АСПСП

Цитата момента



Разве я не уничтожаю своих врагов, когда делаю из них своих друзей?
Авраам Линкольн

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Д’Артаньян – герой? Какой же он герой, если у него были руки и ноги? У него было все – молодость, здоровье, красота, шпага и умение фехтовать. В чем героизм? Трус и предатель, постоянно делающий глупости ради славы и денег, - герой?

Рубен Давид Гонсалес Гальего. «Белым по черному»

Читать далее >>


Фото момента



http://nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4103/
Китай

© Материалы сайта защищены авторским правом. При их использовании обязательна ссылка: Николай Козлов, Синтон.

Конфликтогены.

Get Flash to see this player.

Расшифровала с диктофона
Татьяна Стемковская

Стемковская Татьяна

Н.И.: ‑ Как люди на уровне речи, на уровне слов узнают, что вы к ним относитесь хорошо?

Группа: ‑ По интонациям.

Н.И.: ‑ Каким интонациям? (спросил Николай Иванович с интонацией).

Вы различаете интонации, которые дают дружелюбное отношение, которые дают незаинтересованное, холодное? Интонации отличаются? А обороты? А слова? Я думаю, что в основном отличаются. И я предложу сегодня эту работу поставить уже на профессиональную основу. А именно, я сейчас для начала зачитаю текст, который есть у вас в рабочих книжках. Там на одной страничке есть диалог, лично-семейного плана, который я предложу вам внимательно прослушать и оценить с точки зрения, сколько там синтонов или конфликтогенов. Вот откуда понятие взялось – легко расскажу. Один из моих первых учителей практической психологии Аркадий Петрович Егидес, его любимая тема, его любимая метода. Методика по мнению большинства моих коллег профессионалов, идиотская. Спорить не буду. Есть один факт, она действует. Проверял. Она может быть не соответствует каким-то канонам, но она работает. Методика заключается в чем. Вот идет занятие, собираются люди, в центр ставится банка, где есть прорезь, чтобы туда класть деньги. Или просто открытая банка.  И у всех в руках кошельки. И теперь обсуждается какая-то тема, и если кто-то из вас допускает интонацию, оборот, жест, взгляд, который неприятен, очевидно не приятен другому.

Какие интонации неприятны будут скорее всего человеку, которые к вам из-за двери выглядывает? «Ну, не кривляйся». И если кто-то допускает такие «А это вот он». Вот я сейчас пальцем показываю на человека. Когда я пальцем показываю на человека, как вы думаете, какие могут быть чувства, переживания, когда я показал пальцем? И когда я это сделал, мне говорят: «Николай Иванович, ну-ка, капеечку!!! В капилочку» А я говорю: «А за интонацию с тебя тоже рубль!!» А мне говорят: «У тебя тоже губа отвисла, как будто вы с неприятными людьми». И за все эти вещи мы тогда сразу расплачиваемся. Дело только в том, чтобы платить сразу. Здесь размер совершенно не важен. Достаточно копеечку класть. Иногда людям достаточно приседать за каждую вещь. Главное, чтоб не было, вот я сюда  50 рублей кладу, но потом я тебе буду, я тебе всё выскажу. Это уже не учеба, это не работа. Так вот как нас начали – а как – дрессировать, ближайший результат был следующий, что мы все начали здесь с прямыми спинками, с заинтересованными лицами, и молчали. На всякий случай, потому что оказалась, что так сформулировать своё мнение, в том числе и когда не согласен с человеком, чтобы это было не обидно, оказалось весьма не простой задачей. И когда мы стали понимать, что за базар надо платить, мы начали слушать себя. Потом я попробовал оценить, сколько мне, поскольку это было ну больше 20-ти лет назад, попробовал оценить, сколько мне это сэкономило денег, или сколько я заработал на этом умении денег, умении слышать, что я говорю, отслеживать свои интонации. Друзья, могу сказать, что это очень большая сумма. Очень большая. Потому что из-за этого то ли складываются отношения, то ли решаться отношения, то ли мы можем договориться, то ли мы не можем договориться. Кстати, несколько раз присутствовал на стрелках, когда бандиты беседуют. Более точно простроенной беседы я не слышал. Видимо там работают профессионалы… Меня приглашали, в некоторых случаях я помогал людям договариваться. Например, один не совсем бандит. Но к нему бандиты пришли с интересным и сложным предложением. И по разным пунктам надо договориться. Несколько раз были ситуации, когда два бизнесмена – надо договориться. Но договориться у них не получается. С двух сторон стола сидят. Один нечто говорит, другой хочет ответить. Я говорю: «Спасибо. Этот добрый человек хочет выйти к вам с интересным предложением» И я перевожу слова того, подношу их в синтонной форме. Тот что-то буркнул, ответил, я говорю: «Ему ваше предложение кажется интересным..» И когда после этого люди договариваются, хотя без этого они могли выразить друг другу много разных чувств, то я понимаю, что эта техника много стоит, весьма. В первую очередь для меня, когда мне удавалось разрешать споры, то я ценил, был благодарен Аркадию Георгиевичу Егидесу за то, что он в свое время обратил моё внимание на эту вещь. Что предлагается вам в учебном режиме. Собственно диалог. Слушаем его внимательно, в порядке развлечения, откуда этот диалог был взят. Вот давайте я прочитаю, я вы догадаетесь.

‑ Мам, куда ты дела мой новый галстук?
‑ Что, снова посеял? Вещи надо класть на место.
‑ Ой, не надо читать мне нотации. Я и положил на место, а его тут нет. Наверно, ты его как всегда куда-то спрятала.
‑ Ничего я у тебя не трогала. Сам наверно забросил его в свой захламленный шкаф как обычно.
‑ Ничего себе не трогала. Убиралась в моей комнате, так после тебя никогда ничего не найдешь.
‑ А почему ты сам никогда не убираешься в своем свинарнике? И не кричи на меня.
‑А я и не кричу. А, вот он, тут оказался, под рубашками.
‑Как всегда сам виноват. Хорошо хоть, голову не потерял.

Помашите ручками, кто слышал такие тексты в своем окружении и окружении близком… Гипотеза, откуда я взял его текст?

Группа: ‑ У себя дома.

Н.И.: ‑ Не поверите, из английского разговорника. Просто перевел живую разговорную речь. Оказывается, и великолепно воспитанные джентльмены, когда они общаются дома, по-человечески, они общаются как люди. Вот есть такая особенность человеческого… Больше того, с удовольствием приглашаю вас на просмотр фильма, на комментарии к фильму. Когда мы посмотрим живые человеческие отношения, вы скажете себе то, что наверно давно знаете, без какой-то дозы вот этих самых конфликтогенов, человеческое общение невозможно, неправильно и не живо. Но сейчас наша задача научиться беседовать без конфликтогенов, без этих оборотов, интонаций, и прочих моментов в общении, которые напрягают человека, и могут провоцировать конфликт.

Задача будет первая. В группах по 3-4 человека, я предложу вам прочитать этот текст, и отметить все моменты в тексте, которые являются конфликтными. Понятным образом объяснить, аргументировать, почему это конфликтным является, а если у вас будут разногласия, договориться между собой без конфликтогенов. Например, вот первая фраза: «Мам, куда ты дела мой новый галстук?» Сколько здесь и каких конфликтогенов?

Группа: ‑ Если взять за основу интонацию, то интонация конфликтна.

Н.И.: ‑ Какая? А какая здесь интонация? А че здесь конфликтного?

Группа: ‑ Ну прежде всего человек уже предъявил претензию.

Н.И.: ‑ Т.е правильно ли я услышал, что практически любая претензия, вот интересно любая ли , всегда ли, как правило, претензии являются конфликтными, хотя бы на уровне интонации. Претензии, т.е ты не прав и должен это поправить. У меня к тебе обвинение, претензия: обвинение в недостатке и требование исправить. Так претензия расшифровывает?

Группа: ‑ Да-да-да.

Н.И.: ‑ Как перевести: «Мам, куда дела мой новый галстук?»

Группа: ‑ Конечно, претензия. Потому что человек заранее уверен, что мама его куда-то дела.

Н.И.: ‑ В чем вы почувствовали претензию? Только в интонации, или еще и в словах?

Группа: ‑ В словах. «Дела»

Н.И.: ‑ А чем слово «дела» плохое? По звучанию, или почему?

Группа: ‑ Само действие, человек уже уверен, что мама этот галстук хапнула и куда-то уже ..

Н.И.: ‑ Какое действие?

Группа: ‑ Насильственное.

Н.И.: ‑ Любое насильственное дело плохо?

Группа: ‑ В общем и целом, да.

Н.И.: ‑ Угу. И когда ты ребенку говоришь: иди умойся. Задачка, да? Но как правило, проявление насилия понимается людьми как конфликтоген? Хотя бы вот на этом уровне. Итак, «дела». Я так понимаю, «дела» в отличие от «положила» предполагает, что здесь у мамы была осознанное намерение, и обвинение в намеренном злом умысле, не просто ты положила случайно, а ты задумывала, взяла, осуществила, обвинение в злонамеренности. Не просто обвинение, а с усилением. Наверно усиление обвинения есть конфликтоген. Не смягчение обвинения: сэр, вы кажется ненароком уронили батарею мне на ногу. В принципе обвинение, но со смягчением. Дальше. Это всё? Единственное слово «дела»? Больше здесь ничего нету?

Группа: ‑ Ценность.

Н.И.: ‑ А чем это плохо?

Группа: ‑ Новый… То, что ему ценно, а мама взяла и куда-то дела.

Н.И.: ‑ Ты мне нанесла ущерб по самому больному месту. И еще раз усиление обвинения. Подчеркивание величины нанесенного тобой ущерба. Ты не только намеренно, ты самую дорогую для меня вещь утащила. И это тебе не простится никогда.

Группа: ‑ Прямой вопрос.

Н.И.: ‑ Любой ли прямой вопрос плохо? «Ты когда меня поцелуешь?» – спрашиваешь ты у любимой. – «Когда выйдешь за меня замуж?» А ей приятно. Вот уточни.

А вопрос, который самый главный пункт не обсуждает. Он не обсуждает, дела - не дела. Он обсуждает, куда ты дела. В вопросе содержится косвенное, не прямое, и тем самым категоричное заявление типа, вы перестали пить водку по утрам? Что человек пьет?

Куда ты дела мой галстук? И вот такая манипулятивно-категоричная форма, человек сильно озадачен. Просто, куда. Противно, тяжело, чувствуешь себя идиотом, тебя ставят в идиотское положение. Есть еще, я поддержу Дениса, такая форма вопроса, конфликтоген, противно. Слушайте, а первое слово «мам», куда оно делось? Есть по нему какие-нибудь размышления?

Группа: ‑ Пренебрежительное.

Н.И.: ‑ Действительно, смотрите, «мой новый галстук», сколько ему посвящено звучания, слов развернутых, а мама дорогая любимая, одно маленькое вводное слово, мы как бы о него спотыкнулись, а теперь перешли к главному. «Мама» - вспомогательная часть предложения. И понятно, что галстук гораздо важнее мамы. Это совсем правильно, или наверно не сильно хорошо?

Группа: ‑ Это совсем не хорошо.

Наверно. Я думаю, что многим мамам, многим женщинам хотелось бы знать, чувствовать, что они немножко важнее галстука, телевизора, бутылки пива. Если мужчина это подчеркивает, то он молодец, а если он другое подчеркивает, то это будет расценено как конфликтоген. Вы посмотрите, мы уже в этом сейчас анализе заметили, что есть некоторые категории, которые мы вот целый ряд слов, которые мы оцениваем как конфликтогены. Обвинения. Если в вашей речи есть обвинения, какое бы это обвинение не было, как правило, скорее всего это -  конфликтоген, претензии – конфликтоген. Усиление обвинения. А смягчение обвинений? Уменьшает конфликтность. Тогда это засчитывается как синтон. И тогда по итогам работы, скажем, через полчаса, было бы неплохо, если бы у нас здесь было. Вот здесь категории, хотя бы штук 5. Какие языковые формы как правило оказываются конфликтными. Давай я вот здесь еще напишу: категоричность. А вы не знали, что любая категоричность конфликтна? Хорошая форма? «Я не спрашиваю вас. Че, мне вас спрашивать. Я вас информирую. Любые другие мнения здесь невозможны. Категоричность – это конфликтно, ясно?». Когда с вами так беседуют, и вы понимаете, что вашего слова здесь не ждут, ваше мнение здесь невозможно, здесь есть только два мнения, мое – и неправильное, то вы себя ощущаете нехорошо. Вы поднимите руки в конце концов или нет, кто признал, что категоричность – это всегда погано. Как категория ключевых оборотов, категоричность по крайней мере спорна. Какие же здесь еще будут категории, которые вы отнесете  к конфликтным.

Сейчас проанализируем вот этот текст. Конкретные языковые, речевые обороты. Потому что есть, без всякой теории у нас есть привычные, любимые интонации, формулировки, которые обычно нам нравятся, а другим мало. «Щаааззз», «Ниче подобного!». Слушайте, а «ничего подобного», вот вслушайтесь, даже подобного – ничего. «Услышав тебя и поискав там здравый смысл, я пришла к выводу, что их области разумного, в нем даже подобого ничего нет». Хорошая формулировка. Мы не вслушиваемся в эти вещи, они идут у нас автоматом. Но если мы посмотрим свою речь, я думаю, что каждый из нас наковыряет, пусть это будет учебной задачей, в своей речи найти как минимум 10 привычных конфликтогенов, записать их себе, повесить дома на стенку, и чтобы через неделю, свою речь от них освободить. Ясно?!! Кому ясно, особенно с той интонацией, которая сейчас прозвучала. Конфликтоген. И если у вас есть такие фенечки, «ну понимаешь». Он понимает, в нем есть разные интонации, но эта традиционная «понимаешь», типа «у тебя хватит ума-то?» Если есть понимаешь –интонация, типа «я не знаю, как объяснить», т.е. у тебя с интеллектом все в порядке, а мне затруднительно, это не обидно, вы себя опускаете. А если «понимаешь», мы другого как бы опускаем, тогда это конфликтоген, тогда вы себе это запишите. Угу? Жесты. Например, глаза вот такие удивленные: «Ну ты чудо чудное», да? «Пришли, че пришли-то?» Вот этот вот оборот: «Ну ты че?», сделать при этом идиотское выражение «Ну ты че?» Мы показываем, что он нас своими высказываниями в такое состояние ввел, что мы сами идиотами станем. Составление такого списка категорий и конкретных фраз наверно будет хорошей целью нашей работы, что мы должны получить ну хотя бы через пол часа. Итак, наша задача, в группах по 4 человека взять текст этот и его внимательно проанализировать, чтобы начать составлять хотя бы основные категории, которые составляют стержни конфликтного общения. А в своем общении учите себя общаться без конфликтогенов.



Страница сформирована за 0.14 сек
SQL запросов: 173