Праздник, 29 апреля

Цитата момента



Средний возраст — это когда из двух искушений выбираешь то, которое позволяет тебе вернуться домой до девяти вечера.
Рональд Рейган

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«– А-а-а! Нынче такие детки пошли, что лучше без них!» - Что скрывается за этой фразой? Действительная ли нелюбовь к детям и нежелание их иметь? Или ею прикрывается боль от собственной неполноценности, стремление оправдать себя в том, что они не смогли дать обществу новых членов?

Нефедова Нина Васильевна. «Дневник матери»

Читать далее >>


Фото момента



http://nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4330/
Мещера-2009

Денис Пилипишин. Мужской взгляд на стратегию совместной жизни

2-я редакция

© Д.В. Пилипишин, 2005

© Д.В. Пилипишин, 2009

Вопрос о благополучных отношениях в семье важен почти для каждого. Причем исключительно важен. Все остальные блага мира – богатство, карьера, слава – оказываются обесцененными, бессмысленными когда человек не находит радости у себя дома. К сожалению, несчастных и распавшихся семей очень много. Как можно исправить ситуацию, где найти такое средство, которое помогло бы улучшить положение дел?

В качестве такого средства автор видит осознанную стратегию совместной жизни. Когда на место бездумного следования традиции, шаблонам и стереотипам приходит понимание, сознательный выбор и целесообразное решение, наша жизнь начинает подчиняться нам, приносить столь долгожданные плоды радости и успеха.

Особенностью данной книги является то, что, в отличие от большей части подобного рода литературы, она написана не женщиной, а мужчиной. Сочетание здоровой иронии автора и ответственного подхода к рассматриваемым проблемам сделала эту книгу увлекательной и интересной для широкого круга читателей, небезразличных к вопросам семьи и брака.

Наш мир уже почти понятен,
Загадки тают, словно снег,
Из непостижно белых пятен
Остался только человек

И. Губерман

От автора или о подходе к изложению вопроса

О подходе к форме

«Мужской взгляд на стратегию совместной жизни» и не первая моя работа, сказать несколько слов о том, какие принципы я закладываю в основу своего философского творчества, хочется именно сейчас.

В современной познавательной литературе наблюдается несколько подходов к созданию текстов. В значительной степени эти подходы сформировались в результате влияния социальных факторов. Какие они, каким образом нужно излагать материал, чтобы он был воспринят читателем наилучшим образом? Не вдаваясь в излишнюю детализацию, выделим три подхода: научный, научно-популярный и, назовем его так, «подход-откровение».

Для научного подхода характерна строгость и точность изложения, а научный текст, как следствие, требует затратить усилия для прочтения, поскольку точные высказывания редко выглядят красиво и еще реже усваиваются легко и быстро. Научно-популярные тексты излагаются более понятным языком, теряя тем самым и в точности, и в строгости. Текст, написанный, как мы выразились, в жанре «откровения», как правило, содержит точку зрения автора, в который последний весьма убежден, но не содержит сколько-нибудь глубоких доказательств и обоснований этой точки зрения. Видимо, читатель должен быть счастлив уже потому, что ему позволили прикоснуться к сокровенному знанию автора.

Но шутки – шутками, а вопросом, как наиболее целесообразно позиционировать данную работу, я задавался при ее написании не раз. Сегодня выходит достаточно много книг, посвященных отношениям мужчины и женщины. Эти книги пишут разные люди, и несмотря на общую тематику, ввиду использования разных подходов, они часто ориентированы на совершенно отличные сегменты читательской аудитории.

Так, один пишет работу, близкую к медицинской, почти научную, где основательность изложения сопровождается всеми недостатками, присущими научному изложению. Другой, напротив, пишет легким, обыденным языком, обо всем говорит понятно и просто. Но истинность и обоснованность его аргументов оставляют желать лучшего. Третий вообще видит в книге не источник знаний, а возбудителя чувств, а свою задачу, соответственно, не в том, чтобы знаниями делиться, а в том, чтобы вызывать у читателя новые впечатления, порой неоднозначные. А есть еще и четвертые, и пятые…

Естественно, от выбора жанра зависит и будущая аудитория, потому что каждому подходу к написанию текста соответствует своя группа читателей, тяготеющая к тому или иному стилю изложения, и именно потенциальную аудиторию нужно иметь в виду в первую очередь.

Хотя есть и другие факторы – например, традиции внутри того или иного сообщества творческих людей. Традиции тоже противоречивы. Одни горячо убеждены, что писать нужно обязательно понятным языком. Другие считают, что сопутствующее упрощение содержания недопустимо. Третьи заявляют, что им удается писать просто и содержательно одновременно. Правда, заявляющих так гораздо больше, чем так пишущих.

Но несмотря на то, что приверженцы какого-либо стиля обычно считают его единственно правильным, согласиться с этим нельзя. Стиль должен соответствовать аудитории. Впрочем, это и так понятно. Сложнее оценить, какова же будет аудитория. Ситуация более или менее ясна, если есть определенность, как, например, в случае с научными работами.

Другое дело – научно-популярные и популярные тексты. Их аудитория неоднородна. Причем люди отличаются не только по уровню своего образования, но и по специальности, и по психологическим типам личности. Соответственно, один и тот же текст может быть воспринят, понят и интерпретирован по-разному.

Для себя я выбрал следующий путь. С одной стороны, без сомнения, то, что я пишу, должно быть понятно обычному читателю, не являющемуся дипломированным специалистом ни в психологии, ни в философии. С другой стороны, содержание не должно пострадать в угоду форме. Потому что моя задача – понятным языком доказательно обосновать свои идеи, написать такую книгу, где выводы вытекают из соответствующих посылок а не из непоколебимой убежденности автора, но в то же время, логическая адекватность сочетается с легкостью усвоения.

Естественно, такой подход, в отличие от научного, предполагает большую субъективность. На мой взгляд, это нестрашно. Тем более, что в любом случае мы никогда не сможем достичь однозначности текста для всех. Как уже было отмечено выше, люди отличаются по многим параметрам. Например, тот же психологический тип личности накладывает ощутимый отпечаток на восприятие и оценку информации. То, что одному покажется малозначимой деталью, другого всколыхнет до глубины души. Там, где один найдет оригинальную идею, другой заскучает.

Но иногда эта неизбежная неоднозначность восприятия является мощным стимулом, порождающим новые самостоятельные мысли. Любопытный пример. Один выдающийся философ и физик, у которого мне выпала честь немного поучиться, рассказывал, что в определенный период своей жизни он ходил на семинары по теории микромира, где обсуждались столь сложные вопросы, что он их не понимал. Поэтому постепенно он перестал и слушать, что говорится, но ходить продолжал. Дело в том, что после таких семинаров ему начинали приходить очень интересные и неординарные идеи – только успевай записывать. Вероятно, новая информация, не будучи как следует воспринятой сознанием, проникала на подсознательный уровень, где и инспирировала некие процессы, в итоге приводившие к творческому прорыву.

Или в общении. Беседуя о жизни с тем же ученым, я постепенно пришел к выводу, что наши психотипы – а следовательно, и методы действий, и стратегия жизни кардинально различны. И в то же время, это нисколько не мешало мне учиться у него жизни – на фоне этой несостыковки рождалось нечто новое.

Во всяком случае, применительно к идее данной книги, моя задача – не навязать свое видение, но предложить точку зрения, и я буду считать сделанное уже достаточным, если высказываемые мной мысли послужат катализатором и помогут читателю прийти к собственным, оригинальным идеям.

О подходе к содержанию

Если выше мы поясняли подход с так называемой формальной стороны, то теперь его нужно пояснить со стороны содержательной. Разъяснить содержательную сторону поможет вопрос: что управляет отношениями между мужчиной и женщиной? Вынося за скобки частности, можно выделить три основных группы факторов, имеющих наибольшее влияние:

  • духовные факторы;
  • «шаблонные» факторы;
  • рациональные факторы.

Теперь поясню кратко, что имеется в виду.

К духовным факторам мы относим высокие мотивы. Наверное, основной из них – это любовь в различных ее проявлениях. Это и любовь, которая приходит внезапно, охватывая нас и заставляя терять голову, совершать неожиданные поступки и чувствовать себя на седьмом небе от счастья. Это и любовь, которая живет внутри нас тихим, согревающим теплом, которая превращает в радость заботу о любимом и придает смысл и значение всей нашей жизни.

На мой взгляд, такое явление как любовь находится выше обычной рациональности, не может быть исчерпывающе объяснено на основе ее принципов и не должно быть ей подчинено. Скорее наоборот, любовь должна создать в жизни человека базис, воссиять неким абсолютом, и отталкиваясь уже от этой ситуации, в соответствии с логикой, нужно разворачивать рациональные факторы. В жизни же, порой, бывает наоборот, когда человек подавляет любовь, выдвигая на первое место материальную выгоду.

Я не случайно сказал об ограниченных возможностях рационального анализа в деле понимания любви. Ведь было отмечено, что настоящая работа претендует на корректность логического изложения, и следовательно, находится в рамках рационального поля рассуждений. Имеют ли смысл в таком случае попытки рационального препарирования любви? Я думаю, навряд ли. Кроме того, вопросы рационального анализа теснейшим образом связаны с масштабностью подхода: то, что в малом масштабе представляется рациональным и правильным, в большом масштабе может оказаться неверным и разрушительным. Как, впрочем, и наоборот.

«Масштабирование» может быть совершенно различным – по количественным характеристикам, времени, уровню сложности и т.д. Вспоминается пример из одной моей предыдущей работы. С точки зрения ламинарного течения жидкости (это когда вода ровной струей льется из под крана), турбулентное течение считалось хаотичным (поскольку в этом случае струя далеко не ровная, а вихреобразная). Однако затем выяснилось, что несмотря на внешние проявления хаоса, в турбулентном течении происходят сложнейшие процессы, хаоса там нет и в помине, но царствует рациональность гораздо более высокого порядка.

Аналогичную ситуацию можно предположить и в случае с любовью. Ведь откуда мы знаем, что безрассудные порой шаги влюбленного человека являются шагами неверными? А может быть они часть иного, а то и – божественного замысла?

Так что к рациональному анализу высоких мотивов нужно подходить осторожно. Не следует стремиться целиком подчинить их житейской логике. И в то же время, нельзя и обойти их стороной – ведь та же любовь есть неотъемлемая часть нашей жизни, и не пытаться ее осмыслить невозможно, потому что мы являемся разумными существами и размышления над происходящим присущи нам по природе.

Поэтому в настоящей работе мы уделим внимание рассмотрению феномена любви, однако центральной частью это являться не будет. Так же, как и не будет являться центральной частью рассмотрение шаблонных механизмов отношений между мужчиной и женщиной.

Под «шаблонными механизмами» (или факторами) я имею в виду неосознанное следование стереотипам, существующим в нашем обществе. То есть, когда человек совершает не целесообразные действия, опирающиеся на ясное и самостоятельное понимание, для чего и почему такие действия ему нужны, а на комплекс некритически усвоенных из внешнего окружения установок, по которым живет все остальное стадо. «Так нужно, так принято, так все делают… Бе-ее-ее…».

В свое время я уделил большое внимание теме борьбы с шаблонным сознанием, посвятив ей свою книгу «Мистер Эго. Как жить в обществе и быть свободным от общества». Основной смысл здесь в том, что когда человек осуществляет свой выбор осознанно, то он проживает свою жизнь и преследует свои цели. В противном случае – наоборот, человеком управляют другие, или другое – социальные обычаи, традиции, предрассудки, а также те люди, которые используют перечисленное для осуществления своих манипуляций над ним.

Роль шаблонного, стереотипного поведения в семейной жизни, да и в отношении между полами достаточно велика. И хотя стереотипы не являются основным предметом данной книги, нам придется обращаться к этой теме в процессе изложения, в том числе и для демонстрации отличий и преимуществ осознанной жизни, которую мы пропагандируем. Не будем здесь останавливаться на ней подробно и перейдем к третьей группе факторов – рациональным факторам.

Именно анализ, основанный на рациональных посылах, и будет находится в центре внимания в дальнейшем. Однако наша позиция требует разъяснений.

Рациональная группа факторов универсальна в том смысле, что характерна для всех людей. Если еще можно представить человека, совершенно чуждого духовной составляющей (живет там какое-нибудь быдло), то в отношении рациональной составляющей это сделать затруднительно, поскольку способность к разумным суждениям и умозаключениям является неотъемлемой чертой человека, без нее он немыслим.

Однако способность эта у разных людей развита в различной, порой – в совершенно различной степени, и используется тоже по-разному: как для совершения примитивных умозаключений, вполне доступных «шаблонному» человеку, так и для проникновения в суть вещей, схватывания тонкого, не лежащего на поверхности смысла.

Толку от шаблонных рассуждений немного, рассуждения такого уровня не позволяют выйти за пределы стереотипов, руководящих жизнью обывателя. Качественное же рациональное рассуждение делает жизнь разумной, а не шаблонной, что можно только приветствовать. При этом разумным нужно быть в целом, системно, а не фрагментарно.

Сказанное объясняет наши акценты в подходе к проблеме взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Работая над написанием данной книги, я не ставил задачу создать некий теоретический труд, но просто хотел взглянуть на отношения между полами, семью и брак с позиции думающего человека, стремящегося освободиться от навязанных извне стереотипов восприятия этого мира. В некотором роде, данная книга является иллюстрацией практического применения доктрины позитивного маргинализма, которой посвящена моя предыдущая работа «Мистер Эго. Как жить в обществе и быть свободным от общества?».

Но говоря о разумности, рациональности, хотелось бы предостеречь от упрощенного, примитивного ее толкования – по принципу расчета «купи-продай», когда в центре внимания оказывается выгода. Мир многопланов, и достижение материальных благ – лишь одна из его сторон.

Сейчас, в постперестроечное время у многих сложилось впечатление, что всем заправляют деньги и рынок. Однако это не вполне верно. Я разделяю мнение культурологов, согласно которому в современном мире действует не только капиталистическая экономика. Параллельно существуют и обладают достаточным влиянием и другие типы – в частности, даровая и редистрибутивная экономики. [24].

Смысл здесь в следующем. В даровой экономике обмен товарами выполняет прежде всего социальную функцию, экономические аспекты обмена большого значения не имеют. «Система ценностей даровой экономики по-прежнему играет значительную роль в нашей жизни. Так, статус жены-домохозяйки выше статуса домашней прислуги именно потому, что жена чистит даром ту картошку, которую домашняя прислуга чистит за деньги. По той же самой причине социальный статус «бесплатной» жены выше статуса платной проститутки». На аналогичных основаниях действовал в советское время (впрочем, действует и сегодня) принцип «ты – мне, мы – ему, он – тебе», практика которого показывает, что речь идет «не только и не столько о приобретении товаров, сколько о приобретении сети друзей» [24;24-25].

Редистрибутивная экономика, в свою очередь, имеет наибольшую актуальность там, где власть имеет большое влияние на собственность, и где обладающий властью оказывается в выигрышном положении при осуществлении товарного обмена. Очевидно, что в нашем обществе такая экономика должна быть актуальна, причем не только при взаимодействии с государственными бюрократическими структурами, но и в семейных взаимоотношениях, где также очень важен вопрос о власти.

Так что жизнь гораздо шире товарно-денежных отношений, и даже если говорить об обмене – надо иметь ввиду не только обмен материальными ценностями и услугами, но и нематериальными вещами. В качестве таковых может выступать необходимость общения, признания, принятия, взаимного уважения, заботы и многого другого.

Тем не менее, для анализа рациональных факторов взаимодействия мужчины и женщины вполне можно использовать маркетинговые категории: спрос, предложение, конкурентные преимущества и т.п., так что пусть уважаемый читатель не пугается, увидев, что мы оперируем этими понятиями в сфере брака – это просто удобный способ говорить, а не отождествление взаимовыгодности с меркантильностью.

Таким образом, в отношении наших трех групп факторов, определяющих взаимоотношения между мужчиной и женщиной, можно резюмировать, что духовные факторы объединяют в союз мужчину и женщину на основе любви, шаблонные – на основе внедренной извне программы поведения, рациональные – на основе взаимовыгодного союза. На понимании этих различий и основаны дальнейшие рассуждения.

Человеческий род в массе также приспособлен думать, как и летать.

Джонатан Свифт

В чем проблема, или почему необходимо осознание в вопросах семьи и брака?

Очевидно, что разумный подход, требующий осознания, размышления, должен практиковаться там, где есть для этого основания и ситуация не является тривиальной. Если таких оснований нет, то и размышлять нечего, более того, излишние размышления будут тормозить процесс, вносить смуту и сомнения. Там, где никаких проблем нет, человек выбирает верное решение автоматически, не тратя время на осознание.

Жизненный опыт показывает, что и вопрос о семье и браке далеко не всем кажется проблемным. Конечно, многие согласятся, что проблем и вопросов в браке немало – например, что делать, когда муж пьет и дерется, а денег, в то же время, не дает? Но как вы догадываетесь, это проблема техническая, суть-то в другом.

В данном ракурсе рассмотрения важно, что процедура семейной жизни большинством населения не осознается и исполняется механически – это справедливо как по отношению к решению вступить в брак, так и к содержательным аспектам семейного бытия. Впрочем, если говорить об обывателе, это верно и для остальных жизненных моментов, к браку не относящихся, – но мы говорим о браке.

По-видимому, такое отношение имеет место вследствие отсутствия привычки задаваться вопросом «Зачем?» перед совершением каких-либо действий. Многие поступки людей - автоматические, являются не результатом сознательного выбора, но лишь воплощением некритически воспринятых стереотипов. Сказанное иллюстрирует один разговор, состоявшийся у меня с трактористом из тульской губернии. В своей предыдущей книге я уже приводил этот пример, но он настолько хорош и показателен, что не грех воспроизвести его еще раз.

Я в то время был аспирантом кафедры философии, и однажды, в деревне, ко мне подошел простой сельский парень и с нескрываемым осуждением сказал: «И не стыдно тебе, здоровому лбу, за партой сидеть! Ведь настоящий мужик должен отслужить в армии, жениться, пойти работать. А если работает – должен поддавать!». Я спросил у него: зачем? К моему удивлению, он не произнес привычного в таких случаях ответа: «Ты что, дурак что ли?», а задумался. Не привыкший к интеллектуальной деятельности, редко сталкивающийся с ней лицом к лицу, какое-то время он находился будто в ступоре. Наконец, вернулся ко мне с просветленным видом и выпалил: «Так надо!!!». Чувствовалось, у него, что называется, «отлегло».

Печать не тронутого ни сомнением, ни размышлением оптимизма на его лице была столь заманчива, что я чуть было не усомнился в правомерности собственной позиции. Вспомнились слова московского философа Вадима Марковича Розина: «Но может быть, зря я философствую, ведь можно жить просто, естественно, как заведено?» Безо всяких тут «зачем». «Так надо!» и все! Но вспомнилось и продолжение. «Нет, очевидно, нельзя: растущее число разводов и проблемы семьи о чем-то говорят. … Назначение человека, если он Человек, вносить в свою жизнь смысл, свободно определять себя. Так что не уйти современному человеку от философствования, от самоопределения» [25;87]. Поэтому продолжим.

С моей точки зрения, данный тракторист представляет собой человека механического, живую «программу», исполнение которой не требует сознательного контроля. Прекрасная иллюстрация того, что мы назвали шаблонным подходом. В плане управления обществом это хорошо, поскольку думающих людей в шеренгу не построишь – у каждого свое мнение, видите ли, – а людьми, которые подчинены стереотипам, шаблонам, управлять легко.

Не только трактористу присущ шаблонный подход к жизни. Нередко он характерен и для более развитых людей, несмотря на то, что те могли бы обустраивать свою жизнь в соответствии со своими чаяниями и помыслами, а не с вбитой с детства в пустую башку социальной программой. Но это требует способности к осознанию своей жизни. И в данном случае весьма важно такую способность развивать. Маловероятно, чтобы тракторист когда-либо сумел разработать собственную концепцию семейного бытия – для него это недосягаемый горизонт, поэтому пусть пользуется тем, что дали. Но человек, взявший в руки книгу философского характера (хотя бы и ту, что вы читаете сейчас), обладает иным, намного более высоким потенциалом, который должен быть использован эффективно. Поэтому приглашаю вас идти вперед.

Поясню тезис собственным примером. Выбирая стезю философа, я не тешил себя несбыточными надеждами осчастливить мир открытием новых истин, поразить человечество собственной феноменальной прозорливостью. Притязания мои были скромнее: хотелось понять себя и свое место в мире, прожить осознанную жизнь. Такая позиция предъявляла весьма конкретные требования. Дебри метафизических изысканий не должны были поглощать меня полностью – ибо нелеп человек, парящий в теоретических высотах, но вершащий собственное бытие в стиле пролетарского соседа, знанием и образованием не обремененного. Вспоминается фраза одного уважаемого мной философа, брошенная в адрес другого, не менее уважаемого: «Вот он, двадцать книг написал, МИР ПОЗНАЛ, приходит домой – а от него жена ушла!» Действительно, комичная ситуация. Поэтому распространение философствования и на житейскую сферу для осознающего себя человека представляется мне неизбежным. И более того, как правило, в жизни присутствует закономерность: степень приверженности человека социальным стереотипам обратно пропорциональна уровню его развития.

Надо отметить, что наблюдения за жизнью людей механических, оценка ее качества не вдохновляют на бездумное следование социальным стереотипам. Хотя иногда «простым людям» везет, и они довольны результатом, все же у большинства из них результат плачевный. Это верно в отношении всей жизни, и тем более верно в отношении семьи, где положение просто ужасающе. В нашей стране статистика говорит о следующем. «Сейчас половина молодых семей распадается в первый год жизни, две трети – в первые пять лет, в 70% семей, которые еще не распались, супруги находятся в напряженных отношениях» [25;50]. Данные факты представляют собой проверку обывательского подхода к браку на практике, которую он, очевидно, не выдерживает. То есть, жить «как положено», «как заведено» получается у народа плохо. Прямо-таки совсем плохо. В этой связи необходимо рациональное понимание ситуации, поскольку неосознанное следование традициям приносит, как видим, крайне неблагоприятный результат. Возможно, необходима выработка новых подходов и постепенное их внедрение в массовое сознание.

Статистические данные – вещь сухая, абстрактная. А сколько эмоций стоит за ними, сколько реальных жизненных трагедий! К примеру, девушка хочет ребенка от алкаша. Объяснениям не внемлет – ведь она его любит, какие уж тут рассуждения! Кощунство! Оскорблять священное чувство любви низкими материальными расчетами! Правда, позже, когда рождается неполноценный ребенок, который с рождения будет инвалидом, и с которым она будет мучаться всю жизнь, иногда происходит осознание причин - «Это Бог (вдумайтесь – БОГ!) послал мне такое испытание!». Что ей сказать… Ну конечно Бог во всем виноват, кто же еще. Прав был Ларошфуко, когда заметил, что ум женщине служит не для укрепления ее благоразумия, а для оправдания ее безрассудств. И прав был Бонхёффер, считавший, что «глупость - еще более опасный враг добра, чем злоба… Против глупости мы беззащитны» цит. по кн. [15;287].

В целом, бесполезно спрашивать обывателей, зачем они что-либо делают. Они делают не «зачем», они делают «почему». «Потому, что все; потому, что хочу; потому, что так надо!» (кому?!) - типичный набор ответов. Эти люди не созидают свою жизнь – она с ними происходит. Захотел жениться – женился, захотел напиться – напился, захотел подраться – подрался. Подчиняясь различным, чаще всего, разрозненным силам, обыватель совершает различные действия. Вот кто-то сманипулировал им извне, и он подчинился. Вот сработало неосознанное внутреннее убеждение – он подчинился и ему. Вот произошло еще что-то, вынудившее его изменить направление.

Обыватель не в состоянии последовательно идти к цели, так как для этого надо управлять собой – своими желаниями, мыслями, поступками, волей – а им управляют другие, и поэтому вместо целенаправленного движения у него получается движение хаотическое. Впрочем, не будем подробно на этом останавливаться, поскольку преодолению собственной шаблонности и освобождению человека была посвящена моя предыдущая книга.

Здесь лишь добавлю, что кроме указанного, стереотипному человеку присуща пассивность. Ее весьма эмоционально описал М.Норбеков в своей книге «Опыт дурака или ключ к прозрению. Как избавиться от очков». Поясню. Разрабатывая механизмы самовосстановления человека, вернув здоровье многим, он натолкнулся на непреодолимое препятствие, названное им «психологией хронического больного». Его вывод таков: несмотря на различные диагнозы, все хронические больные имеют сходный психологический портрет. Суть в том, что люди не хотят обрести здоровье, если для этого требуется затратить собственные, даже небольшие усилия. Точнее, хотеть-то они хотят, но ничего не делают. Готовые поглощать таблетки тоннами, они не желают вложить ни капли своего труда.

Я полагаю, что то же самое верно не только в части здоровья, но и в других сферах, например, в работе. У человека нет денег, он зол и обвиняет всех – президента, правительство, чиновников и т.п. Однако сидит дома и работать не идет. И таких немало. Мне кажется, это есть следствие ненацеленности на самосозидание, неготовности принять на себя ответственность за свою жизнь. Да, Священное писание советует уподобиться птицам, ибо они не создают себе запасов, не планируют будущее – о них позаботится Господь. Но возможна ли такая жизнь в нашем рационализированном социуме? Навряд ли. Уподобиться птицам… «Ворона каркнула во все воронье горло!» - вспоминается мне в ответ. В конце концов, интеллектуальная деятельность для птиц Создателем и не предусмотрена – не случайно ведь почти половину головы у них занимает клюв!

Дабы избежать упреков в неумеренном рационализме, оговорюсь: я весьма скептически оцениваю возможности разума. Видимо, этому поспособствовала попытка написания диссертации на тему «Возможности и границы рациональности». И хотя защищался я по другой теме, самоотверженные поиски знаний оставили свои следы – мне кажется, что возможности рационального расчета не только не безграничны, но весьма ограничены. Неисповедимы пути Господни. Однако это не означает, что разум пора сдать в утиль.

«Человека нельзя свести только к разуму, но все, что имеет к нему отношение, можно исследовать с помощью разума» [22;459]. А для чтобы уповать на Провидение прекращать мышление совсем не обязательно. В конце концов, не стоит взваливать на Бога решение своих каждодневных проблем. Не хорошо это. Вверенный тебе всевышним участок жизни, я считаю, надо возделывать добросовестно, делая все возможное со своей стороны. Человек – существо разумное, и не использовать свой разум надлежащим образом – тоже грех.

Показателен следующий пример. Великий мистик двадцатого столетия Карлос Кастанеда не мог уяснить себе, что значат слова его учителя, дона Хуана, о том, что в жизни следует стремиться к безупречности. Однажды они шли по горам, и у Кастанеды развязался шнурок. Они вынужденно остановились. В следующий момент впереди обрушилась лавина камней, под которую они неминуемо бы попали, если бы не шнурок. Случайная остановка спасла им жизнь. «Так угодно было Силе!» - сказал дон Хуан. «Возможно, в следующий раз у тебя развяжется шнурок именно там, где сойдет лавина, и ты погибнешь. Но нам не дано этого знать». «Что же я должен делать?!» - взмолился Кастанеда. «Единственное, что ты можешь делать, – максимально безупречно завязывать свои шнурки», - ответствовал ему учитель.

Все сказанное выше призвано было подчеркнуть, что если исходить из рационального подхода к собственной жизни, вопрос о браке выглядит весьма проблематичным, требует понимания: почему я собираюсь вступить в брак, какие цели при этом преследую, достаточно ли у меня средств для достижения этих целей, какую семью я хочу иметь и т.д. Сам процесс семейной жизни также требует осознания. Сколько существует примеров, когда в повседневной ругани супруги выясняют отношения, лаются, мирятся, но не предпринимают попыток вникнуть в существующую проблему, проработать ее и, наконец, преодолеть. Им проще поскандалить и успокоиться. До следующего скандала…

Не претендуя на всеохватность, мы попытаемся сформулировать и надлежащим образом обосновать свою точку зрения на наиболее существенные моменты семейной жизни. В своем изложении мы, в основном, отталкиваемся от ситуации человека, собирающегося в принципе создать семью и размышляющего о предстоящих злоключениях данного мероприятия.

Мое счастливое лицо
Не разболтает ничего;
На пальце я ношу кольцо,
А шеей – чувствую его.

И. Губерман



Страница сформирована за 0.27 сек
SQL запросов: 170