не началось! Натали приложила свой тоненький розовый пальчик к смеющимся губам.

 - Тише, — прошелестел её голосок. — Мишель, никто рассказывать словами не будет, увертюра рассказывает звуками. Слушай, всё же понятно.

Миша возмутился про себя, но на этот раз промолчал. "Эта девчонка всё время меня учит…" Но всё-таки стал вслушиваться в звуки. Они ему почему-то ни о чём не рассказывали. Просто звучали себе и звучали — то редкие и прозрачные, то целой радостной или печальной толпой и очень густые, насыщенные. Что-то стало пробиваться сквозь эти звуки к сердцу мальчика: чьи-то страдания и радости, чья-то боль и чей-то смех, но тут Миша положил голову на бархатную загородку ложи, рядом с театральным биноклем, незаметно прикрыл глаза и погрузился в сладкий сон.

Проснулся Миша уже утром в своей детской, на втором ярусе кровати. Свесив вниз лохматую со сна голову, Миша увидел внизу спящую сестру. А рядом спала Натали, но не живая вчерашняя девочка Наташа, а обыкновенная кукла, правда, не совсем обыкновенная, Мише показалось, что ресницы у куклы едва заметно вздрагивают.

"Что же это — всё мне приснилось? Или было на самом деле?" — задумался мальчик.

"Всё приснилось!" —решил он, наконец.



Страница сформирована за 0.3 сек
SQL запросов: 177