ЛиР Москва, 1 апреля 2017

Цитата момента



Если хочешь завести друзей - заведи их подальше.
И.Сусанин

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«Это потому, что мы, женщины, - стервы. Все. Просто у одних это в явной форме, а у других в скрытой. Это не ум, а скорее, изворотливость. А вы, мужчины, можете быть просто умными. Ваш ум - как бы это сказать? - имеет благородный характер, что ли».

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://nkozlov.ru/library/fotogalereya/d3651/
Весенний Всесинтоновский Слет

Д. Морозов

Морозов Д.В. Воспитание в третьем измерении

ПРЕДИСЛОВИЕ

В детях отражается целый мир, во всей своей изменчивости и постоянном развитии. Поэтому ни одна теория так и не смогла дать исчерпывающий ответ на вопрос: как лучше воспитывать и обучать.

Я, как и двадцать моих соратников, населяющих «Китеж», просто живу и развиваюсь вместе с детьми, не пытаясь построить теорию - просто стремлюсь понять их и измениться таким образом, чтобы стать понятным для них. Это совпадает с основным принципом гуманно-личностной педагогики, выдвинутым российским академиком Ш. А. Амонашвили: ребенок не только готовится к жизни, но он уже живет, поэтому развивать и воспитывать ребенка необходимо, прежде всего, на реальном жизненном опыте. Ребенок есть Явление в нашей земной жизни, а не случайность. Природа движется по пути обретения своей единственности и неповторимости в лице каждого данного ребенка. Развитие происходит в процессе преодоления трудностей, и это есть закон природы. Ш. Амонашвили исходит, может быть, из сомнительного для официальной науки, но очевидного для всех духовно-философских учений принципа: «душа человека есть реальная субстанция». А это значит, что ребенок несёт в себе жизненную задачу, миссию. Если это так, а весь мой личный жизненный опыт заставляет меня воспринимать это утверждение как отражающее реальность, то строить систему воспитания ребенка необходимо, исходя из его внутренних потребностей, а не желаний учителей и родителей. Я могу подкрепить это утверждение ссылкой на авторитет такого выдающегося ученого как Д. Н. Узнадзе, который утверждал, что «природа создает уже потенциально определенные лица, в сущности которых изначально посеяны семена их будущей личности».

У меня и моих соратников, работающих с детьми в терапевтическом сообществе «Община Китеж», было много возможностей за тринадцать лет существования нашей организации убедиться в справедливости Подобного взгляда.

У меня ненаучный склад ума. Я воспринимаю мир целостными образами, а не абстрактными конструкциями. Поэтому книга построена из цепочек этих образов, сменяющих друг друга, и коротких, не всегда научных, выводов из жизненных коллизий, которые помогут вам справиться с проблемами ваших детей. Мне не хотелось придерживаться какой-то одной системы изложения. Я сознательно по нескольку раз возвращаюсь к тем проблемам, которые мне кажутся сложными или особенно важными, описываю их с разных точек зрения. Мне не хотелось создавать собственную терминологию, поэтому я заимствую термины из других систем, описывая с их помощью свою картину мира.

За 13 лет существования «Китежа» мы, решая практические повседневные задачи воспитания и реабилитации, построили модель сообщества, наиболее полно отвечающую этим задачам. Мы не пытались, подогнать свой социум под абстрактные теории и программы, а наоборот - фиксировали проявление естественных закономерностей и по ним строили нашу систему.

Такой подход позволил нам сделать ряд открытий и создать новую социальную модель, пригодную для тиражирования.

В 1993 году в Барятинский район Калужской области из Москвы приехало несколько человек, которые сами построили себе дома и взяли в семьи приемных детей из детских домов. Семьи объединились в организацию «Некоммерческое партнерство приемных семей «Община Китеж», которая соединила достоинства приёмной семьи с коллективными формами воспитания детей-сирот на основе специально созданной! развивающей среды. Внешне созданная нами система выглядит достаточно просто: приёмные семьи живут в собственных домах; родители формируют коллектив преподавателей в школе и группу хозяйственного обеспечения посёлка. Каждый взрослый совмещает несколько профессий, многий работы производятся сообща. Управляется эта организация тоже сообща - Собранием всех членов «общины» и Педагогическим советом. Дети оформляются в приёмные семьи через муниципальные органы социальной защиты.

Терапевтическое сообщество «Китеж» - целостная модель мира, предназначенная для развития детей, потерявших родителей или попавших в кризисную ситуацию. Всё население поселка - 50 человек. Взрослых -16, из них 12 - родители, имеющие приёмных детей; 4 - молодые специалисты - преподаватели и психологи. 12 взрослых с высшим образованием работают преподавателями МОУ «Китежская средняя школа», четверо взрослых со средним - обеспечивают хозяйственную деятельность посёлка. Помимо этого в «Китеже» постоянно сменяют друг друга русские и иностранные волонтёры.

Когда я пытался найти название для такой организации (творческий коллектив? научная лаборатория? деревня для детей?), то каждый раз убеждался в том, что в нашем языке нет адекватного названия. По какой-то глубинной сути такой социум, объединенный и общим взглядом на мир, и единой культурой, и экономическими и юридическими связями, соответствует термину «община». Но я не учёл, что в нашем современном сознании это слово имеет коннотацию суровой неподвижности быта, идейной ограниченности, связанную с историческим употреблением этого слова.

В таком случае обобщённое название оказывается явно недостаточным, так как всё решают именно нюансы значений. Но выдумывать новый термин мне просто не хочется. Надеюсь, что со временем само слово «Китеж» превратится в понятие, которое обозначит новое явление: целостный социум, созданный специально для развития детей.

Когда я познакомился с аналогичными организациями в Великобритании, то обнаружил, что рубежные коллеги активно используют термин «терапевтическое сообщество». Ну, с сообществом все понятно, а слово «терапевтическое» ассоциируется с больничными койками и капельницами. О «терапии» души у нас пока говорить не принято. Между тем, мы никогда не поймём, как возвращать проблемных детей к нормальной жизни, пока не научимся видеть, что они просто больны и требуют именно терапии, терапии в социуме, то есть в сообществе людей. Для лечения специфической «болезни», которая поразила души наших детей, нужны специфические условия. Модель таких условий мы создаем сейчас в «Китеже» и называем то миром сказки, то развивающей средой, то терапевтическим сообществом.

Последнее словосочетание для русского языка звучит несколько непривычно. Но сказать: сообщество психотерапевтов, значит исказить реальность. Мы - живущие в «Китеже» - не психотерапевты. С другой стороны, пребывание в нашем сообществе действует благотворно именно на психологическое состояние ребенка. В этом аспекте можно говорить о терапии, как об излечении того, что в Древней Греции называли «психе», подразумевая душу.

Борьбу с «болезнью» мы называем терапией. Все мы признаём, что болезни тела следует лечить, как правило, в больнице, да ещё с помощью врачей-профессионалов. Отклонения развития ребенка от нормального пути (в сторону тюрьмы, ненависти к окружающим, неприятия себя самого) вследствие потери родителей или душевной травмы - тоже болезнь, и её также должны лечить профессионалы. Да ещё в особых условиях. Но не в больницах, разумеется, а в специальных оазисах, позволяющих травмированному ребёнку снова обрести веру в любовь, в собственные силы, в разумность и добро окружающего мира.

Ребёнок, столкнувшийся с предательством родителей, насилием, физической или душевной болью, делает неизбежный вывод об ОПАСНОСТИ ОКРУЖАЮЩЕГО МИРА. Трагедия «растождествления», о которой так поэтично писали философы-экзистенциалисты, на самом деле является широко распространенной болезнью, которой заболевают в раннем детском возрасте. Если не вылечить её на первой стадии, то она становится хронической и изменяет всю траекторию жизненного пути человека.

Помочь ребенку измениться - означает на первой стадии просто обратить его внимание на самого себя, открыть потаённые двери, где, как в сказке, хранятся сокровища - его собственные сила и любовь. На самом деле, никто никого не в силах трансформировать. Человек может измениться только сам, так как метаморфоза заложена изначально в саму суть человеческого существа, в его внутреннюю программу. Только как войти в эту программу? Где она находится в человеческом существе? Здесь мы вступаем в пространство, пока ещё не освоенное наукой. Это пространство нашего сознания, где сосуществуют миф и реальность, воспоминание о боли и полёт детской мечты, где в силу этого возможны волшебные превращения и трансформация. Русский народ всегда интуитивно осознавал существование этого иного измерения, пытаясь выразить невыразимое теми способами, которые были доступны народной культуре. Так родился трансмиф о граде Китеже, скрывшемся от врагов в глубинах земли. Легенда гласит, что люди с чистой душой могут увидеть Китеж в глубинах озера Светлояр, потому что наши предки не сомневались: два мира сосуществуют, соприкасаются, следует только научиться правильно смотреть…

Человек, по крайней мере, русский человек, говорит о процессах, происходящих в сознании, используя термины, в которых раньше описывалось физическое пространство и время: «погрузился мыслями в свое прошлое», «потерял мысль», «захлестнули чувства».

Мир сознания может восприниматься нами как обладающий пространственными характеристиками. Там действуют свои законы, позволяющие вам не отрываясь от книги дотянуться до конца галактики, почувствовать себя единым со всем человечеством, улететь с облаками…

Мы не можем увидеть пространства сознания, но мы не можем ни увидеть, ни вообразить фотон, проявляющий свойства то частицы, то волны. Но свет мы видим и вполне грамотно используем.

Мы ничего никогда не сможем правильно понять в своих отношениях с детьми, если не признаем, что между нами существует система связи, которую можно описывать по аналогии с физическими полями, обладающими огромным количеством еще неизученных, но уже активно применяемых свойств.

И даже лёжа в пелёнках, подобно мумии, в колыбели, «неразумное существо» сканирует окружающую реальность своим сознанием, отслеживая, например, температуру и влажность Мира-Природы. В этом сознании ещё нет адекватного восприятия своего «Я», нет оценок, нет границ между телом и миром. Но есть «сверхсознательное» чувство единства с МИРОМ.

Когда моя супруга уже обеспечила нашему сыну Святославу успешный выход на свет, но ещё лежала с ним в роддоме, санитарка поделилась с ней эмпирическим опытом многолетних наблюдений: «Вот, как спокойная мама, так и дитё - спокойное, а у нервных орут всё время». Вывод? Ребенок включён своим сознанием в сферу сознания родителей, прежде всего, матери (хотя, конечно, мамино душевное состояние часто зависит от состояния папы, если таковой имеется).

Процесс развития человеческой личности от эмбриона до взрослой особи строится на взаимодействии огромного количества условных траекторий возможных жизненных выборов. Так складывается судьба. Для построения этих траекторий и учета всех факторов пришлось бы использовать бесконечное число показателей.

Попытаюсь объяснить на самых примитивных примерах: для одного ребёнка драка во дворе - путь к комплексу неполноценности, для другого - мотив стать сильным. Но на психологический исход этой драки влияют такие факторы, как её причины и цель; последующая поддержка или наказание со стороны родителей; оценка любимой девушкой; соотнесение произошедшего с опытом, почерпнутым из любимой книги или телесериала; а еще следует учесть темперамент, настроение, общий эмоциональный фон, вероятность последующего реванша - и так до бесконечности.

Чтобы учесть все факторы, влияющие на выбор жизненного пути, наверное, не хватит мощности никакой ЭВМ. Но не значит ли это, что тогда мы вообще не в состоянии предсказать результат наших педагогических воздействий.

Можем! Ведь говорят же про некоторых: «У него есть талант педагога, скольких в люди вывел». Только вот другие, работающие рядом по тем же методикам, таких результатов не получают.

Неизбежный и вполне научный вывод - успешные педагоги полагаются не на расчет, а на интуитивное схватывание ситуации в целом.

ЭФФЕКТ БАБОЧКИ

«Цепочка случайностей привела к неожиданному результату» - как часто мы слышим такую фразу. Обыденное человеческое сознание и не пытается проникнуть в глубь жизненных потоков и разглядеть действие универсальных законов под пеной случайных событий. На самом деле, мы просто не привыкли смотреть и замечать, то есть видеть. Я склонен считать, что в жизни человека, в узоре его личной судьбы, всё построено на жёстких закономерностях и программах, некоторые из которых мы уже можем даже почувствовать.

Помните, как в рассказе Рея Бредбери нечаянно раздавили бабочку в юрском периоде, а демократические реформы рухнули в веке XX. Так писатель-фантаст обратил внимание на закон, который позже сформулировал ученый-метеоролог Э. Лоренс: «Движение крыла бабочки в Перу через серию непредсказуемых и взаимосвязанных событий может усилить движение воздуха и, в итоге, привести к урагану в Техасе».

Эта тема получила образное отражение в фильме «Эффект бабочки». Самое ценное в этом фильме - это попытка зримо, образно объяснить обывателю, что жизнь хоть и состоит из случайностей, но и они укладываются в цепочки закономерностей. Но нет, не цепочки. Образ цепи подразумевает непрерывность, а в человеческой реальности господствует дискретность, скачки, непредсказуемые изменения траектории.

В реальности никакой компьютер не способен учесть все факторы, влияющие на развитие ребенка во взрослого человека. Более того, самый ничтожный факт биографии может изменить весь вектор развития.

Можно ли предсказать последствия этих ничтожных влияний, можно ли рассчитать жизненную траекторию? Описание явлений турбулентности, фрактальности, квантовых полей словно подталкивает нас к новому способу мышления, в том числе, умению по-новому увидеть развитие человека.

Нелинейное мышление более точно постигает явления в области биологии, сил природы, человеческой психологии и социологии.

Разумеется, на коротких отрезках взаимодействия взрослых с детьми результат предсказуем и вполне соответствует обыденной логике: пообещаешь ребёнку конфету - он пойдёт мыть посуду. Следовательно, ближайшая цель достигнута. Но уже более отдалённые последствия такого практического решения проблемы относят нас в мир непредсказуемости. Например, на следующий день ребёнок не будет мыть посуду без конфетки. А это вредно для зубов. Или через неделю он наестся конфет и вообще перестанет помогать по дому. Что вы будете делать тогда? Стирать неудачную программу поркой? А что если в результате неё вы получите не трудолюбие и послушание, а затаённую на всю жизнь обиду и ненависть к труду?

В ответ люди, привыкшие видеть мир с позиций логики Аристотеля, начинают приводить примеры удачного прогнозирования с помощью компьютеров. Так в своё время пытались прогнозировать погоду. Иногда, даже удачно. Если бы не «эффект бабочки».

Заметьте, взмах крыла может привести, но может и не привести к урагану в другом конце мира. Тут необходимо совпадение большого числа факторов, многие из которых вообще пока не поддаются учёту. Вторая часть, вытекающая из нашего рассуждения, заключается в том, что система «бабочка — атмосфера земли», в самом общем виде, является взаимосвязанной, соответственно компоненты способны взаимодействовать: бабочка воздействует на атмосферу, атмосфера на бабочку.

Но как бы бабочку не трепало ураганом, она всё равно остаётся бабочкой. У человека же есть удивительная особенность - творчески воспринимать информацию, поступающую из окружающей среды, то есть менять программу своего поведения и меняться самому. Чаще всего, такие изменения происходят фактически совершено бессознательно, это природная особенность, заложенная в человеческое существо, как условие его существования и развития. Для одного пережить ураган, означает приобрести опыт и уверенность в своих силах, для другого - навсегда испугаться.

В наших детях словно реализуется недавно открытый закон физики «о нелинейной зависимости развития систем от начальных условий их существования», что в переводе с языка науки означает: «как родители ни хлопотали над своим дитем, сколько денег ни «вбухивали» в его учителей, как ни баловали, а вырос тот ещё…»

Поэтому в отношении прогнозов развития личности и попыток сделать это развитие вполне управляемым человечество терпит неудачу. И, слава Богу, в противном случае неизвестно, сколько нашлось бы желающих ввести нашим детям универсальную программу. Например, «если вы такие умные, что же строем не ходите?» И как объяснить, что именно потому и не ходим, что умные?

Воспитывает хаос - произвольный набор информации и постоянная перепроверка. Посадите ученого думать восемь часов с перерывом на обед, и он точно перестанет думать.

Значит, чем жёстче система, чем больше уроков и чем точнее выверен процесс, тем хуже будет результат усвоения. Не случайно студенческая вольница оказывается обязательным дополнением к структурированной до совершенства системе самых престижных университетов и колледжей.

Жёсткой средой можно воспитывать ремесленников, но не компьютерных гениев, адвокатов или бизнесменов.

Современная жизнь требует творческих личностей, способных к действиям в нестандартных ситуациях, с широким кругозором и внутренней мотивацией к деятельности.

В существующей государственной системе социальной защиты и образования уже выработаны методики, обучены сотрудники, установлены логические связи. Более того, люди, работающие в ней, уже привыкли мыслить определенными категориями, от которых они просто не захотят отказаться. Система устойчива и несклонна к изменениям. Разумеется, не надо её расшатывать, раз работает. Но в этой ситуации нельзя рассчитывать и на принципиальное улучшение качества воспитания и образования детей. Даже когда государство увеличивает финансирование или проводит те или иные реформы в рамках существующей модели, улучшения оказываются весьма незначительными.

Бесполезно «закачивать» деньги в старую систему - «не наливайте молодое вино в старые меха». Ничто не мешает дать возможность параллельно с существующим механизмом, развиваться новым экспериментальным формам устройства, воспитания и образования детей.

Для того чтобы они работали по-новому, нужен качественно иной подход, допускающий, что любящие родители и «эмпатичные» педагоги способны чувствовать поле сознания ребенка и взаимодействовать с ним, помогая в развитии, укрепляя, мотивируя, настраивая на победу и счастье.

Это роднит работу педагога с интуитивным прозрением поэта или творчеством художника. Педагог должен развивать в себе способность чувствовать траекторию развития ученика, его силы и место в мироздании и интуитивно нащупывать пути для наилучшего развития.

Именно интуиция позволяет учителю и воспитателю находить правильные способы выхода из трудных ситуаций. Для этого необходимо нелинейное мышление, способность воспринимать личность ученика в движении, постоянном изменении, как целостную систему, включенную в единую систему «Человечество - природа - космос». Для того чтобы мыслить таким образом, требуется просто иной уровень сознания, более тонкая связь воспитателя с «субъектом воспитания», родителя со своим ребёнком.

Когда же мы разберёмся в сущности той связи, которая устанавливается между матерью и ребёнком с момента его рождения, тогда мы, может быть, и научимся восстанавливать её. А пока, я могу предложить только названия, которые всё равно ничего не объясняют: «тонкоматериальное поле сознания», «информационная голограмма» или просто любовь. В любом случае, написанные мною слова не приближают нас к пониманию явления, которое мы не можем определить научно, но явно ощущаем его жизненность.

Известный американский психолог, основоположник гуманистической психологии А. Маслоу называл этот вид связи «бытийной любовью». «Такая любовь свободна от собственнических чувств и несёт в себе, скорее, уважение, чем претензии… Бытийная любовь оказывает очень глубокое терапевтическое и психологическое воздействие на всю личность. Сходное характерологическое воздействие оказывает относительно чистая от всяческих «примесей» любовь любой здоровой матери к своему ребёнку или совершенная божественная любовь, описываемая некоторыми мистиками» (А. Маслоу «Психология бытия»). Поэтому так часто любящие родители могут предчувствовать моменты, когда что-то случается с их ребёнком.

Я не строю теорию, я просто привожу наблюдения, которые никакая наука пока не объяснила и не опровергла. Уверен, вы тоже можете вспомнить случаи из жизни, указывающие на некоторые качества сознания, еще не описанные и не понятые наукой.

Когда я серьезно заболел, а мама находилась за две тысячи километров на курорте в Сочи, она позвонила мне в пять утра и спросила: «Сынок, что с тобой случилось? Я не спала всю ночь?». А ещё через несколько лет, уже в студенческие годы, я проснулся ночью в своей кровати от дикой всеохватывающей боли и лишь утром узнал, что в больнице, за десять километров от меня, в тот час умер мой дядя Витя.

Как правило, мы не всегда доверяем таким вспышкам интуиции, нас не приучили обращать на них внимание. Но без них, без явных и неявных тончайших связей, каналов информации, полей любви и поддержки маленькое человеческое существо оказывается неспособным развиваться как полноценная личность. И никакой формальной заботой о его социальных гарантиях, местом за школьной партой и гарантированным трёхразовым питанием не восполнить вакуума положительных эмоций, любви, ощущения своей нужности, то есть взаимосвязи с внешним миром.

Я не знаю, как объяснить этот механизм, но вынужден, как практик, считаться с его проявлениями и работать в этом направлении…

Американский исследователь Джон Смитис, в прошлом - нейролог и психиатр, писал в 2003 году о новой теории, предлагающей рассматривать человеческое существо как некое единство физического тела, сделанного из обычной материи, и «модуля сознания», сделанного из материи другого рода, протяженной в ином пространстве. Эти слова, на мой взгляд, мало что объясняют, наверняка, с научной точки зрения вызовут массу возражений, но это не моя теория, просто она позволяет сделать следующий шаг в рассуждении: сознание - особый мир.

Некоторые физики рискуют предположить, что мир состоит из трёх фундаментальных составляющих: пространства-времени, материи и сознания.

С материальным воплощением «идеальной» развивающей среды всё понятно: «Китеж» расположен в очень красивом природном месте, среди лесов и полей Калужской области; архитектура вызывает ассоциации с древнерусскими сказками, картинами Васнецова; меж домами - английские газоны, дорожки, клумбы. Вся окружающая среда — Мир природы, и организована так, чтобы удивлять, выводить из состояния обыденности, учить замечать красоту вокруг.

Природа обладает способностью успокаивать нервы, вносить гармонию в сознание. Но основа нашей терапии - новая система человеческих отношений, мечты о высоком, вера в добро, а все эти понятия относятся к иной составляющей мира - сознанию.

Детское сознание (или душа), столкнувшись с непереносимой жизненной трагедией, теряет что-то очень важное, без чего человеческая личность не может нормально развиваться, становясь полноправной частью человеческого общества. Мы привыкли полагаться на внешние формы. Если мы видим, что у человека нет ноги или руки, для нас очевидно, что он болен, но мы ещё не научились видеть изъяны души.

Представьте себе на мгновение, что сознание обрело бы способность принимать внешне зримую форму - сколько бы увечных, «усечённых» существ ходило бы по улицам наших городов. Но с другой стороны, мы бы получили возможность сказать человеку: «Прости, дорогой, по состоянию здоровья твоего сознания, ты не можешь руководить другими людьми» или «тебе противопоказано воспитание собственной дочери так же, как слепому противопоказано вождение автомобиля». Увы, когда дело касается физических увечий, всё настолько очевидно, что и говорить не о чем. А что же считать патологией, когда речь идёт о человеческом сознании, и кто у нас может диагностировать отклонения от нормы? Пока однозначных ответов на эти вопросы нет. В человеческом существе еще не сформирован какой-то важный орган, позволяющий нам заглядывать во внутренний мир друг друга. Будем надеяться, что это станет следующей ступенью эволюции.

Но и сейчас можно констатировать, что общественное сознание русского, американца, индуса однозначно оценивает оторванность индивида от человеческих ценностей любви и дружбы как болезнь.

Человек, не способный на любовь, презирающий или страшащийся людей, воспринимается окружающими враждебно, как инородное явление.

При всём естественном эгоизме, который демонстрирует современный индивид, мы остаёмся общественными существами. Все великие религии мира и идеологические доктрины современных государств утверждают, что человек может выполнить своё предназначение, только оставаясь в поле любви к себе подобным, отождествляя себя с человечеством.

Американский психолог А. Маслоу пишет: «Состояние бытия вне системы ценностей является психопатогенным. Человеческому существу, чтобы жить и постигать жизнь, необходимы системы координат, философия жизни…почти в той же мере, что и солнечный свет, кальций и любовь». Дети» пережившие болезненное столкновение с внешним миром, не способны утешать себя рассуждением о том, что все люди разные или ждать компенсации своих страданий в загробном мире. На подсознательном уровне они утверждаются в позиции: именно так - на одиночестве, борьбе за выживание и бессмысленной жестокости - устроен весь мир. Когда они видят примеры, противоречащие этому негативному опыту, они отвергают их как обман или иллюзию, а значит, для них нет смысла и в создании семьи, и в хорошей учёбе в школе, и в попытке установить нормальные отношения в коллективе. На подсознательном уровне они остаются уверены в том, что всё закончится предательством и болью. И вот для того, ЧТОБЫ ПЕРЕНЕСТИ ЭТУ БОЛЬ И СНОВА ВЫЖИТЬ, ИМ И ПОНАДОБЯТСЯ ВСЕ СИЛЫ.

Поэтому все дети-сироты экономят свою энергию, опасаясь растратить её на незначительные задачи.

Мы заметили удивительную особенность у наших детей, особенно у тех, кто имел опыт жизни в детском доме. Их сознание имеет некое подобие гладкой защитной оболочки, позволяющей безболезненно скользить, не задевая за острые углы взрослых. Беспощадные межличностные отношения обточили и смазали их, как шарики в подшипниках. Такой «закапсулированный» ребенок может жить с вами много лет, демонстрируя своё уважение и благонадежность, при этом вы никогда не узнаете, о чём он думает на самом деле. Он может с интересом расспрашивать вас о вашей жизни, может повторять истины, услышанные от вас, понимая, что доставляет вам удовольствие. Но на самом деле он отвлекает вас от тех сомнений и страхов, которые испытывает. Так он остаётся «мягким, круглым и пушистым» снаружи и покрытым панцирем недоверия внутри. Причём я предполагаю, что время от времени он и сам не осознает причины такого поведения, просто он привык считать мир «станом врага».



Страница сформирована за 0.2 сек
SQL запросов: 171