Путь успеха, 28 октября 2017

Цитата момента



Настоящий интеллигент никогда не скажет: "Как была дура-дурой, так ею и осталась", он скажет: "Время над ней не властно".
Интеллигента только молитва исправит…

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Единственная вещь, с помощью которой можно убить мечту, - компромисс.

Ричард Бах. «Карманный справочник Мессии»

Читать далее >>


Фото момента



http://nkozlov.ru/library/fotogalereya/d3651/
Весенний Всесинтоновский Слет

щелкните, и изображение увеличится

Валентина Волина. Праздник Числа

Занимательная математика для детей

                                                                Учиться надо весело,
                                                                Учиться будем весело,
                                                                Чтоб хорошо учиться.

ОТ АВТОРА-СОСТАВИТЕЛЯ

«Праздник числа…» Что это? Кому адресовано? И почему «праздник»?

Это не учебник, не собрание дидактических игр и занимательного материала.

Это результат поисков и размышлений учителя-методиста, пытающегося сделать обучение детей более светлым и радостным.

Это попытка приподнять «потолок» ребенка, пошире открыть цветную гармонию звуков.

Не удивляйтесь, что в книге, кроме задач, логических игр, ребусов, много веселых стихов, загадок, скороговорок, пословиц. Весь этот материал не просто связан с тем или иным числом, но развивает речь ребенка, обогащает словарный запас, тренирует внимание, память, закладывает основы творчества. Да и кто сказал, что занятия математикой — а тем более с малышами! — непременно должны быть строгими, сухими, скучными и сводиться, только лишь к овладению вычислительными навыками? Пусть уроки станут царством смекалки, фантазии, игры, творчества.

Все малыши хотят учиться. Вспомним, какими они приходят в 1-й класс, как гордятся новой формой, портфелем, как переполняет их предчувствие радостной встречи со школой, с тайнами, которые их там ждут.

Они любознательны, всюду суют свои носы, тянутся ко всему новому, необычному, обожают учителя, радуются учению, хотя еще толком не знают, что это такое.

Проходит время — и куда что подевалось. Потухли глаза, реже тянутся ручонки, и все чаще сквозят на лице безразличие и скука. А ведь первая ступенька обучения самая важная.

Что же случилось? В чем дело? Как сделать, чтобы дети были счастливы в школе? Как сохранить у них огонек жажды знаний? Почему мало кто из выпускников с теплотой вспоминает свою школу?

Все начинается с первых дней, с первых огорчений. Многие даже и не предполагали, что учиться нелегко. Выполнение любого задания требует от ребенка целенаправленных усилий, которые надо развивать и формировать задолго до школы. Не все приучены жить в коллективе, считаться с товарищами. Нелегко бывает до конца довести начатое дело. Не у всех сформирована познавательная активность, а потому не все понимают, для чего они учатся.

Природная детская импульсивность, оказывается, тоже может помешать успехам в учебе. То грязно напишешь, то забудешь, что и как сказать, то не выполнишь задания, то не услышишь учителя, а то и просто захочешь отвлечься и поболтать с другом. И тут же: «Не болтай!», «Не вертись!», «Грязнуля!», «Лентяй!», «Учеба — это труд, а не развлечение!» и т. д. и т. п.

Как же мы, учителя, порой строги и бескомпромиссны в своей авторитарности, как привыкли бороться за дисциплину любой ценой и не желаем понять причин кажущегося непослушания ребенка. И как результат появляется страх перед школой, нежелание учиться.

А что дома?

Увы, порой то же самое непонимание: «А-а-а, не стараешься?! Не хочешь? Мы, может, тоже не хотим

на работу ходить, но надо: это наш долг, наша обязанность!»

Стоп! Правы ли мы? Поможет ли жесткий нажим взрослых воспитать чувство долга при недостаточно укрепившейся у ребенка познавательной активности? Нередко родители, пользуясь своей властью, заставляют маленького школьника по нескольку раз переписывать одно и то же, насильно читать, писать и решать кучу примеров, наказывая трудом за кажущуюся лень. Так желание учиться может совсем пропасть. А ведь малыш вовсе не боится трудностей. Собираясь в школу, он так был уверен (и правильно делал!), что учеба — это радость, надеялся на успех и одобрение учителя. Но очень скоро мы, безалаберные взрослые, помогаем ему забыть об этом, внушая, что учеба — это тяжкая повинность и не радости надо ждать от учения, а наказания (если не стараешься) или похвалы (если стараешься).

Да, бесспорно, «труд» и «трудный» — слова родственные. Труд должен быть трудным, надо требовать от ребенка постоянного напряжения сил — тогда можно понять, прочувствовать радость труда, радость познания. Но нельзя ориентировать процесс познания только на преодоление трудностей, ибо не во имя этого преодоления дети идут в школу, а во имя радости познания.

Возможно ли, чтобы школа стала золотой порой в жизни каждого? Возможно ли надолго сохранить этот огонек пытливости, жажды знаний?

Конечно, возможно. Только так и должно быть!

Изменение стиля общения — не бояться быть добрым, ласковым с детьми, твердая ориентация на игру как средство, метод, форму организации учебно-воспитательной деятельности маленьких школьников — помогло мне сделать мои труд радостным.

В 1991 г. в издательстве «Просвещение» вышла моя первая книга «Занимательное АзБукоВедение», Развертывая в «Празднике числа» игровую методику обучения, я не стремилась сказать новое слово в педагогике, а всего лишь шла за своими малышами: учились они — училась и я: понимать и прощать, сочувствовать маленьким, но таким безмерным для них горестям, поддерживать их и винить во всех промахах себя (не успела, не смогла, пока не научила). С их помощью открыла я калитку в удивительный, волшебный мир детства, научилась на многое смотреть их глазами, удивляться и радоваться.

Просыпаюсь утром с улыбкой и лечу в школу как на праздник. Вижу светящиеся глаза встречающих меня счастливых детей, черпаю в них силы, вдохновение, веру в себя и в то, что смогу сегодня подарить им радость… радость приобщения к светлым мыслям, тонким чувствам.

Ребенку ведь так мало нужно: чувствовать себя умным, сообразительным, быть о себе высокого мнения (предвижу возражения). Успех в учении вдохновляет его на новые успехи. А счастливого ребенка легче учить и воспитывать, легче развивать его духовный потенциал.

Надо только почаще смотреться, как в зеркало, в удивительные детские глаза.

Буду рада, если моя занимательная математика найдет понимание и благодарный отклик у учителей, воспитателей, родителей и в первую очередь у маленьких учеников.

В. ВОЛИНА,
учитель-методист школы № 175 г. Москвы,
отличник народного просвещения.

ИЗ ИСТОРИИ МАТЕМАТИКИ

Мир построен на силе чисел.

ПИФАГОР

КАК ЛЮДИ НАУЧИЛИСЬ СЧИТАТЬ

щелкните, и изображение увеличитсяСколько тебе лет? Сколько у тебя друзей? Сколько лап у кота?

Чтобы все подсчитать, нужно знать цифры. А как считали древние люди, которые их не знали? Вот послушайте.

Давным-давно, многие тысячи лет назад, наши далекие предки жили небольшими племенами. Они бродили по полям и лесам, по долинам рек и ручьев, разыскивая себе пищу. Питались листьями, плодами и корнями различных растений. Иногда ловили рыбу, собирали ракушки или охотились. Одевались в шкуры убитых зверей.

Жизнь первобытных людей мало чем отличалась от жизни животных. Да и сами люди отличались от животных только тем, что владели речью и умели, пользоваться простейшими орудиями труда: палкой, камнем или камнем, привязанным к палке.

Первобытные люди, так же как и современные маленькие дети не знали счета. Но теперь детей учат считать родители и учителя, старшие братья и сестры, товарищи. А первобытным людям не у кого было учиться. Их учителем была сама жизнь. Поэтому и обучение шло медленно.

Наблюдая окружающую приводу, от которой полностью зависела его жизнь, наш далекий предок из множества различных предметов сначала научился выделять отдельные предметы. Из стаи волков — вожака стаи, из стада оленей — одного оленя, из выводка плавающих уток — одну птицу, из колоса с зернами, — одно зерно.

Поначалу они определяли это соотношение как «один» и «много».

Частые наблюдения множеств, состоявших из пары предметов (глаза, уши, рога,, крылья, руки), привели человека к представлению о числе. Наш далекий предок, рассказывая о том, что видел двух уток, сравнивал их с парой глаз. А если он видел их больше, то говорил: «Много». Лишь постепенно человек научился выделять три предмета, ну а затем четыре, пять, шесть и т. д.

Учиться считать требовала жизнь. Добывая пищу, людям приходилось охотиться на крупных зверей: лося, медведя, зубра. Охотились наши предки большими группами, иногда всем племенем. Чтобы охота была удачной, нужно было уметь окружить зверя. Обычно старший ставил двух охотников за берлогой медведя, четырех с рогатинами — против берлоги, трех — с одной стороны и трех — с другой стороны берлоги. Для этого он должен был уметь считать, а так как названий чисел тогда еще не было, он показывал число на пальцах.

Кстати сказать, пальцы сыграли немалую роль в истории счета, особенно когда люди начали обмениваться друг с другом предметами своего труда. Так, например, желая обменять сделанное им копье с каменным наконечником на пять шкурок для одежды, человек клал на землю свою руку и показывал, что против каждого пальца его руки нужно положить шкурку.  Одна пятерня означала 5, две — 10. Когда рук не хватало, в ход шли и ноги. Две руки и одна нога — 15, две руки и две ноги — 20.

Следы счета на пальцах сохранились во многих странах.

Так, в Китае и Японии предметы домашнего обихода (чашки, тарелки и др.) считают не дюжинами и полудюжинами, а пятерками и десятками. Во Франции и в Англии и поныне в ходу счет двадцатками.

Специальные названия чисел имелись поначалу только для одного и двух. Числа же больше двух называли с помощью сложения: 3 — это два и один, 4 — это два да два, 5 — это два, еще два и один.

Названия чисел у многих народов указывают на их происхождение.

Так, у индейцев два — глаза, у тибетцев — крылья, у других народов один — луна, пять — рука и т. д.

КАК ЛЮДИ НАУЧИЛИСЬ ЗАПИСЫВАТЬ ЦИФРЫ

В разных странах и в разные времена это делалось по-разному. Когда люди не умели еще делать бумагу, записи появлялись в виде зарубок на палках и . костях животных, в виде отложенных ракушек или камешков или в виде узелков., завязанных на ремне или веревке.

…Вглядись внимательно в рисунок. Какой-то человек воздел обе руки кверху. Ему было чему удивляться. Ведь он обозначал целый миллион. И это не шутка. Рисовали такого человечка древние египтяне, когда хотели изобразить миллион. Человечек исполнял обязанности числа.

щелкните, и изображение увеличится

Сейчас нам, привыкшим к начертанию цифр, даже не верится, что была какая-то другая система записи чисел.

Очень разные и порою даже забавные были эти «цифры» у разных народов. В Древнем Египте числа первого десятка записывали соответствующим количеством палочек. А «десять» обозначалось скобочкой в виде подковы. Чтобы написать 15, надо было ставить 5 палочек и 1 подкову. И так до сотни. Для сотни придуман был крючок, для тысячи — значок вроде цветка. Десять тысяч обозначали рисунком пальца, сто тысяч — лягушкой, а миллион — знакомой нам фигуркой с поднятыми руками.

Не очень-то удобно было записывать таким способом большие числа и совсем неудобно было их складывать, вычитать, умножать, делить. Очень большая возня была с этими значками-иероглифами!

По-другому было у вавилонян. Они записывали числа, выдавливая значки палочкой на глиняной дощечке. И потому все числа у них составлялись из сочетаний клинышков. Если надо было записать единицу— ставили один клинышек, если два — ставили рядом два клинышка, пять — пять.

Значительно позднее цифры стали изображать иначе. Вот посмотрите римскую нумерацию: I — один, II— два, III — три. На руке человека пять пальцев. Чтобы не писать пять палочек, стали изображать руку. Однако рисунок руки делали очень простым. Вместо того чтобы рисовать всю руку, ее изображали знаком V, и этот значок стал обозначать цифру 5. Потом к пяти прибавляли один и получали шесть. Вот так: шесть — VI, семь — VII.

А сколько записано здесь: VIII? Правильно, восемь. Ну а как короче записать четыре? Четыре палочки долго пересчитывать, поэтому от пяти отнимали один и записывали так: IV — это пять без одного.

А как записать десять?

Вы знаете, что десять состоит из двух пятерок, поэтому в римской нумерации цифру «десять» изображали двумя пятерками: одна пятерка стоит как обычно, а другая перевернута вниз — X. Иначе десять можно записать двумя пересекающимися палочками.

Если рядом с X написать одну палочку справа — XI, то будет одиннадцать, а если слева — IX — девять.

Запомните особенность римской записи: меньшая цифра, стоящая справа от большей, прибавляется к ней, стоящая слева — отнимается. Поэтому знак VI означает 5+1, то есть 6, а знак IV — 5—1, то есть 4. Научиться читать числа, записанные в римской нумерации, нетрудно, и мы советуем это сделать обязательно.

Римские цифры употребляют довольно часто в наши дни. Например, на часовом циферблате иногда делают обозначения римскими цифрами, в книгах они часто обозначают номер тома или главы.

Решите эти примеры:

 

V+II=            V+I=

  IIХ+I=           X—II=

     VI+II=           VIII—III=

 X—I=            IХ+I=


Римская нумерация была большим изобретением для своего времени. И все же для записи и выполнения арифметических действий она была не очень удобна.

После того как люди создали алфавит, во многих странах числа стали записывать, применяя буквы.

Греки и славяне добавляли к буквам специальные значки, чтобы не спутать с обычными буквами. В Древней Руси буква «а» обозначала единицу, «в» — два, «г» — три. И так далее. Специальная черточка над буквой (титло), указывает, что это не буква, а цифра. Так же буква «а» с особым значком слева обозначала тысячу, а обведенная кружком — десять тысяч, или «тьму», как тогда называлось такое число.

Однако и буквенная нумерация тоже была неудобна для обозначения большого числа. Тогда еще люди не додумались до того, что одна и та же цифра может обозначать разные числа в зависимости от ее положения в ряду других цифр, как это теперь у нас. Большим достижением было введение в счет нуля, который позволил при записи чисел указывать пропущенный разряд. (Подробнее о нуле чуть позже.)

Способ записи чисел всего несколькими знаками (десятью); который принят теперь во всем мире, был создан в Древней Индии. Индийская система счета распространилась затем по Европе, а цифры получили название арабских (в отличие от применяющихся иногда римских цифр). Но правильнее их называть все-таки индийскими.

А теперь, думаю, вам интересно будет послушать рассказ…

ВСЕ НАЧАЛОСЬ С ПЯТЕРНИ

Помню, когда мне приходилось сидеть за первой партой, прямо перед учительским столом, я изо всех сил старался заглянуть в классный журнал и сообщить своим одноклассникам, кому какую отметку поставили. Но говорить во время урока нельзя, поэтому мне приходилось прибегать к помощи пальцев.

Поставили Фаворскому пятерку — я, растопырив пальцы, показываю пятерню. Поставили Королькову четверку — я четыре пальца поднимаю. Если надо было сообщить о тройке — в ход шли три пальца, а о двойке — два, о единице — один.

Я был страшно горд, что придумал такой остроумный способ. То, что он самый древний, какой только может быть, мне и в голову тогда не приходило.

Оказывается, в. былые времена у всех народов только такой ручной счет и существовал — другого не было. Надо было записать числа — пальцы заменялись палочками. Какое число — столько и палочек. Иногда их располагали лежа, порой стоя. Римские цифры, которые особенно похожи на ручной, палочный, счет, так и писались — стоя. А в наших нынешних цифрах, что пришли к нам от арабов, стоит, словно вытянутый палец, только единица. Остальные улеглись набок. Двойка — две лежащие палочки, только от быстрого письма соединенные между собой косым росчерком; тройка — три лежащие на боку палочки с двумя косыми росчерками. Пятерка — это как бы очертания пятерни с отставленным в сторону большим пальцем и согнутыми остальными. Недаром же наши слова «пять» и «пясть», что по-древнерусски значит «кисть руки», так похожи друг на друга.

А четверка, разве она не похожа на четыре лежащие рядом палочки?

На лежащие в ряд не похожа, а вот на прерывистый крестик, где каждая палочка соединена с другой скорописным росчерком, — очень.

Эти первые пять цифр — самые главные, потому что из них составляются все остальные.

О том, что у большинства народов цифры изображались палочками, лучше всего рассказывает единица. В разных странах ее писали по-разному. Но всюду она была похожа на нынешнюю единицу.

Скоро вы узнаете более подробно о каждой цифре и поймете, что без знания математики обойтись невозможно. Как, например, подсчитать, сколько нужно кирпичей для постройки дома, сколько металла для корабля или сколько дерева для детского кубика? Поэтому математику называют королевой всех наук. Выучите ее получше — станете «королями»!

 

Итак, начинаем наше необычное путешествие в сказочное королевство математики, где весело живут все десять цифр. Уверены, что вы подружитесь с ними и узнаете много интересного. Итак, в путь!


Давайте, ребята, учиться считать,
Делить, умножать, прибавлять, вычитать
Запомните все, что без точного счета
Не сдвинется с места любая работа.

Без счета не будет на улице света.
Без счета не сможет подняться ракета.
Без счета письмо не найдет адресата
И в прятки сыграть не сумеют ребята.

Летит выше звезд арифметика наша
Уходит в моря, строит здания, пашет,
Сажает деревья, турбины кует,
До самого неба рукой достает.

Считайте ребята, точнее считайте,
Хорошее дело смелей прибавляйте,
Плохие дела поскорей вычитайте,
Учебник научит вас точному счету,
Скорей за работу, скорей за работу!

                . Яковлев)

щелкните, и изображение увеличится

 

ЦИФРА 0 (Ноль)

 

НА ЧТО ПОХОЖА ЦИФРА

Повернуть ее ты можешь,
Головой поставить вниз,
Цифра будет все такой же,
Правда ведь, скажи?

щелкните, и изображение увеличится

Цифра вроде буквы О —
Это ноль иль ничего.
Круглый ноль такой хорошенький,
Но не значит ничегошеньки!

                (С. Маршак)


Могу назвать его мячом,
А хочешь, дыркой назовем,
А можно бубликом,
Почти что кругленьким.
Но как его ни назовем,
Он называется нулем!

                (Ф. Дагларджа)


Не похож он на пятак,
Не похож на бублик,
Круглый он, да не дурак,
С дыркой, да не бублик!

                (Э. Александрова)

щелкните, и изображение увеличится

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Вот он, посмотрите на него — 0. Его называют нулем или нолем и обозначают им «ничто». Прибавьте нуль к пяти — получится та же пятерка. Ведь мы ничего к числу не прибавили, вот оно и осталось без изменения. Отнимите нуль от шести — получится опять-таки шесть. Казалось бы, что о нем говорить: нуль и нуль — пустышка. Недаром никчемного человека называют «нуль без палочки».

Значит, подумает кое-кто, нуль — вовсе пустяковая цифра, без которой легко обойтись. Но это совсем не так.

Если разобраться, то выйдет, что нуль — очень даже важная персона. Как написать 10, 100, 1 000 000, если его нет? Как написать 102 или 1905, если между цифрами не поместить волшебный кружок? Получится 12, 195, а вовсе не то, что надо. Мучение одно!

Вот так долгие века люди и мучились. Чтобы цифры получались правильными, чтобы вышли именно 102, 1905, а не 12 и 195, приходилось их записывать на особой разграфленной доске — абаке. Там были клеточки отдельно для миллионов, отдельно для сотен и десятков тысяч, просто для тысяч, просто для сотен, десятков и, наконец, для единиц. Словом, абак был тогда чем-то вроде теперешних счетов только без косточек. На каждую графу абака клали кружок с нужной цифрой, а место нуля оставляли пустым. Потом это пустое место стали накрывать пустым же кружком. Так родился наш нуль. В память об абаке он так и остался похожим на кружок.

Считается, что так обозначать нуль впервые стали в Индии, но некоторые ученые думают, что нуль появился еще раньше, у вавилонян. Но везде он и обозначался и назывался кружком. На языке Древней Индии «кружок» — «сунья». Арабы перевели это слово на свой язык, и стал наш нуль называться «сифр». Не правда ли, напоминает что-то? Правильно! «Сифр» — «цифра».

Так уж получилось, что арабским именем нуля — этого самого молодого из цифровой семьи — стали называть с тех пор всех его братьев и сестер. Все они теперь цифры: и 0 — цифра, и 5 — цифра, и 6 — цифра, и 9 — тоже цифра. А само слово «нуль» возникло позже (от латинского nullum — ничто).

Как ни странно, «ничто»—.самая важная цифра нашей счетной системы! Казалось бы, пустота, воздух — а какая сила! Ведь нуль только тогда ничего не значит, когда стоит слева от числа. Но стоит ему стать справа — число тут же увеличивается в десять раз. От нуля можно ожидать всяких фокусов. Про него даже песенки поют в лабиринте чисел:

                        У людей говорят:
                        «Не шути с огнем!»
                        А у нас говорят:
                        «Не шути с нулем!»
                        У нуля про запас
                        Сотни каверз и проказ,
                        Нужен глаз за ним
                        Да глаз!

щелкните, и изображение увеличится (О проказах нуля можно прочитать в книге Э. Александрова и В. Левшина «В лабиринте чисел».)

У этой цифры есть еще одно важное значение. Обычно мы думаем, что нуль стоит в начале ряда чисел и что любое число (один, два, три и т. д.) будет больше нуля. Взгляните, однако, на термометр. Здесь нуль помещен между двумя рядами чисел, которые идут вверх и вниз от него. Вверх идут цифры, обозначающие градусы тепла, вниз — градусы холода. Про числа, расположенные над нулем, мы говорим: «Выше нуля». А о числах под нулем: «Ниже нуля». Что значит «ниже»? Значит, меньше нуля? Но разве может быть число меньше нуля? Оказывается, может. Такие числа называются отрицательными. Чтобы отличить их от положительных чисел; расположенных выше нуля, математики ставят перед ними знак минус. Например число —3 читаем как «минус три». И всем понятно, что это отрицательное число. Таким образом, нуль является как бы пограничным столбом между двумя бесконечными рядами чисел: положительных и отрицательных. Теперь, Пожалуй, вы согласитесь, что нуль— важное изобретение древних математиков.

ВЕСЕЛЫЕ СТИХИ

Вот это ноль — иль ничего.
Послушай сказку про него.

Сказал веселый круглый ноль
Соседке-единице:
— С тобою рядышком позволь
Стоять мне на странице!

Она окинула его
Сердитым, гордым взглядом:
— Ты, ноль, не стоишь ничего.
Не стой со мною рядом!

Ответил ноль: — Я признаю,
Что ничего не стою,
Но можешь стать ты десятью,
Коль буду я с тобою.

Так одинока ты сейчас,
Мала и худощава,
Но будешь больше в десять раз,
Когда я стану справа.

Напрасно думают, что ноль
Играет маленькую роль.

Мы двойку в двадцать превратим.
Из троек и четверок
Мы можем, если захотим,
Составить тридцать, сорок.

Пусть говорят, что мы ничто, —
С двумя нолями вместе
Из единицы выйдет сто,
Из двойки — целых двести!

                (С. Маршак)


Нуль на месте на пустом
Ставят, как известно,
Только он при всем при том
Не пустое место.

Коль нуль к числу ты прибавляешь
Иль отнимаешь от него,
В ответе тотчас получаешь
Опять то самое число.

Попав как множитель средь чисел,
Он сводит мигом всех на нет,
И потому в произведении
Один за всех несет ответ.

Ноль без палочки — место пустое.
Помни правило это простое.
Ноль — Король, если палочка слева
Встанет рядышком как Королева.

                (М. Пляцковский)


Скок да скок,
Скок да скок —
покатился колобок,
круглый да румяный,
прямо на поляну.
Нам колобок
Нарисовать,
Как ноль в тетради
Написать.

Да только ноль
Не колобок,
А просто он
Пустой кружок.
И значит цифра эта,
Что ничего здесь нету.
И звери съели колобок.
Вот что такое
Ноль — кружок.

                (В. Бакалдин)


Я
На все махнув рукой,
Взял
Уроки сделал честно,
Сделал, не жалея сил!
Ну и что же?
Бесполезно!
Так никто и
Не спросил!

                (Б. Заходер)

ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ

СКАЗКА ПРО НУЛЬ

Жил на свете Нуль. Вначале он был маленьким- премаленьким, как маковое зернышко. Нуль никогда не отказывался от манной каши и вырос большим-пребольшим. Цифры 1, 4, 7, худые и угловатые, завидовали Нулю. Такой он был круглый, внушительный.

— Быть ему вожаком,— пророчили вокруг.

А Нуль важничал и раздувался как индюк.

Поставили как-то Нуль впереди двойки, тройки и пятерки, да еще запятой отделили от них, чтобы подчеркнуть его исключительность. И что же? Величина цифр уменьшилась вдруг в десять раз! Поставили Нуль впереди других цифр — то же самое. Удивляются все. А кое-кто даже начал поговаривать, что у Нуля только внешность, а содержания никакого

Услышал это Нуль и загрустил… Но грусть беде не помощник. Надо что-то предпринять, Нуль вытягивался, становился на цыпочки, приседал, ложился набок, а результат все тот же.

С завистью поглядывал теперь Нуль на другие цифры: хоть и неброские с виду, а каждая что-то значит. Некоторым же удавалось вырасти в квадрат или в куб, и тогда они становились важными величинами.

Попробовал и Нуль подняться в квадрат, потом в куб, но ничего не получилось.

Бродил Нуль по белу свету, несчастный, обездоленный. Однажды увидел он цифры, выстроившиеся в ряд, друг за другом, и потянулся к ним: надоело одиночество. Нуль подошел незаметно, стал скромно позади всех! О чудо! Он сразу ощутил в себе силу, и все цифры приветливо посмотрели на него: ведь он удесятерил их величину.

СПОР ЦИФР

Однажды цифры поспорили с Нулем:

— Ты хотя и число, но ровнехонько ничего не значишь1 Вот ученик возьмет цифру «два» и соответственно поставит два кубика, а возьмет «нуль» и ничего не поставит.

— Правда, правда, ни-че-го,— сказала Пятерка.

— Ни-че-воч-ка, ни-че-воч-ка,— затараторили цифры.

— Вы ничего не понимаете,— сказал Нуль. —  Вот Единица. Я встану рядом с тобой справа. Чем ты теперь стала? Отвечай! А если я встану рядом с тобой справа, Пятерка, что ты будешь означать?

Нуль встал справа от цифры 5, и она стала пятью десятками, числом 50.

Нуль вставал справа от каждой цифры и просил называть образованное число.

— Я увеличиваю каждое число в 10 раз, а вы меня ничевочкой назвали. А как вы запишете ответ, если меня не будет, в таких примерах: 5—5=… 7—7=…?

Но цифры все же затеяли спор:

— Я больше всех значу,— заявила Девятка, — ведь я не Единица.

Единица засмеялась, встала слева к цифре «девять» и спросила:

— Кто теперь больше: ты или я?

Подбежала цифра «семь» и встала на место Единицы. Получилось число 79.

— Я семь десятков, семьдесят, понимаешь?

Так все цифры становились рядом с Девяткой и все оказывались больше Девятки. Удивилась Девятка, смутилась.

А ведь все просто объясняется. Самое главное — это место цифр в числе. Девятка больше всех, когда цифры живут отдельно, но когда они становятся рядом друг с другом, дело меняется. На первом месте справа пишутся единицы, на втором справа налево — десятки.

Цифры все поняли и с тех пор спорить перестали.

ПОСЛОВИЦЫ, КРЫЛАТЫЕ СЛОВА

Ноль без палочки (прост.). Ничего не стоящий, не значащий человек.

Ноль внимания (прост.). Полное равнодушие, безразличие со стороны кого-либо к кому-либо или чему- либо.

Абсолютный нуль, круглый ноль. Человек ничтожный, совершенно бесполезный в каком-либо деле.

Сводить к нулю, свести к нулю. Лишать всякого смысла, значения (сравн. «сводить на нет».)

Ничто не возникает из ничего. Это выражение принадлежит греческому философу Мелиссу, часто цитировалось древними философами, писателями.

Ничто не ново под луной. Это выражение, ставшее крылатым, взято из стихотворения русского писателя Н. М. Карамзина (навеяно библейским писанием.)

Даром ничего не дается. Цитата из стихотворения Н. А. Некрасова «В больнице».

ЗАДАЧИ В СТИХАХ

В нашем классе два Ивана,
Две Татьяны, два Степана,
Три Катюши, три Галины,
Пять Андреев, три Полины,
Восемь Львов, четыре Саши,
Шесть Ирин и две Натащи,
И всего один Виталий.
Сколько всех вы насчитали?
Вот отметки по контрольной:
Получили «пять» все Саши,
Иры, Кати и Наташи.
По «четверке» — Тани, Гали,
Левы, Поли и Виталий.
Остальные — все Иваны,
Все Андреи и Степаны —
Получили только «тройки».
А кому достались «двойки»?

                        (Никому)


Повезло опять Егорке,
У реки сидит не зря.
Два карасика в ведерке
И четыре пескаря.
Но смотрите — у ведерка
Появился хитрый кот…
Сколько рыб домой Егорка
На уху нам принесет?

                        (Нисколько)


Барсучиха-бабушка
Испекла оладушков.
Угостила двух внучат —
Двух драчливых барсучат.
А внучата не наелись,
С ревом блюдцами стучат.
Ну-ка, сколько барсучат
Ждут добавки и молчат?

                        (Молча не ждет никто, а с ревом ждут двое)


Семь рассерженных гусей,
Семь отчаянных друзей
Ходят-бродят: «Га-га-га!»
Тут хозяйка позвала их: —
Есть хотите? — Да-да-да!
И пошли ватагой всей
Семь рассерженных гусей.
Семь гусей ушли кормиться,
Сколько же осталось птицы?

                        (Нисколько).


Шел Кондрат В Ленинград,
А навстречу — двенадцать ребят.
У каждого по три лукошка,
В каждом лукошке — кошка,
У каждой кошки — двенадцать котят,
У каждого котенка
В зубах по четыре мышонка.
И задумался старый Кондрат:
«Сколько мышат и котят
Ребята несут в Ленинград?»

                        (Нисколько)

(Глупый, глупый Кондрат!
Он один шагал в Ленинград.
А ребята с лукошками,
С мышами и кошками
Шли навстречу ему —
                        (В Кострому)


По дороге два мальчика шли
И но два рубля нашли.
За ними еще четыре идут.
Сколько они найдут?

                        (Нисколько)

ДУМАЙ, СЧИТАЙ, ОТГАДЫВАЙ!

(Задачи на сообразительность)

Может ли при сложении двух чисел получиться нуль, если хотя бы одно из чисел не равно нулю?

(Нет, не может).

Может ли при вычитании получиться 0?

(Да, может, в том случае, когда оба данных числа – уменьшаемое и вычитаемое - равны).

В каком случае сумма двух чисел равна первому слагаемому? второму слагаемому?

(Когда второе слагаемое есть нуль. Первое слагаемое нуль).

СКОЛЬКО?

На грядке сидят 6 воробьев, к ним прилетели еще 4. Кот подкрался и схватил одного воробья. Сколько осталось воробьев на грядке?

(Нисколько, так как остальные воробьи улетели).

Летела стая уток. Охотник выстрелил и убил одну. Сколько уток осталось?

(Нисколько, так как остальные улетели).

Росли две вербы, на каждой вербе — по две ветки. На каждой ветке — по две груши. Сколько всего груш?

(Ни одной, так как на вербе груши не растут).

У Стоит в поле дуб. На дубе 3 ветки. На каждой ветке по 3 яблока. Сколько всего яблок?

(Нисколько).

На груше росло 10 груш, а на иве на 2 меньше. Сколько груш росло на иве?

(Нисколько, так как на иве груши не растут).

РЕБУС



Страница сформирована за 0.21 сек
SQL запросов: 173